СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Октябрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Тенденции развития финансовой безопасности развивающихся рынков


ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РАЗВИВАЮЩИХСЯ РЫНКОВ

В статье рассматриваются институциональные формы обеспечения финансовой безопасности развивающихся рынков под влиянием современных тенденций мирового хозяйства в единстве постиндустриализации, глобализации, либерализации, транснационализации, унификации правил хозяйствования. Исследуется необходимость перехода контроля за инвестиционными рисками либо к транснациональным финансовым организациям, либо к финансовым пулам в рамках региональных экономических интеграционных группировок. Дан критический анализ идеи создания валютного пула странами БРИКС и обосновывается необходимость создания финансового пула.

Ключевые слова: тенденции развития мировой экономики, институциональные формы, развивающиеся рынки, глобализация, финансовый пул, БРИКС.

В условиях глобализации международного движения продуктовых и финансовых потоков высокую степень актуальности приобретает исследование институциональных форм реализации безопасности экономик постсоциалистических стран. Рынки этих стран, а также Китая, Индии и Бразилии получили название развивающихся рынков из-за их особой волатильности и динамичности. Формирование финансовой безопасности и её институциональных форм в таком экономическом пространстве осуществляется под влиянием современных тенденций развития мирового хозяйства.

Г лавной тенденцией мировой экономики в конце XX-го - начале XXI века является постиндустриализация, означающая переход от производства основной массы торгуемых продуктов (товаров, услуг и идей) системой специализированных машин к производству на станках с числовым программным управлением, т. е. с использованием информационных технологий в создании и продвижении продукта на рынок, в проведении расчётов и ведении учёта финансовых потоков (постиндустриальные технологии), что изменяет структуру капитала в реальном секторе экономики. [1, с. 11]

Важнейшей чертой такого общества является повышение удельного веса услуг, особенно в реальном и финансовом секторах экономики. Интеллектуальные услуги расширяют сферу функционирования, благодаря чему становиться возможным решение проблем создания механизмов обеспечения экономической, экологической, продовольственной и финансовой безопасности.

Постепенный переход на наукоёмкие технологии замедляет спрос на природные ресурсы, особенно в развитых странах, что проявляется на финансовых рынках в высокой волатильности и рынке нефти в снижении её цены. Обилие и доступность экономической информации в сочетании с удешевлением средств связи и транспорта стало мощным катализатором международного движения мобильных факторов производства - капитала, рабочей силы и технологий. В современном мировом хозяйстве сохраняется (и будет сохраняться) разрыв в уровнях социально-экономического развития и фундаментальные различия институциональной структуры общества между странами и регионами мира, но соотношение стран с развивающимся рынком и стран, лидирующих по уровню экономического развития, неуклонно меняется в сторону многополярности. Причем во второй половине XX века, когда были достигнуты рекордные в истории человечества темпы экономического развития, этот процесс ускорился. В результате вслед за Японией в число развитых стран вошли Южная Корея, Сингапур и Тайвань, а в дальнейшем, активно заявили о себе новые индустриальные страны, Китай и Индия.

Если в предыдущие столетия в мире росла экономическая мощь стран Запада, а затем России и Японии, то в последние десятилетия XX в. шёл обратный процесс - в мировом ВВП растёт доля стран с развивающимся рынком - постсоциалистических стран, государств Центральной Азии, Турции, Индии, Китая, Бразилии, Южно-Африканской республики. Внутри группы развитых капиталистических стран в 70-80 гг. ХХ века сложилась «триада» из США, ЕС и Японии. Среди развивающихся стран по своей экономической динамике выделяются новые индустриальные страны, в то время как наименее развитые страны все больше отстают, однако они, например, используют Содружество наций под эгидой Англии, чтобы повысить положительные эффекты от международного движения продуктовых и финансовых потоков в протекционистских рамках этого объединения. Третьим экономическим центром мирового хозяйства всё больше становиться не только Япония, а вся Восточная и Юго-Восточная Азия, превращающаяся в Азиатско-Тихоокеанского макрорегион под влиянием процесса экономической интеграции стран-членов ЕАЭС, ШОС, БРИКС, АТЭС. И хотя процесс регионализации был больше характерен для индустриального этапа развития мировой цивилизации, борьбы США с полицен- тричным мировым хозяйством постоянно порождает в ХХ1 веке протекционистские экономические интеграционные объединения в европейском, азиатском, африканском и южноамериканском макрорегионах.

В структуре показателей интернационализации хозяйственной жизни (экспортной квоте, доле иностранных товаров на внутреннем рынке, объёме экспорта/импорта товаров и услуг на душу населения, отношении иностранных капиталовложений к ВВП страны, их доли в её ежегодных инвестициях, доли иностранной рабочей силы в общем числе занятого населения, доли иностранных патентов и лицензий, в общем числе зарегистрированных в стране патентов и лицензий) стран мира происходят фундаментальные изменения: увеличивается удельный вес стран с развивающимся рынком по сравнению с развитыми странами. Конечно, изначально важнейшую роль в этом процессе сыграли прямые инвестиции ТНК развитых стран, особенно США, Японии и Г ермании при создании зарубежных филиалов.

Однако, на смену интернационализации пришло новое качественное состояние мирового хозяйства - глобализация, когда мировое экономическое пространство стало сферой движения не только торгуемых товаров и услуг, но и мобильных факторов производства. Глобализацию, кроме того, породили и процессы регионализации. Эта тенденция индустриального этапа развития мировой цивилизации характеризует объединение стран одного или соседних регионов в различных формах экономической интеграции (преференциальных соглашений, зон свободной торговли, таможенных и экономических (валютных) союзов) на основе глубоких и устойчивых экономических связей между их компаниями.

Информационные технологии уже в XX веке произвели серьёзные корректировки в осмыслении государственного регулирования экономики, его усиление было вынуждено переходить от инструментов протекционизма к либерализации мирохозяйственных связей, адекватных открытости информационного пространства, благодаря развитию интернет и спутниковой связи. Либерализация как важнейшая тенденция постиндустриального общества наиболее рафинированно выражена в принципах ВТО. В результате их постепенной реализации экономика большинства стран мира стала превращаться во всё более открытую, характеризующуюся значительно большими темпами роста по сравнению с закрытой за счёт снижения таможенных пошлин, отмены нетарифных методов регулирования, создания благоприятной инвестиционной среды для привлечения зарубежных прямых инвестиций, ликвидации не только внутри региональных группировок, но и к третьим странам, барьеров перемещения рабочей силы (МОТ) и технологий (МАГИ).

Итак, доминирующими тенденциями развития современного мирового хозяйства являются постиндустриализация технологий производства и обращения, глобализация продуктовых и финансовых потоков, либерализация государственного регулирования мирохозяйственных связей, транснационализация капитала и процесса создания готового продукта, унификация норм и правил хозяйственной жизни наднациональными организациями в различных отраслевых сегментах мировой экономики, политики и права.[2] Последние две тенденции являются производными от первых трёх и одновременно оказывают активное влияние на их развитие.

Финансовая безопасность развивающихся рынков обеспечивается институциональными формами, формирующимися, во-первых, в процессе банковской, страховой, инвестиционной транснационализации международного движения финансовых услуг. Во-вторых, унификацию правил хозяйственной жизни современного мирового экономического порядка реализуют в жизнь такие международные организации, как Международный валютный фонд (МВФ), Мировой банк, Всемирная торговая организация (ВТО), Банк Международных расчётов, они охватывают регулирование международных валютных, расчётных, кредитных, торговых отношений, служат основой цивилизованных сделок в сфере международного обмена. Это доминирование внешних требований и норм над внутристрановыми в процессе международного экономического развития создаёт важный противовес правилам внутри ТНК [3; 4].

Это противоречие между транснациональным и наднациональным регулированием свободного перемещения продуктовых и финансовых потоков порождает эффективный механизм согласования интересов всех субъектов международных сделок. Появляются конкретные институциональные формы обеспечения финансовой безопасности, что особенно важно для стран с институционально развивающимся рынком. Чем более развитое общество, тем конкретнее становиться институционализация субъектной структуры каждой экономической операции, чётче прописана в правовых актах и подзаконных инструкциях функциональная роль каждой организации в алгоритме успешно завершённой трансакции. В международной экономике такие институциональные формы в основной массе достаточно стандартизированы международными экономическими организациями, такими как ВТО, МВФ, БМР, специализированными учреждения по гарантированию доступности и безопасности кредитно-финансовой поддержки при ООН (МБРР, МАР, МФК и МАИГ), согласованы и закреплены в международном праве, в межправительственных соглашениях, в традициях и правилах проведения сделок на ведущих биржах мира. Однако, в национальных гражданских, таможенных, налоговых и иных кодексах нормативные механизмы осуществления сделок, в том числе, международных, ещё имеются значительные отклонения от международно принятых механизмов цивилизованного согласования интересов Потребителя и Производителя, Заказчика и Исполнителя исходя из предпочтений Гражданина Мира, из закономерностей обмена и его экономических эффектов, влияющих на благосостояние граждан, фирм и государств.

Ослабление экономической независимости стран, делегирование всё большего числа экономических функций национальных государств международным экономическим организациям и транснациональным корпорациям ярко высветили к концу XX века проблему экономической безопасности стран в процессе развития их мирохозяйственных связей. Созданная после второй мировой войны система межгосударственного регулирования мирохозяйственных связей сегодня нуждается в совершенствовании. По аналогии превращения ГАТТ в ВТО, и на основе реализации в жизнь принципов этой организации как наиболее прогрессивных в условиях доминирующего развития открытых экономик должна произойти реформа МВФ, наднациональное регулирование деятельности ТНК, национальных и региональных финансовых центров.

Финансовая безопасность стран с формирующимися рынками кредитно-финансовых услуг может быть обеспечена переходом контроля за инвестиционными рисками либо к транснациональным финансовых организациям, либо к финансовым пулам в рамках региональных экономических интеграционных группировок. Страны-члены БРИКС уже обозначили необходимость сознания валютного пула, однако, валютный рынок - лишь часть финансового рынка. Поэтому эффективность страхования валютного рынка с помощью создания пула может стать реально эффективной при одновременном создании кредитного, финансового и страхового пула. Каждый из этих международных рынков имеет базовую значимость для валютного рынка, который лишь обслуживает движение международных продуктовых и финансовых потоков. С одной стороны, механизм хеджирования биржевых сделок с этими активами уже существует как общеэкономическая платформа финансовой безопасности. С другой стороны, формирование региональных и иных финансовых центров с собственными валютами для локальных международных расчётов позволит создать условия для роста спроса на эти валюты, следовательно, роста их курса на мировых валютных биржах в противовес международной монополии доллара и евро. Пока же в странах с развивающимися рынками наблюдается высокая доля долларовой наличности в сбережениях населения, что резко ограничивает депозитную базу коммерческих банков. Банки значительную часть аккумулируемых средств размещают в обязательствах центральных банков из-за непомерно высоких учётных ставок и норм банковских резервов. Центральные банки таких стран большую часть активов размещают в валютные резервы, чтобы обеспечить стабильность национальной валюты периодическими интервенциями на валютном рынке. В итоге аккумулированная депозитами денежная наличность перераспределяется национальной банковской системой в кредитование американской экономики. Это ослабляет управление инвестиционными рисками, замедляет трансформацию депозитов в кредитный ресурс для национальных предпринимателей или в капитализацию национального фондового рынка. Следствием этого стала компенсация дефицита предложения дешёвых денег для сделок и для инвестиций в реальный сектор национальных экономик интенсивным импортом финансовых услуг. Прямые инвестиции иностранных и национальных сырьевых ТНК стали обслуживаться иностранными финансовыми институтами (банками, страховыми, аудиторскими и инвестиционными компаниями), что создало институциональный разрыв между обслуживанием частных депозитов в национальных банках и крупных счётов эффективных инвесторов зарубежными банками и их филиалами. То есть самый привлекательный ресурс коммерческих банков оказался у нерезидентов. Для финансовой безопасности развивающихся рынков необходимо снизить учётные ставки, нормы банковских резервов и валютные интервенции Центральными банками с целью создания благоприятного инвестиционного климата в стране с развивающимся рынком. Важно учитывать негативный опыт Венгрии, Польши, Чехии, Аргентины, Бразилии и Мексики, компании которых с 1990-х годов самостоятельно выходили на международные кредитные и фондовые рынки, что душило все сегменты внутреннего финансового рынка и снижало капитализацию рынка акций к ВВП. Не менее значимо учитывать положительный опыт стран Юго-Восточной Азии (Южной Кореи, Таиланда, Малайзии), в которых фирмы финансировались через посредство национальных банков и фондовых сделок, что повысило обеспеченность экономики дешёвым кредитом, а уровень капитализации и ликвидности рынков за 15 лет достигли показателей развитых стран.

Также есть все основания полагать, что только в условиях новой глобальной системы управления финансовой безопасностью развитых и развивающихся рынков в XXI веке продолжится интенсивное развитие всех форм мирохозяйственных связей.

Автор считает, что в данной работе новыми являются следующие положения и результаты:

доминирующими тенденциями развития современного мирового хозяйства являются постиндустриализация технологий производства и обращения, глобализация продуктовых и финансовых потоков, либерализация государственного регулирования мирохозяйственных связей, транснационализация капитала и процесса создания готового продукта, унификация норм и правил хозяйственной жизни наднациональными организациями в различных отраслевых сегментах мировой экономики, политики и права;

финансовая безопасность развивающихся рынков обеспечивается институциональными формами, формирующимися, во-первых, в процессе банковской, страховой, инвестиционной транснационализации международного движения финансовых услуг, во-вторых, унификацией норм и правил хозяйственной жизни современного мирового экономического порядка в рамках МВФ, Мирового банка, ВТО, БМР;

противоречие между транснациональным и наднациональным регулированием свободного перемещения продуктовых и финансовых потоков порождает эффективный механизм согласования интересов всех субъектов международных сделок;

в международной экономике конкретные институциональные формы обеспечения финансовой безопасности в основной массе достаточно стандартизированы специализированными учреждения по гарантированию доступности и безопасности кредитно-финансовой поддержки развивающихся стран при ООН (МБРР, МАР, МФК и МАИГ), согласованы и закреплены в международном праве, в межправительственных соглашениях, в традициях и правилах проведения сделок на ведущих биржах мира;

необходимо выявить и исключить из национальных гражданских, таможенных, налоговых и иных кодексов любые отклонения от международно принятых форм цивилизованного согласования интересов с учётом закономерностей обмена и его экономических эффектов, влияющих на благосостояние граждан, фирм и государств;

финансовая безопасность стран с формирующимися рынками кредитно-финансовых услуг может быть обеспечена переходом контроля за инвестиционными рисками либо к транснациональным финансовых организациям, либо к финансовым пулам в рамках региональных экономических интеграционных группировок типа БРИКС;

эффективность страхования валютного рынка с помощью создания пула может стать реальной при одновременном создании кредитного, финансового и страхового пула.

Литература

Васильев П.П. Современные тенденции формирования трудового потенциала и развития интеллектуального капитала / П.П. Васильев, О.М. Шевелева // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. - 2014. - № 5. - С. 7-16

Шевелева О.М. Актуальные проблемы финансового и кредитного управления международными факторными и продуктовыми потоками / О.М. Шевелева // Концепции денежного обращения, кредита и международного движения капитала: история, современность и тенденции развития: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 100-летию проф. М.Ю. Бортника / РГЭА, РГУ, ЮРГИ. - Ростов- на-Дону: Изд-во РГЭУ, 2001, - С. 274-277.

Шевелева О.М. Противоречия институциональных форм глобализации и глобальных проблем/ О.М. Шевелева // Развитие России в условиях глобализации мировой экономики: материалы Международной научнопрактической конференции (Ростов-на-Дону, 22-24 мая 2008 г.): в 3-х т. Т.2 / под ред. А.Ю. Архипова, Ю.М. Осипова, В.А. Алёшина, В.Н. Овчинникова. - Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008, - С. 218-227.

Буневич К.Г., Ефимов В.С. Основные направления национальной стратегии финансовой безопасности//Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. - 2015. - № 3 (14). -С. 68-74.


Шевелева Ольга Моисеевна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры экономики и менеджмента филиал Московского университета имени С.Ю. Витте, г. Ростов-на-Дону





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ