СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Июль
  Август   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Современная экономика: рентная сущность, проблема неравенства


СОВРЕМЕННАЯ ЭКОНОМИКА: РЕНТНАЯ СУЩНОСТЬ, ПРОБЛЕМА НЕРАВЕНСТВА

Рассмотрены основные тенденции, характеризующие современную экономику (усиление процессов глобализации, международной интеграции и интернационализации производства и потребления, нарастание социального и экономического неравенства и их последствий). Рассмотрены современные теории и концепции мирового развития. Сделаны выводы о рентном характере современной экономики. Обоснована необходимость повышения роли государства в современной экономике. Сделано заключение о целесообразности корректировки механизмов распределения и перераспределения доходов для обеспечения приемлемой дифференциацию доходов населения и поддержания покупательского спроса на товары и услуги.

Ключевые слова: тенденция, глобализация, неравенство, теория, концепция, рента, монополия, доход, распределение, перераспределение.

Развитие мировой экономики в конце ХХ - начале XXI века характеризуется рядом характерных тенденций. В первую очередь, это усиление процессов глобализации, международной интеграции и интернационализации производства и потребления, идущих на фоне истощения мировых запасов природно-сырьевых ресурсов, что обусловлено как постоянным ростом численности населения планеты, так и увеличением потребления природных ресурсов в экономически развитых странах и странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Отсюда - усиление конкуренции на мировых рынках, нарастание дисбалансов в мировой торговле и движении капиталов, сопровождаемое переформатированием мировой финансовой системы, появлением новых мировых центров экономического развития в Азии и Латинской Америке, формированием новых региональных интеграционных объединений стран, транснациональных компаний и межнациональных корпораций. При этом роль ТНК как основного агента и катализатора глобализации мировой экономики продолжает расти. Доля ТНК в совокупной добавленной стоимости мира перевалила за 33 % при 10 % доле в мировой торговле - это указывает на то, что ТНК создали сверхмощные механизмы присвоения доходов, основанные на концентрации производства и экспорта высокотехнологичной продукции, использовании мировых финансовых центров и организаций и других факторов.

Если еще недавно экономисты говорили о глобализации как об уникальном явлении в развитии человечества, приводящем к установлению справедливых мирохозяйственных связей, то череда мировых кризисов как проявление ее издержек и современная ситуация в мире свидетельствуют о том, что глобализация не ведет к установлению абсолютного равенства и справедливости. Сегодня очевидно, что глобализация принесла с собой множественные проблемы. В мире идет постоянная борьба за сферы влияния, ресурсы и рынки, интеллектуальное богатство. Мир не только объединяется в результате глобализации, но и становится разобщеннее, поскольку большая часть плодов глобализации достается меньшинству. Процессы глобализации привели к углублению неравенства стран по уровню экономического развития. В XXI веке окончательно утвердилось разделение стран на богатые - страны «золотого миллиарда» и бедные - развивающиеся страны. Промежуточное положение заняли страны с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы, СНГ.

Проблема неравенства, затронув не только развивающиеся, но и развитые страны, стала одной из ключевых проблем XXI века. Усугубившееся неравенство отрицательно сказывается на перспективах экономического развития - таковы выводы опубликованного в мае 2015 г. специального доклада Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), клуба развитых стран, рекомендующего правительствам принять срочные меры против усиливающегося экономического расслоения. Экономисты ОЭСР пришли к выводу, что усугубляющееся неравенство не только ведет к социальным проблемам, но и тормозит экономический рост, который и без того был чрезвычайно низок в последнее десятилетие [1, с. 36].

Статистика неумолимо свидетельствует о замедлении глобального экономического роста на фоне усиливающейся цикличности возникновения финансово-экономических кризисов и расширения пространства экономической и социальной деградации - немалая часть населения Земли живет в странах, где природные богатства сочетаются с нищетой, а вооруженные конфликты - с тотальной коррупцией.

Современный мир осознает угрозу, исходящую от обнищания. Катастрофическое положение в одной стране, как правило, затрагивает и соседние государства. Нищета и отсутствие перспектив приводят к росту глобального терроризма, концентрируют ненависть и противостояние в современном мире. Набирают силу экстремистские движения, наблюдается реанимация морского пиратства, небывалый поток беженцев штурмует европейские границы на суше и на море.

Сокращение численности и низкий уровень воспроизводства населения в европейских странах при быстром росте населения в развивающихся усиливают территориальные диспропорции на мировом рынке труда и увеличивают риск замедления прогресса в устойчивом развитии и обеспечении достойных условий жизни человека.

Сегодня очевидно, что господствовавшая на протяжении полувека неолиберальная экономическая модель испытывает глубочайший кризис. Эмпирические данные дают экономистам пищу для размышления и стимулируют их к поиску новых идей и научных концепций, позволяющих объяснить происходящие процессы и сформировать сценарии будущего мировой экономики. При этом большинство ученых сходятся во мнении относительно ведущей роли науки и инноваций в обеспечении долгосрочного устойчивого развития мировой экономики, трактуя текущий экономический кризис как циклический, обусловленный фазой спада деловой активности в длинных волнах Кондратьева [2, с. 114].

Происходящие раз в полвека структурные кризисы мировой экономики теория длинных волн Кондратьева объясняет жизненными циклами технологических укладов, имеющими три фазы. Первая - это зарождение и становление базовых инновационных технологий в рамках предшествующего технологического уклада. Вторая - период доминирования технологического уклада, обусловливающий структурную перестройку экономики на базе совокупности технологически сопряженных производств этого уклада. Третья фаза приходится на отмирание уклада, технологии которого становятся устаревшими. Начало каждого цикла характеризуется подъемом экономики, завершение - кризисами, за которыми следует этап перехода производительных сил на более высокий уровень развития.

Современный мир столкнулся с проблемой ограниченности экстенсивного экономического роста. Условием продолжения роста является расширение ресурсной базы экономики за счет внедрения новых технологий. Дефицит дешевых энергетических и сырьевых ресурсов выступает ключевым условием возникновения YI технологического уклада, основной идеей которого является значительно более высокая ресурсоэффективность производства. Появление шестого уклада ученые связывает с развитием нанотехнологий, гелио и ядерной энергетики. Падение цен на нефть является характерным признаком рождения нового уклада. Ожидается, что вскоре передовые страны выйдут на длинную волну его экономического роста. [3, с. 8].

Ускорение темпов научно-технологического прогресса сопровождается усилением борьбы за технологическое лидерство и новые ниши на мировом рынке высокотехнологичной продукции. При этом непрерывный инновационный процесс не позволяет экономике достичь состояния равновесия - она имеет хронически неравновесный характер. Главным продуктом общественного производства становится инновация, а главной наградой рыночной конкуренции - возможность извлечения ренты, получаемой за счет технологического превосходства [4, с. 187]. В мире происходит небывалый рост патентования изобретений [5, с. 30].

Бесперспективность развития инновационной экономики без соответствующей промышленной базы не вызывает сомнения. Известно, что развитие мировой экономики следовало за ростом и изменениями в географии размещения обрабатывающей промышленности при том, что поначалу она была представлена в основном текстильным производством. С началом промышленной революции неравномерность экономического развития заметно усилилась. Ее рост был обусловлен разновременным подключением стран к развитию обрабатывающей промышленности, которая оказалась наиболее продуктивным сегментом материального производства. Страны, сумевшие в XIX - начале XX вв. приобщиться к этому развитию, оказались в авангарде мировой экономики.

Необычайно плодотворной экономической роли обрабатывающей промышленности как важнейшего фактора современного мирового развития посвящено исследование норвежского ученого Э. С. Райнерта [6]. Дело не только в огромном разнообразии выпускаемой ею продукции, свидетельствующем о способности этой отрасли удовлетворять необычайно широкий спектр самых разнообразных потребностей. Другое, не менее важное экономическое преимущество перед другими сферами производства заключается в создании наиболее весомой добавленной стоимости в расчете на единицу продукции. Особого внимания заслуживает и то обстоятельство, что преобладающая часть инноваций создается и воплощается в жизнь в рамках и на технико-экономической базе обрабатывающей промышленности, где при необходимости и создается необходимый инструментарий [7, с. 28]. Райнерт Э. С. утверждает, что господствующее течение современной экономической мысли сознательно скрывает, что «богатые страны разбогатели благодаря тому, что десятилетиями, а иногда и веками их правительства и правящая элита основывали, субсидировали и защищали динамичные отрасли промышленности и услуг..., где был сконцентрирован НТП. Таким образом, они создавали ренту (сверхприбыль), которая распространялась на капиталистов в форме более высоких прибылей, на рабочих - в виде высоких зарплат и на правительство - в больших налоговых поступлений» [6, с. 30].

Исследуя особенности современного мирового хозяйства, нельзя не обратиться к идеям мир-системного подхода, основоположником которого является И. Валлерстайн. Центральное понятие этой теории - ми р- экономика как система международных связей, основанная на торговле. Согласно И. Валлерстайну все страны капиталистической мир-экономики живут в одном ритме, диктуемом «длинными волнами» Кондратьева. При этом для капиталистической мир-экономики характерно «осевое разделение труда» - деление на ядро (центр), периферию и полупериферию. Страны центра, образующие ядро мирового хозяйства, играют роль ведущей силы мирохозяйственного развития. Остальные страны образуют полупериферию и периферию, т. е. являются экономически и политически зависимыми. Отсталость стран периферии объясняется целенаправленной политикой стран ядра - они навязывают подчиненным странам такую экономическую специализацию, которая сохраняет лидерство развитых стран. Несмотря на пропаганду идеологии «свободной торговли», страны ядра монополизируют свое привилегированное положение и силой защищают его, а единое, сквозное разделение труда позволяет центру присваивать прибавочную стоимость, производимую в мир-экономике в целом. Слабое развитие периферии (или стран «третьего» мира) является результатом их эксплуатации странами растущего капитализма (зона центра) через разделение труда, извлечение прибавочного продукта и создание рынка для распространения товаров технологически развитых стран. Ключевым фактором, разграничивающим страны ядра и периферии, И. Валлерстайн называет уровень монополизации рынка [8, с. 94].

Движущие силы современной экономики оригинально объясняет концепция Х. Эльзенханса [9]. Немецкий экономист считает, что капитализм опирается не на аккумуляцию капиталов, а на способность создавать массовый спрос и массовые рынки через повышение цены труда как ключевого фактора производства. Экономический рост при капитализме базируется на расширении рынков для товаров массового спроса, следствием чего является рост реальных доходов населения. Последнее же является возможным тогда, когда заработная плата увеличиваются настолько, что появляется возможность создания организованного противовеса работодателю (к примеру, в виде свободных профсоюзов) и обеспечения таким образом дальнейшего подъема доходов. Растущая заработная плата вынуждает предпринимателей инвестировать часть прибыли в условия для повышения производительности труда. Только в таком случае они могут оставаться конкурентоспособными и обеспечивать рост доходов благодаря росту производительности труда. Рост же доходов населения увеличивает емкость рынков и создает дополнительные стимулы для производителей товаров и услуг. По мнению автора концепции, такой уклад в чистом виде утвердился лишь в ограниченном числе стран. Противостоит же ему модель рентной экономики.

Рента, согласно Х. Эльзенхансу, возникает в обществах, где политика и экономика не отделены друг от друга, что распространяется и на сферу управления. Под рентой понимается доход, получаемый за счет экономических излишков (избытков), образующийся благодаря различным несовершенствам рыночных отношений, монополии или политической власти. Источником доходов выступает политический контроль над обеспечивающими ренту ресурсами, к которым относятся земля, полезные ископаемые (нефть, газ и др.), международная торговля, а также другие виды экономической деятельности, и, прежде всего, составляющие «теневую» часть мировой экономики. Ключевой тезис Х. Эльзенханса сводится к тому, что капитализм в мировом масштабе является исключением, тогда как основанные на ренте политические системы - правило [10, с. 25]. С точки зрения теории мир-системного анализа И. Валлерстайна, это означает, что мировая система создала предпосылки для возникновения капитализма, но сама продолжала базироваться на ренте. И то, что капитализм не смог утвердиться в мировом масштабе, по мнению Х. Эльзенханса свидетельствует не о глобализации прибыли, а о глобализации ренты. Последнее побуждает политические и экономические элиты госуда рств стремиться к интеграции в мировую экономическую систему, а информационно-компьютерные технологии создают условия для «игры» за глобальную ренту.

Таким образом, исследования многих экономистов подводят к выводу о рентной природе современной экономики. В этой связи логичным представляется появление и развитие теории поиска ренты, разработку которой связывают с именами представителей институционального направления современной экономической мысли. В рамках этой теории под рентой понимается превышение оплаты услуг фактора производства над удерживающим доходом (минимальной суммой, необходимой для обеспечения этим фактором данного объема услуг). Возможность получения ренты побуждает владельцев ресурсов искать варианты их наиболее выгодного размещения. Однако достижение этой цели может быть обеспечено различными способами, причем в зависимости от характера воздействия выбранных способов на благосостояние общества экономисты делят активность предпринимателей на «поиск прибыли» и «поиск ренты». В случае, когда поиск ренты расширяет предложение товаров и услуг, то он трактуется как производительная деятельность и определяется термином «поиск прибыли». Поскольку предложение ресурсов не является абсолютно эластичным, то в процессе своего использования они приносят в составе выручки от реализации созданной с их применением продукции рентную составляющую, доля которой тем выше, чем ниже эластичность их предложения. Усовершенствование ресурсов предпринимателем делает их более редкими или уникальными. Такое усовершенствование вносит вклад в рост общественного благосостояния, а возникающая в результате применения более эффективных ресурсов дополнительная рента (квазирента) носит временный, преходящий характер. При отсутствии искусственных барьеров рыночная конкуренция неизбежно размывает ее, сводя до нормального уровня. Отсюда появляются стимулы инвестировать в создание таких барьеров для получения привилегий в виде трансфертов, льгот, лицензий и т. п., т. е. переключиться на «плохой поиск ренты», если такая возможность имеется. Эту ренту называют политической или инсайдерской (на уровне организации). Рассматриваемая теория гласит, что поиск прибыли имеет место тогда, когда размещение ресурсов ради получения ренты генерирует рост общественного благосостояния, а поиск ренты - когда размещение ресурсов ради той же цели генерирует потери общества в виде инвестиций, направленных на создание искусственных барьеров и ограничений и получение в этой связи трансфертов и льгот.

В этом контексте интерес представляет результаты М. Олсона, который изучил различные распределительные коалиции (гильдии, картели и др.) и проиллюстрировал на огромном историческом материале, что, будучи организованными, они имеют огромную власть и занимаются поиском различных привилегий. Он считает, что существует большее неравенство в возможности создания распределительных коалиций, чем во врожденных способностях людей. Их создание способствует формированию чрезмерной социальной и экономической дифференциацию общества и препятствует экономическому росту [11, с. 227].

Таким образом, отмечая усиление роли и влияния современных распределительных коалиций на фоне ускорения научно-технического прогресса, обеспечивающего постоянное появление новых источников формирования ренты, автор приходит к выводу о рентной природе современной экономики, препятствующей экономическому росту. В этих условиях повышается роль государства в национальной экономике, обязанного осуществлять необходимую корректировку механизмов распределения и перераспределения доходов, призванных обеспечивать приемлемую дифференциацию доходов населения и поддержание покупательского спроса на товары и услуги, стимулы экономического роста. Указанное требует разработки концепции эффективного распределения доходов в рентной экономике.

Авторы считают, что в этой работе новыми являются следующие результаты: обоснование рентной природы современной экономики; выводы о необходимости усиления государственно регулирования процессов распределения и перераспределения доходов в экономике с целью снижения социального и экономического неравенства населения и поддержания покупательского спроса; заключение о целесообразности разработки концепции эффективного распределения доходов в рентной экономике.

Литература

Федотовский Н. Тормоз неравенства // Эксперт. - 2015. - №23 (1-7 июня). - С. 36-38.

Быков А.А. Технологические уклады и пространственная составляющая экономического развития // Белорусский экономический журнал.

2014. - № 1. - С. 114-126.

Глазьев С.Ю. Между Вашингтоном и Пекином // Экономические стратегии. - 2015. - №2. - С. 6-15.

Янг А.Э. Возрастающая отдача и экономический прогресс // Экономическая политика. - 2014. - №6. - С. 186-200.

Минаев С. Заявка строго обязательна // Власть. - 2015. - № 32-33 (1137-1139). - 24 августа. - С. 30-31.

Райнерт Э.С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. - М.: Изд. Дом ВШЭ, 2011. - 384 с.

Шакиров А.Р. Современные тенденции развития промышленности США // Российский внешнеэкономический вестник. - 2012. - №8. - С. 26-45.

Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. - СПб.: Университетская книга, 2001. - 416 с.

Elsenhans H. The Rise and Demise of Capitalistic World System».

Leipzig, 2011. - 320 p.

Бирюков С.В. Политэкономия ренты и Россия. Существует ли средство от «голландской болезни»? // Общественные науки и современность. - 2015. - №2. - С. 20-30.

Олсон М. Возвышение и упадок народов: экономический рост, стагфляция и социальный склероз. - М.: Новое издательство, 2013. - 324 с.


Долинина Татьяна Николаевна, к.э.н., доц., зав. каф . с татистики, бухгалтерского учета, анализа и аудита, Белорусский государственный технологический университет, г. Минск, Республика Беларусь





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ