СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Май   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Перспективы развития северо-кавказского туристско-рекреационного кластера


ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННОГО КЛАСТЕРА

В статье доказываются тезисы об объективной обусловленности кластерного подхода в туризме и территориальном развитии; об эффективности и неизбежной закономерности возникновения кластеров в туризме за рубежом, а также необходимости адаптации подобных форм в национальной практике; о противоречиях в реализации кластерных инициатив в туризме северо-кавказского макрорегиона.

Вписываясь в общемировые тренды, а также, осознавая острую необходимость использования на благо страны и ее регионов уникального туристско-рекреационного потенциала, в последние годы федеральной властью, а также региональными администрациями инициирован ряд мер в попытке адаптировать кластерный подход в национальном ТРК. Именно подобный формат развития отрасли, по прогнозу Всемирной Туристской Организации, позволит России к 2020 г. войти в первую десятку стран на мировом рынке туристских услуг (справочно: по оценкам Всемирного экономического форума в рейтинге стран мира по Индексу конкурентоспособности сектора путешествий и туризма 2013 года Россия заняла 63 место) [1, рр. 298-299].

Названые обстоятельства в полной мере имеют отношение к Северо- Кавказскому макрорегиону, который, как известно, обладает всеми предпосылками развития туристско-рекреационного комплекса, однако доля которого в валовом региональном продукте не превышает 2%, а в общем объеме национального сектора - 6%, равно как и хроническая отсталость северо-кавказских регионов практически по всем ключевым макроэкономическим показателям.

Между тем, в многочисленных исследования справедливо отмечается, что именно кластерный подход, стимулируя развитие ТРК, позволит последний не только адаптировать к условиям рыночной среды и высоко конкурентного мирового рынка, но также превратить в один из ключевых драйверов развития северо-кавказского макрорегиона [2, с. 75-82].

Подобные целевые ориентиры нашли отражение в утвержденном федеральным правительством ряде концептуальных документов, а также разработанных на их основе и реализуемых ныне на практике кластерных инициативах. В указанной связи речь идет о таких программнозаконодательных инициативах, как ФЦП «Юг России (2008 - 2013 годы)» (Постановление Правительства РФ от 14 января 2008 г. № 10), Стратегия социально-экономического развития СКФО до 2025 года (Распоряжение Правительства РФ от 6 сентября 2010г. № 1485-р), «О создании туристического кластера в СКФО, Краснодарском крае и Республике Адыгея» (Постановление Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 833 (ред. от 27.12.2012), «Об особых экономических зонах в СКФО (Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2011 г. № 1195), Государственная программа РФ «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года (Распоряжение Правительства РФ от 17 декабря 2012 г. № 2408-р).

В их рамках предполагается создание на Северном Кавказе, а также на сопредельных с ним территориях Краснодарского края и Республики Адыгея туристско-рекреационного кластера, включающего 7 крупных горноклиматических курортов, прибрежный Каспийский кластер, а также субрегион КМВ. Последний, точнее особая экономическая зона туристско- рекреационного типа "Гранд Спа Юца", был включен 27 декабря 2012 года [3].

По сценарным прогнозам, реализация столь масштабного проекта предполагает для ТРК макрорегиона 5-10 миллионный ежегодный туристский трафик, при общей емкости курортов в 250 тыс. человек, наличие более 1000 км горнолыжных трасс, свыше 200 канатных дорог.

Для экономики южных регионов прямой вклад кластерного проекта в ВРП к 2025 году составит более 2,5 трлн. руб. накопленным итогом, ежегодные налоговые поступления свыше120 млрд, руб., дополнительная занятость более чем 300 рабочих мест. Кроме того, развитие северо- кавказской туриндустрии обеспечит существенный мультипликативный эффект в смежных отраслях промышленности и сельского хозяйства, инфраструктурное обустройство территорий, а также позволит задействовать предпринимательский и сервисный потенциал этноэкономики.

Очевидно, что реализация на практике, подобного кластерного мегапроекта, предполагающая адекватное его масштабам ресурсное и институциональное обеспечение, не лишена, что вполне закономерно, противоречий.

Прежде всего, речь идет об организационном обеспечение кластерных инициатив, носящее отчасти фрагментарный и разрозненный характер, к которому ныне имеют отношение различные властные или уполномоченные структуры.

Главным среди них Правительством РФ определило ОАО «Курорты Северного Кавказа» в качестве функционала по развитию особых экономических зон. Однако подобный институт, ориентированный, прежде всего, на частного инвестора, не может и не должен координировать работу властных структур, тем более определять приоритеты и рамочные условиях реализации кластерной политики в СКФО.

Между тем, системный характер последней, как показывает европейская практика, предусматривает скоординированную работу (в нашем случае в рамках Аппарата полномочного представителя Президента РФ в СКФО) по созданию адекватных условий кластеризации на государственном и региональном уровнях на начальных ее этапах, а по мере развития - на местном и корпоративном.

Формирование Северо-Кавказского туркластера предполагает, его активное инфраструктурное обустройство, не только в контексте транспортной логистики, инженерных коммуникаций, гостиничного сектора, но также в сфере аттракции. Развитию последней способствует как наличие ресурсной базы в виде исторических, археологических, природных, ландшафтно-эстетических объектов и самобытной культуры народов Северного Кавказа, так и стимулирование на их основе познавательного, экологического, событийного, делового туризма, что также позволит разнообразить отдых и сделать приток рекреантов круглогодичным.

Поскольку реализации масштабных комплексных инфраструктурных проектов, ведется в рамках разного рода федеральных программ таких, как «Юг России (2008-2012 гг.)», «Развитие транспортной системы России (2010-2015 гг.)», а также инвестиционных программ инфраструктурных компаний ОАО «Газпром», ОАО «РЖД», ОАО « РусГидро», МРСК, ФСК возникает острая необходимость не только в их координации, но также в стимулировании инвестиционной активности указанных структур.

Это тем более необходимо, имея в виду сложные высотно-ландшафтные условия горных территорий, которые приводят к удорожанию строительных работ. Кроме того, удаленность, труднодоступность и относительно малая инфраструктурная емкость горных курортов открывает для инфраструктурных компаний возможности для обкатки энерго- и ресурсосберегающих технологий. Это тем более необходимо, в силу того, что ныне зеленые туризм и рекреация, зеленые технологии в гостиничном хозяйстве и обустройстве туризма являются объективным требованием времени, а экологические проблемы занимают ключевое место в деятельности Всемирной туристской организации (ЮНВТО).

Очевидно, что реализация столь масштабных проектов остро ставит вопрос об инвестициях, объем которых оценивается в 450 млрд руб., из которых 60 млрд руб. в основном в инфраструктуру предполагаются бюджетные [4].

При этом, как показывает опыт развитых стран, государство играет ключевую роль в финансировании кластерных проектов, прежде всего, на стадии их активации, одновременно стимулируя инвестиционную активность бизнеса. Это тем более является очевидным в условиях кризиса.

Подобная модель реализуется в северо-кавказском туркластере, где государство, с одной стороны, как правило, в программно-целевом формате осуществляет бюджетную поддержку в основном инфраструктурных проектов, а с другой предусматривает комплекс стимулирующих мер частного инвестирования, как, например, государственные гарантии РФ - до 70% от суммы кредита, привлекаемого на срок от 3 до 10 лет (в 2013 году на эти цели предусмотрен 1 млрд, долларов США - прим, автора), средства Инвестиционных фондов РФ и субъектов РФ. В названном перечне существенный инвестиционный потенциал несет режим особой экономической зоны, предусматривающий, как известно, многочисленные преференции ее резидентам сроком на 49 (вместо 20) лет с 1 января 2013 года. На территории СКФО подобные образования туристско-рекреационного типа приурочены к кластерным территориям (подобная новация стала возможной также с 1 января 2013 года - прим, автора).

Таким образом, кластерный подход правомерно рассматривать как особую территориально-отраслевую форму модернизации экономики Северо- Кавказского макрорегиона, позволяющую задействовать уникальный рекреационный потенциал, консолидировать усилия государства, бизнеса и общества на стратегических императивах «форсированного роста... для постепенного обеспечения самодостаточного существования субъектов РФ, входящих в состав СКФО, а также содействие их интеграции в национальную и мировую экономику» [5].

Список литературы

The Travel & Tourism Competitiveness Report 2013. - Geneva: World Economic Forum, 2013.-485 pp.

Разработка модели реализации Стратегии развития санаторно-курортного и туристско-рекреационного комплекса КМВ / Под общей редакцией Н.В. Медяник, Г.И. Ши- биченко. Научное издание. - Пятигорск: ФГАОУ ВПО «СКФУ», филиал в г. Пятигорске, 2012. - 212 с.

Постановление Правительства РФ от 27.12.2012 № 1434 «О включении особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на территории Ставропольского края в состав туристического кластера, предусмотренного постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. N 833»

Проблемы и перспективы управления развитием сферы рекреации и туризма в СКФО. Научное издание. - Пятигорск: ФГАОУ ВПО «СКФУ», филиал в г. Пятигорске, 2014.-216 с.

Стратегия развития Северо-Кавказского федерального округа на период до 2025 года: Распоряжение Правительства РФ от 6 сентября 2010 г. № 1485-р

УДК 336.647/.648


КАР АБАШЕВА САБИНА ЮРЬЕВНА Россия, г.Пятигорск, Северо-Кавказский федеральный университет karabaschewa . sabina [AT] yandex . ru





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ