СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Октябрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Интерпретация образа зелёного человека в произведениях дж. р. р. толкина и к. с. льюиса


ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ОБРАЗА ЗЕЛЁНОГО ЧЕЛОВЕКА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ДЖ. Р. Р. ТОЛКИНА И К. С. ЛЬЮИСА

Аннотация

Статья посвящена проведённому с точки зрения интерпретации образа Зелёного человека анализу повестей К. С. Льюиса, входящих в цикл «Хроники Нарнии», и трилогии «Властелин Колец» Дж. Р. Р. Толкина. Интерпретация образа Зелёного человека в художественной литературе выдающимися авторами XX века подтверждает его значимость в культуре.

Ключевые слова

Дж. Р. Р. Толкин, К. С. Льюис, образ Зелёного человека, Властелин Колец, Хроники Нарнии, мифология.

Образ Зелёного человека нашёл отражение в произведениях участников литературного клуба «Инклинги» - К. С. Льюиса и Дж. Р. Р. Толкина.

Название «Inkling» достаточно многозначно. Его можно переводить буквально как «намёк». Кроме этого, слово можно трактовать как производное от существительного «ink» (чернила). В таком случае слово «инклинги» можно перевести как «черниль- ники» или «из чернильного рода», что является намёком на род занятий некоторых участников клуба.

Строго говоря, "Инклинги" просто группой друзей: никакой реальной системы членства в клубе не существовало. Лидером клуба был К. С. Льюис, без которого собрания клуба не могли состояться. Помимо К. С. Льюиса, постоянными членами «Инклин- гов» были Дж. Р. Р. Толкин, У. Льюис, Р. Э. Хейуорд, Х. Дайсон и О. Барфилд. Позднее к клубу присоединился единственный, кого можно было бы назвать литератором-про- фессионалом, - Чарльз Уильямс.

К. С. Льюис и Дж. Р. Р. Толкин познакомились в 1926 году, через некоторое время они стали близкими товарищами. Их объединял интерес к мифологии и религии. «Друзьям случалось засиживаться допоздна за беседой о богах Асгарда»[8, с. 59]. Можно предположить, что образ Зелёного человека также упоминался в разговорах, так как в повестях К. С. Льюиса о Нарнии и в трилогии Дж. Р. Р. Толкина «Властелин Колец» встречаются персонажи, обладающие чертами этого мифологического образа.

В трилогии Дж. Р. Р. Толкина «Властелин Колец» образ Зелёного человека нашёл воплощение в нескольких персонажах, как зооморфных, так и антропоморфных.

В первом романе трилогии - «Хранители Кольца» - в главах «Вековечный лес», «У Тома Бомбадила» и «Мгла над Могильниками» главные герои знакомятся с Томом Бомбадилом. Этого героя Дж. Р. Р. Толкин создал задолго до написания истории Кольца. Впервые он появляется в поэме «Приключения Тома Бомбадила», напечатанной в «Оксфордском журнале» в 1934 году.

Происхождение этого героя в романе не объясняется. В главе «У Тома Бомба- дила» главный герой Фродо спрашивает Золотинку - супругу Тома - об этом. Золотинка сообщает, что «Том Бомбадил - всем хозяевам хозяин.. .Том Бомбадил не ведает страха - он здесь извечный хозяин»[7, с. 167]. Спрашивает Фродо и самого Тома о его происхождении, Бомбадил даёт себе такое определение: «Том из древней были: Том, земля и небеса здесь издревле были. Раньше рек, лесов и трав, прежде первых ливней, раньше первых бед и засух, страхов и насилий был здесь Том Бомбадил - и всегда здесь был он»[7, с. 174].

Таким образом, героям не удаётся узнать, кто такой Том Бомбадил, они даже сомневаются, можно ли его назвать человеком: ростом он выше хоббитов, но ниже людей, хотя и выглядит, как человек. В образе Тома Бомбадила особенно выделяются две черты: неспособность бояться, о чём говорит Золотинка, и естественность, близость к природе.

Проявлением обеих этих черт можно считать то, что Бомбадил не страшится силы Кольца. Оно не смогло подчинить Тома себе, потому что его могущество иного характера. Том Бомбадил древнее всего живого, он сам является неотъемлемой частью Заповедного Леса, поэтому на него и не может распространиться сила Тёмного Властелина.

Тесная связь Бомбадила с природой обнаруживается и в эпизоде, где он освобождает хоббитов из западни Старого Вяза. Он разговаривает с деревом и приказывает ему отпустить Пина и Мерри, Вяз подчиняется Тому.

Т. Шиппи - исследователь творчества Дж. Р. Р. Толкина - обращает внимание на естественность Тома Бомбадила, особенно отмечая её проявление в речи героя: «Даже в его манере говорить есть что-то непосредственное»^, с. 194]. При том, что песни, которыми изъясняется герой зачастую представляют собой набор звуков и слов, их смысл для хоббитов становится ясен. Т. Шиппи так характеризует язык Тома: «наверное, самый древний язык на свете, только и умевший, что дивиться да восторгаться»[8, с. 194]. О древности языка, которым пользуется герой, говорит и то, что если Том даёт чему-либо название, то оно «прирастает» к предмету. Так, пони хоббитов никогда уже не отзывались на имена, кроме тех, что им дал Том.

Подтверждение древности Тома Бомбадила обнаруживается в главе «Совет», где Элронд так говорит о нём: «Когда мир Средиземья был юн и прекрасен, а он уже казался древним, как Море.. .Мы звали его Йарвеном Бен-Адаром, Безотчим Отцом Заповедных Земель»[7, с. 327], а Всеславур добавляет: «Он появился здесь некогда первым»[7, с. 328]. Эпитет «безотчий» Т. Шиппи интерпретирует так: «В отличие от древнейших живых существ Средиземья Том не рождался. По-видимому, он жил в этом краю еще до пробуждения эльфов — просто как часть Творения»[8, 196]. Кроме этого, он добавляет, что Тома Бомбадила можно назвать и «Зеленый человек, нерожденный человек, человек, «родившийся сам собою»[8, с. 196].

Происхождение Бомбадила Т. Шиппи объясняет так: «Но что его породило? Очевидно, сама земля. Том Бомбадил — это genius loci, «дух места»[23, с. 197]. Подтверждением этой версии служит и то, что по словам самого Дж. Р. Р. Толкина Том Бомбадил — это «дух (постепенно исчезающий) окрестностей Оксфорда и Беркшира»[8, с. 197].

Таким образом, можно предположить, что в Томе Бомбадиле нашли воплощение черты образа Зелёного человека. Об этом говорит древность этого героя, который считается старейшим из всех живущих. Кроме того, постепенно становиться ясно, что Том Бомбадил - не человек, а существо иного порядка. А его тесная связь с природой, в которой он живёт и способность понимать и управлять ею позволяет предположить, что Бомбадил - дух природы. Эту версию подтверждают и слова самого автора.

Кроме Тома Бомбадила есть и ещё персонажи, которые имеют черты зелёного человека - это онты. Мерри и Пин встречают онта Фангорна или Древня - на всеобщем языке - в Вековечном Лесу Фаногорне, о чём говорится в главе «Древень» романа «Две твердыни». Таким хоббиты увидели онта: «Длинная его голова плотно вросла в кряжистый торс. То ли его серо-зелёное облачение было под цвет коры, то ли это кора и была - трудно сказать, однако на руках ни складок, ни морщин, гладкая коричневая кожа.. .А лицо необыкновеннейшее, в длинной окладистой бороде, у подбородка чуть не ветвившейся, книзу мохнатой и пышной[6, с. 72]. Сам Древень так говорит о себе хоббитам: «Мы, онты, издревле назначены древопасами.. .Онты с деревьями - живое подобие друг друга»[6, с. 78]. Глубокую связь онтов с деревьями заметили хоббиты, когда увидели многих онтов на Онтомолвище: «С подобиями дубов и буков Древень всё же мог, наверное, посчитаться роднёй, но многие онты вовсе на него не походили. Иные были вроде каштанов: кожа коричневая, разлапистые ручищи, короткие толстые ноги. Иные - вроде ясеней: рослые серокожие онты, многопалые и длинноногие. Были ещё пастыри сосен и елей (эти самые высокие), пестуны берёз, рябин, лип»[6, с. 92]. Хоббиты отмечают, что даже самые старые онты «по виду намного моложе Древня»[6, с. 92]. Эту мысль подтверждает Гэндальф в главе «Белый всадник», когда рассказывает Арагорну, Гимли и Леголасу про онтов: «Древень - это и есть Фангорн»[6, с. 116], то есть Гэндальф указывает, что Древень не просто один из онтов, он «главный здешний лесовод, извечный обитатель Средиземья»[6, с. 116]. Таким образом, становиться ясно, что онт Древень, как и Том Бомбадил - древнейшее существо особенно тесно связанное с природой. В главе «Дорога на Изенгард» Гэндальф то же самое говорит конунгу Теодену: «Фангорн, древнейший и главнейший из онтов; переговоришь с ним - и услышишь первого из ныне живущих»[6, с. 187].

Однако о происхождении онтов в книге не даётся разъяснений. Д. Колберт в книге «Волшебные миры Властелина Колец» так пишет об этом: «Онты являлись загадкой для других обитателей Средиземья. Во «Властелине Колец» Толкин не даёт объяснений по поводу их происхождения. После того, как книга была опубликована, он сообщил читателям, что онты - самые древние обитатели Средиземья, созданные.. .одновременно с орлами»[2, с. 93].

Таким образом, можно сделать вывод, что в онтах, как и в Томе Бомбадиле проявились черты Зелёного человека. Об этом говорит то, что онт Древень, считается старейшим из живущих в Средиземьи, кроме того его можно считать «духом леса Фан- горна», так как он является главнейшим из онтов и его имя тождественно самому названию Леса. Кроме этого, связь онтов с Образом зелёного человека подтверждает и их характерный внешний вид: «нечто среднее между деревом и человеком»[6, с. 72].

Один из центральных образов цикла повестей К. С. Льюиса «Хроники Нарнии» - Лев Аслан. Это имя заимствовано К. С. Льюисом из «Тысячи и одной ночи», в переводе с тюркского оно и означает «лев». С образом Аслана связано множество христианских аллюзий, но он имеет связь и с языческими корнями.

В хронологически первой повести цикла - «Племянник мага» - читатели впервые встречают Аслана. Это происходит, когда в необитаемом мире Лев своим пением творит волшебную страну Нарнию. Героиня повести - Полли - так описывает это: «Когда из его рта вылетел каскад быстрых, лёгких звуков, Полли не удивилась, увидев, что землю вдруг усыпал первоцвет. Она убедилась с непередаваемым восторгом, что всё вокруг выходит (как она потом говорила) «из львиной пасти»[4, с. 109].

В следующей повести Хроник - «Лев, колдунья и платяной шкаф» - есть эпизод, где Аслан своим дыханием оживляет животных и других существ, обращённых в статуи: «После того как Аслан дунул на каменного льва, по белой мраморной спине пробежала крошечная золотая струйка.. .Задние лапы и хвост были ещё каменные, но он тряхнул гривой, и все тяжёлые каменные завитки заструились живым потоком»[4, с. 337].

Можно предположить, что одним из источников этих эпизодов могли послужить средневековые бестиарии, которые одним из свойств льва называли способность оживлять дыханием: «Когда львица родит, то приносит мёртвого и слепого детёныша, сидит она и сторожит его до трёх дней. Через три дня приходит лев, дунет ему в ноздри, и детёныш оживёт»[1, с. 97].

Необходимо отметить, что мотив произрастания побегов изо рта льва является характерным для зооморфной разновидности образа Зелёного человека, который мог быть представлен львиной маской из пасти которой растут древесные побеги.

Ещё одной чертой, указывающей на родство образа Аслана с образом Зелёного человека, является связь Льва с цикличностью природы. В повести «Лев, колдунья и платяной шкаф» говорится о том, что под властью Колдуньи Нарния погрузилась в вечную зиму. Об этом Люси сообщил Мистер Тамнус: «Она та самая, у кого вся Нарния под башмаком. Та самая, из-за которой у нас вечная зима»[4, с. 208]. Напротив, с появлением Аслана зима заканчивается и приходит весна. Бобр читает детям старинное предание, посвящённое этим событиям: «Справедливость возродится - стоит Аслану явиться. Он издаст рычанье - победит отчаянье. Он оскалит зубы - зима пойдёт на убыль. Гривой он тряхнёт - нам весну вернёт»[4, с. 260]. Позднее - в главе «Аслан всё ближе» - на роль Аслана в победе над зимой указывает слуга Белой Колдуньи: «Это не оттепель, - остановившись как вкопанный, сказал гном. - Это - Весна!.. Вашей зиме пришёл конец! Это работа Аслана!»[4, с. 297].

Важно указать, что происхождение Зелёного человека часто связывают с циклическими культами плодородия, например с культом шумерского бога Думузи. Связь Аслана с плодородием и весной также позволяет сделать вывод о его связи с образом Зелёного человека.

Таким образом, можно предположить, что в образе Льва Аслана воплотились некоторые черты зооморфного Зелёного человека. Об этом говорит, в первую очередь, то, что своим дыханием Аслан способен порождать жизнь и оживлять. Следует отметить, что этот мотив близок «мотиву льва, выбрасывающего струю воды.. .Эти львы.. .символизируют солнце - источник жизни»[1, с. 401]. Кроме, собственно, создания жизни, Аслан способен возрождать плодородие земли, что указывает на его связь с культами плодородия, умирания и возрождения земли, что также является одной из черт Зелёного человека.

Несмотря на тесную взаимосвязь образа Аслана с языческими мотивами, нельзя не отметить также, что с образом Аслана связано и большинство христианских аллюзий в тексте. Интересно отметить, что К. С. Льюис в создании этого образа использует языческие и христианские мотивы схожие по форме. Так, в главе «Тайная магия ещё более стародавних времён» повести «Лев, колдунья и платяной шкаф» говорится о том, что Аслан гибнет, но возрождается. Мотив смерти и нового рождения в язычестве связан с плодородием и цикличностью. Эту роль Аслан также играет, но в данном эпизоде он олицетворяет христианскую идею самопожертвования, так как Лев добровольно принёс себя в жертву вместо предателя.

Сам К. С. Льюис писал: «Разумеется, я имел в виду Льва от колена Иудина»[3, с. 120], то есть - Иисуса Христа, одним из символов которого и является лев. Августин Блаженный объяснял этот символ так: «Львом называется закланный агнец: львом - за силу, агнцем - за его невинность»[1, с. 97]. Следует отметить, что Аслан гибнет на Жертвенном Столе, что связывает образ Льва с библейской легендой о заклании агнца.

Следует отметить, что «Хроники Нарнии», по мнению автора, являются циклом мифов. Концепция мифа была важна для К. С. Льюиса, так как «именно через миф он пришёл к христианству»[5, с. 160]. Долгий путь писателя к христианству был основан, по его собственным словам, на узнавании христианских мотивов в мифологии. К. С. Льюис полагал, что «языческая мифология - это своеобразная подготовка к появлению Евангелия»[5, с. 159].

Таким образом, в творчестве К. С. Льюиса тесно переплетаются языческие мифы и христианские мотивы. Поскольку язычество он считал подготовительным этапом к христианству, то становится ясно, что многие мифологические мотивы наполнены у К. С. Льюиса и христианскими значениями. Как, например, образ Льва Аслана, который соединяет в себе черты языческого Зелёного человека и Христа.

Проанализировав произведения Дж. Р. Р. Толкина из трилогии «Властелин Колец» и К. С. Льюиса из цикла «Хроники Нарнии» с точки зрения интерпретации в них образа Зелёного человека, можно сделать несколько выводов.

Необходимо отметить, что в произведениях обоих писателей можно найти персонажей, которые воплощают черты Зелёного человека. Однако эти герои не одинаковы и демонстрируют разные свойства Зелёного человека.

В романах из трилогии «Властелин Колец» присутствует несколько героев, имеющих черты Зелёного человека. В первую очередь, это - Том Бомбадил. Он имеет антропоморфный вид, однако является не человеком, а иным существом, на что неоднократно обращается внимание читателя. Кроме этого Бомбадил, тесно связан с природой, однако автор показывает только способность Тома общаться с природой и управлять ею, но в текстах не указано, что Бомбадил - способен творить жизнь.

Ещё одним героем трилогии близким к образу Зелёного человека является онт Древень. Он, как и Том, скорее антропоморфен, хотя, во многом, напоминает дерево. Однако Древень также не является творцом и может только управлять природой Фан- горна.

Таким образом, в произведениях Дж. Р. Р. Толкина находит воплощение более поздний - антропоморфный - языческий вариант Зелёного человека.

В повестях из цикла Хроник Нарнии Лев Аслан воплощает такие свойства Зелёного человека как порождение жизни своим дыханием, то есть, из пасти и цикличность природы. Таким образом, у К. С. Льюиса интерпретируется наиболее архаичный - зооморфный - вариант Зелёного человека, связанный с мотивами рождения и плодородия. Однако К. С. Льюис наполняет этот образ и христианским содержанием.

Таким образом, в произведениях Дж. Р. Р. Толкина и К. С. Льюиса интерпретируются разные варианты образа Зелёного человека. Дж. Р. Р. Толкин использует более поздний облик Зелёного человека, однако наполняет его только языческими мотивами. В то время как К. С. Льюис, напротив, использует более архаичный облик Зелёного человека, но дополняет его христианскими чертами, иллюстрируя тем самым гипотезу о значимости явления «христианской интерпретации» в трансформации образа Зелёного человека.

Список литературы:

Волков А. В. Код Средневековья. Загадки романских мастеров. / А. В. Волков.

М.:Вече, 2013. - 448 с.

Колберт Д. Волшебные миры «Властелина Колец». / Пер. с англ. С. В. Смирнова и Е. В. Широниной / Д. Колберт - М.:РОСМЭН-ПРЕСС, 2003. - 192 с.

Льюис К. С. Собрание сочинений, том 6. / К. С. Льюис - М.:Фонд имени Александра Меня, 2006. - 380 с.

Льюис К. С. Хроники Нарнии: Волшебные сказки. / Пер. с англ. Г. Островской и Н. Трауберг / К. С. Льюис. - СПб.:Сов. Писатель, 1992. - 512 с.

Матвеева А. С. Концепция мифа в этико-эстетических воззрениях К. С. Льюиса. / А. С. Матвеева // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского.

2012. - №1 (2). - с. 159-161.

Толкиен Дж. Р. Р. Две твердыни. / Пер. с англ. В. Муравьёва / Дж. Р. Р. Толкиен. - М.:Радуга, 1990. - 416 с.

Толкиен Дж. Р. Р. Хранители. / Пер. с англ./Предисл. В. Муравьёва / Дж. Р. Р. Толкиен. - М.:Радуга, 1991. - 496 с.

Шиппи Т. Дорога в Средьземелье (Путеводитель по миру Толкина). / Т. Шиппи. - СПб.:Лимбус-Пресс, 2003. - 824 с.


Шереметьева Л.В. - студентка, Хабаровский государственный институт искусств и культуры, Россия, г. Хабаровск





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ