СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Октябрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Россия в интеграционных процессах в азиатско-тихоокеанском регионе


РОССИЯ В ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ

В статье обуславливается тезис «экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока» как объективное развитие сотрудничества России с зарубежными странами.

Ключевые слова: Азиатско-Тихоокеанский регион, интеграция, мировой и региональные рынки.

Азиатско-Тихоокеанская региональная интеграция имеет явно выраженные особенности. При разном уровне экономического развития объединяющих стран происходит концентрация интеграционных процессов вокруг ядер или зон экономического роста. При этом в регионе используются практически все известные типы интеграции, кроме такой, как в Европейском союзе. И что особенно важно, это переплетение всех группировок и совмещение субрегиональных интеграционных процессов с кроссрегиональной интеграцией, когда субрегиональные структуры очень активно взаимодействуют со странами, не входящими ни в одно из объединений. Но, при этом, в основе интеграционных взаимодействий в АТР лежит заинтересованность в достижении конкурентных преимуществ на тех или иных товарных рынках [1-3].

Первые импульсы региональной интеграции в АТР возникли в рыбохозяйственном сотрудничестве. Еще до подписания Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. процессы регионального и субрегионального взаимодействия по изъятию биологических ресурсов в субрегионах, где дары моря являлись основной продукцией для получения валютной выручки, дали импульс к объединению. В дальнейшем, по мере прохождения исторических этапов интеграции в АТР менялись товарно-отраслевые приоритеты интеграционных взаимодействий, направлений готовых изделий разной степени наукоемкости, но при сохранении, тем не менее, высокой доли сырьевой составляющей.

Благодаря кроссрегиональному сотрудничеству в субрегиональных группировках АТР была создана национальная промышленность с ориентацией на использование не только трудовых ресурсов, как это было принято на первом этапе, но и с реализацией наукоемкой и капиталоемкой составляющих их экономического развития. Именно этот регион сейчас называют «всемирной фабрикой» производящей и предметы первой необходимости, и высокотехнологичные машины и оборудование.

Кризисы 1998 и 2008 гг. привели к отказу в регионе АТР от совместных проектов практически во всех субрегиональных интеграционных группировках. Теоретически должно было бы быть наоборот, но в реальности национальные интересы в периоды кризисов становятся преобладающими. Важной проблемой для стран региона стала необходимость переориентации экономической политики со стимулирования производства к стимулированию и поддержанию внутреннего спроса.

Поступательное, долгосрочное сотрудничество России с интеграционными группировками будет эффективным только в том случае, если будут четко выстроены приоритеты на отраслевом и внутриотраслевом уровнях. Очевидно, что товарно-отраслевая составляющая является одним из важнейших условий, которые влияют на интенсивность интеграционных процессов в АТР за счет придания им или центростремительных, или центробежных тенденций.

Если в культурно-цивилизационном отношении Россия является европейской страной, частью Большой Европы, то в геополитическом плане ей не уйти от евразийской миссии. Если же всерьез говорить о такой миссии, то целесообразно говорить не о том, как «отсидеться» в условиях глобализации в замкнутой Евразии, а об активном включении в экономические интеграционные процессы, стремительно развивающиеся и в Европе, и в Азии, но пока без участия России. Также не зовут в Евросоюз, на долю которого приходится 25 % мирового ВВП. Договор с ним, по-прежнему, де-факто заморожен. Россия не участвует на равноправной основе в Азиатско-тихоокеанском экономическом сообществе (АТЭС или АПЕК), доля которого в мировом ВВП (с учетом США) составляет более 50 %. Само собой разумеется, мы не участвуем и в Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА), составляющей 28 % мирового ВВП. Для сравнения: доля всего СНГ в мировом ВВП - менее 3,5 %, России - 2,5 % [2].

Между тем, именно через эти три огромных региональных экономических объединения идет процесс экономической глобализации и консолидации мирового рынка. Таким образом, наше «евразийство» на практике осуществляется «с точностью до наоборот»: нас исключают и из Европы, и из Азии. Россию далеко не всегда приглашают на регулярные встречи лидеров Европы и АТР, а ведь там обсуждаются амбициозные планы установления прямых внешнеэкономических связей между двумя крупнейшими региональными рынками.

Можно вспомнить, что Россия является членом «Большой восьмерки». Но там у нас по-прежнему нет равноправного статуса в ходе обсуждения вопросов глобальной экономики. И не потому, что такой статус ей не предоставляют по политическим соображениям, а потому, что Россия до этого статуса просто не дотягивает.

Особо следует отметить планы воссоздания Великого шелкового пути (ВШП), который через Центральную Азию должен напрямую связать АТР и, в первую очередь, динамично развивающуюся китайскую экономику и расширяющийся ЕС. По замыслу авторов этого плана, ВШП должен пройти в обход России по территориям Турции, Грузии, Азербайджана, Туркмении, Узбекистана, Казахстана (или Киргизии). Рассматриваются варианты с участием Молдовы, Украины, Армении и Ирана.

Если этот план будет реализован, то очень скоро через сеть трубопроводов, железных и шоссейных дорог, авиационных маршрутов и электронных коммуникаций Центральная Азия, которая до сих пор имела выход на мировые рынки только через Россию, превратится в связующее звено между ЕС и АТР.

Строительство такой трансевразийской магистрали создаст новое, по существу глобальное геоэкономическое пространство. Если эта магистраль пойдет в обход России, то последняя выпадет из него, что будет означать окончательную потерю статуса мировой державы. А с учетом того, что США имеют прочные экономические связи как с ЕС, так и с АТР, более того, занимают в каждом из этих региональных объединений господствующие позиции, вопрос о гегемонии Америки, по крайней мере в ХХ! веке, будет решен окончательно и бесповоротно. США и в самом деле станут евразийской державой номер один.

Помешать такому развитию событий может лишь одно: крутой геоэкономический маневр. Суть его в том, что Россия своим экономическим развитием должна в XXI веке связать евроатлантический и азиатскотихоокеанский рынки, тем самым достроив недостающее пока звено мировой экономической системы. При этом она должна стать не «мостом» (это нечто второстепенное и вспомогательное), а именно активно работающим связующим звеном между двумя главными регионами завершающей свое формирование мировой экономики. И на этот счет пока имеются все необходимые предпосылки: только Россия может сделать максимально эффективными и экономичными (т. е. относительно не дорогостоящими) наземные (через реконструкцию Транссиба в Трансевразийскую магистраль Дублин - Лондон - Париж - Москва - Токио), воздушные и электронные сообщения между расширяющимися вглубь и вширь евроатлантическим и азиатско-тихоокеанским рынками и получить благодаря этому колоссальный импульс для внутреннего развития. В этом и состоит Евразийский Проект России XXI века, ее стратегия развития и, если угодно, экономическое измерение национальной (русской) идеи. Такая стратегия должна интегрировать экономическую, технологическую, промышленную, транспортную и информационную политику России, по крайней мере, на протяжении жизни одного поколения.

Если Россия окажется в центре глобальных рыночных процессов, это даст объективный импульс центростремительным тенденциям в СНГ и превратит его в реальное содружество. Тогда все постсоветское пространство и в самом деле станет Евразией. В этом и состоит экономическая миссия России - завершить начатый много веков назад процесс освоения евразийских просторов, сделать «срединную землю» (Heartland) глобальной осью развития мирового рынка. Это, в свою очередь, позволит нам не только вернуться в число великих держав, но и поддерживать мировое равновесие в геополитическом смысле (как это было всегда), не только предотвратить острую борьбу за «евразийское наследство», в которую могут быть втянуты Китай, США, Япония, Германия, исламский мир, но и обеспечить стабильность мирового порядка в XXI веке.

Наконец, это позволит России осуществить ее глобальную миссию - замкнуть Северное Кольцо (Европа - Россия - Япония - Северная Америка). Тем самым Россия может внести решающий вклад в создание единого пространства развитых демократических стран, разделяющих ответственность за мировое развитие и мировую безопасность.

Безусловно, Россия была и остается великой тихоокеанской державой. В силу давней политической и культурной традиции Россия отождествляла себя с Европой и европейский вектор политики Москвы всегда доминировал над азиатским. Но сейчас российская дипломатия ставит перед собой амбициозную цель - обеспечить России роль связующего моста между Востоком и Западом. Средством ее достижения должен стать многовекторный характер внешней политики России, в которой европейское и азиатское направления будут взаимно дополнять друг друга в интересах укрепления позиций страны на международной арене в целом [4-8].

АТР обладает огромными человеческими и природными ресурсами и находится в состоянии бурного экономического развития. Необходимость полноценного подключения России к деятельности мирового сообщества требует от нее серьезной и прагматичной восточной политики, существенной активизации на этом направлении внешнеполитических и внешнеэкономических связей, которые должны быть приоритетными по отношению к силовым факторам [4-6].

Литература

www.apec-center.ru/trends/35/480/show.

http: //www.zlev.ru/142/142_13. htm.

mir-politika.ru/179-geopoliticheskie-prioritety-rossn-v-aziatsko- tihookeanskom-regione.html.

Буневич К.Г., Бродунов А.Н., Бушуева Н.В. Финансовые аспекты функционирования некоторых особых экономических зон России // В сборнике: Потенциал социально-экономического развития Российской Федерации в новых экономических условиях материалы Международной научнопрактической конференции. Частное образовательное учреждение высшего образования «Московский университет им. С.Ю. Витте». 2015. - С. 18-26.

Паутова А.В., Ушаков В.Я., Буневич К.Г., Ефимов В.С., Назаренко О.В., Ковальчук В.М., Золотов А.В., Каранюк А.А., Голубь З.В. Транснациональные корпорации и их влияние на мировую финансовую систему монография / под редакцией М.Н. Сидорова. - Москва, 2014.

Буневич К.Г., Бродунов А.Н. Совместные российско-индийские разработки и производство продукции военного назначения (на примере отдельных отраслей военного производства) // Транспортное дело России. - 2015. - № 2. - С. 49-52.

Ефимов В.С., Бушуева Н.В. Вызовы и угрозы финансово-кредитной системе РФ в современных условиях // В сборнике: Потенциал социальноэкономического развития Российской Федерации в новых экономических условиях материалы Международной научно-практической конференции. Частное образовательное учреждение высшего образования «Московский университет им. С.Ю. Витте». 2015. - С. 34-41.


Бушуева Наталья Владимировна, к.э.н., доцент, доцент кафедры финансов и кредита, Буневич Константин Г еоргиевич , к.э.н., доцент, заведующий кафедрой финансов и кредита, Мохов Артемий Сергеевич, аспирант кафедры финансов и кредита, Московский университет имени С.Ю. Витте, г. Москва





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ