СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Июль
  Август   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Уроки великой депрессии для управленческой экономики


УРОКИ ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ ДЛЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Экономика любой страны не может достичь самой высокой точки своего развития, хотя бы раз не пережив падения. Экономический кризис характеризуется упадком производства, что приводит к дефициту, уменьшению реального валового национального продукта, безработице, к массовому банкротству и снижению уровню населения. Причины экономических кризисов абсолютно различны: внешнеэкономические причины, в результате конъюнктуры на денежном рынке, нехватка денежных средств на рынке и прочее.

Более детально можно рассмотреть причины кризиса, пути разрешения и вывода страны из него, налоговую политику как главнейший инструмент регулирования ситуации в стране на примере определенного периода в истории отдельного государства. В данном случае речь пойдет о США в годы великой депрессии.

Что вызвало Великую депрессию в 1930-е годы? Отвечая на этот вопрос, обычные граждане и эксперты немало спорят и сегодня.

Но экономисты и историки выделили три основные причины:

- негативные последствия Первой мировой войны. Она стала не только социальной, но и экономической катастрофой. Государственный долг Америки всего за несколько лет вырос с 1,3 до 24 млрд. долл. Чем был вызван рост этого долга? В течение войны США ссудили европейским странам более 10 млрд. долл., те обязались вернуть долг, но с 1929 г. по 1932 г. почти вся Европа стала уклоняться от выплаты от своих долговых обязательств перед США;

вторая причина стала следствием первой. Таможенный тариф - закон Смута-Хоули, который установил самые высокие пошлины за всю историю США. Согласно этому закону, налогом облагались 3812 импортируемых товаров, причем на 887 из них налог бы резко повышен. И иностранные государства были возмущены этим законом. Стоит рассмотреть данную ситуацию на примере. Швейцария, главной отраслью которой было изготовление наручных и настенных часов, поставляла эти товары своему главному покупателю - США. Но рост пошлин сделал швейцарские часы менее конкурентоспособными, чем американские, которые были хуже по качеству. То, что Америка выиграла от блокирования швейцарских товаров, они с избытком потеряли, когда Швейцария ввела ответные пошлины репрессивного характера и отказалась импортировать американские автомобили, радиоприемники и пишущие машинки. Но Швейцария являлась не единственным европейским государством, а одним из. Следует полагать, что американские пошлины на товары из Европы вызвали на территории европейского континента антиамериканскую риторику: ответные репрессивные пошлины и аннулирование долгов, которые появились во время войны. В результате этого экспорт США упал с 7 млрд. долл. в 1929 г. до 2,5 млрд. долл. в 1932 г. Стоит понимать, что данный тариф - тариф Смута-Хоули задел и внутреннюю экономику. Для развития промышленности, для выпуска продукции был необходим импорт. Например, «Форд» и «Дженерал Моторс» были лидерами по производству автомобилей, но введенный закон повысил пошлину более чем на 800 товаров, которые требовались для изготовления автомобилей. Американские автопроизводители получили двойной удар. Это привело к снижению продаж в больших количествах - в 1929 г. было продано 5,3 млн. автомобилей, за три года — это количество уменьшилось до 1,8 млн.;

третьей причиной стали ошибки Федерального резерва. В теории это независимое федеральное агентство было создано для того, чтобы контролировать денежную систему, регулировать процентные ставки и ссужать деньги банкам. Но основной идеей являлось то, что, устанавливая процентные ставки и ссужая наличные средства достойным помощи банкам, Федеральный резерв должен был предотвращать банкротства банков. Эта наличность могла быть предоставлена путем покупки облигаций на открытом рынке или путем учета активов банков - членов ФРС. На практике Федеральный резерв 4 раза повышал процентные ставки (с 3,5% до 6%). Из этого прямо следовало то, что предприятиям стало труднее заимствовать деньги для инвестиций, а это в свою очередь сдерживало экономический рост и привело к краху рынка акций в октябре 1929 г. Стоит разобраться более подробно: банкиры оставляют в резерве от 3 до 10 % суммы вкладов для клиентов, которые хотят снять деньги со своих счетов, остальное ссужают инвесторам, покупателям недвижимости и другим банкирам. Но если слишком большое количество клиентов решит забрать свои средства, то банк останется без наличности и прогорит. Банкротства оказались заразны: обеспокоенные вкладчики, увидев, как лопнул банк, тут же идут снимать свои средства в другой банк. И этот банк тоже разоряется.

Попытки государства хоть как-то стабилизировать экономику страны, напротив, нанесли ей еще больший урон. Но на этом нельзя останавливаться. Следует вспомнить большое количество законов в тот тяжелый период жизни США, которые принимались для восстановления экономики и поднятия уровня жизни населения.

Перед тем, как начать рассматривать различные законы того периода, стоит сказать несколько слов о Франклине Делано Рузвельте. Не сломленный никакими трудностями человек, четырежды становившийся президентом Америки, не страшившийся своей тяжелой болезни, обездвижившей его на всю жизнь, и болезни всей своей страны, которую он хотел поднять с колен. Стоит также упомянуть экономическую политику, проводимую администрацией Рузвельта - «Новый курс». Целью этой политики стало облегчение положения безработных, восстановление экономики и реформа финансовой системы.

Итак, начнем с закона о восстановлении национальной промышленности. Он давал право промышленникам сотрудничать при расчете заработной платы, определении продолжительности рабочего дня, а не только при установлении цен на их продукцию. Рузвельт и другие деятели Нового курса, придерживаясь

теории недопотребления, считали, что искусственное повышение ставок заработной платы приведет к росту покупательной способности, которая, по их мнению, поможет Америке выйти из Великой депрессии. Если люди смогут зарабатывать больше, они смогут купить больше товаров, а это и станет стимулом для восстановления промышленности и экономики в целом. Считалось, что деятельности эффективного бизнесмена, внедряющего инновации и снижающего цены, представляет собой зло в теории «высоких зарплат», т.к. его деятельность ведет к снижению заработной платы и уменьшает покупательную способность. А это, в свою очередь, подрывает основы «честной конкуренции». Новый закон поощрял кодексы этой «честной конкуренции», давал всем предпринимателям получать прибыль, платить высокие зарплаты и противостоять тем, кто снижает цены или внедряет инновации.

Следующим шагом стал также принятый в 1933 г. Закон о регулировании сельского хозяйства. После Первой мировой войны разгорелся жестокий сельскохозяйственный кризис: перепроизводство сельскохозяйственной продукции и низкие цены. Федеральное фермерское управление было тщетной попыткой Гувера - 31 президент США с 1929 по 1933 гг. - вмешаться в этот кризис. Он выбрал две крупные культуры, имевшие больший электоральный потенциал - пшеницу и хлопок. Цены поддерживались таким образом: 80 центов за бушель пшеницы, 20 центов за фунт хлопка. Но это привело к катастрофе. Производители других культур перешли на хлопок и пшеницу, ведь там они имели гарантированные цены. Почти за два года дикого перепроизводства правительство потратило 500 млн. долл., выделенных управлению, так как стало строить в больших количествах зерновые элеваторы для пшеницы и склады для излишков хлопка. Итог был печальным - пришлось закрыть программы и раздать или продать с огромными убытками около 250 млн. бушелей пшеницы и 10 млн. тюков хлопка.

Для многих американцев Федеральное фермерское управление продемонстрировало ущерб, нанесенный государственным вмешательством в спрос и предложение. Поэтому Рузвельт и его товарищи разработали закон, который предлагал платить фермерам за то, чтобы они не производили. Эта программа решила две неотложные проблемы: во-первых, повысила цены на сельхозпродукцию, привязав их к прежним, существовавшим в благополучную эпоху, а во-вторых, сократило производство, пообещав платить фермерам за то, чтобы они не производили ненужный на рынке товар.

По мере того, как углублялась Великая депрессия, росла безработица. Стоит вспомнить, что на протяжении всей истории США благотворительность оставалась заботой штатов и местных властей, т.к. по Конституции благотворительная миссия не входила в функции государства. При Гувере безработица выросла до трех, затем до шести, а после превысила 10 млн. человек. И Рузвельт, и даже Гувер согласились с необходимостью нарушить конституционные нормы и использовать бюджетные поступления, чтобы накормить бедных и их семьи. В 1932 г. был принят закон о чрезвычайной помощи и строительстве, позволившей государству оказывать социальную помощь. Согласно этому закону, тем штатам, губернаторы и должностные лица которых обращались за помощью конгресс мог предоставить ее из предусмотренных бюджетом 300 млн. долл. Формально эти средства предоставлялись в виде кредита, но многие разделяли мнение сенатора от шт. Нью-Йорк Р.Вагнера: «деньги не будут возвращены и, по сути, выделенные 300 млн долл. представляют собой просто подарок штатам».

Схема выделения средств предполагала злоупотребления, что являлось первой проблемой, и вопиющим примером таких злоупотреблений стал Иллинойс, которому удалось получить более 55 млн. долл., т.е. почти 20% от выделенных 300 млн. долл. В этот штат (точнее 55443721) было направлено средств налогоплательщиков вдвое больше, чем в Нью-Йорк (26600000), являвшийся самым населенным штатом страны. Иллинойсу досталось федеральной помощи больше, чем половине других штатов вместе взятых.

Второй проблемой, связанной с федеральной помощью, стало исчезновение стимулов, заставляющих людей, которые потеряли или не смогли найти работу, продолжать ее искать. Рузвельт, видевший непреднамеренные последствия предоставления пособий по безработице, решение проблемы видел в расширении общественных работ. В 1935 г. он упразднил Федеральную администрацию по оказанию чрезвычайной помощи и передал ее функции Управлению общественных работ (WPA). Подчеркивалось, что пособие перестает быть прямой помощью и становится платой за труд.

Экономист Генри Хэзлит утверждал, что WPA разрушило столько же рабочих мест, сколько создало. Он считал, что каждый потраченный доллар на мост - это доллар, полученный от налогоплательщика. И если стоимость моста составляет 10 млн. долл., то эти деньги должны быть взяты из налогов. Это ведет к тому, что создание одного государственного рабочего места для постройки моста приводит к ликвидации одного частного рабочего места в любой другой отрасли. Большинство населения не увидит, что огромное количество рабочих мест было ликвидировано изъятием 10 млн долл. у налогоплательщиков. В лучшем случае подобное «обеспечение занятости» приведет к отклонениям в распределении рабочих мест по отраслям.

Аргумент Хэйзлита крайне интересен. В 1931 г., когда федеральные пособия еще не были введены, максимальная ставка налогообложения в США составляла 24%, а минимальная, после вычета необлагаемого минимума, - 0,5%. В 1935 г. WPA потратило миллиарды долларов на строительство аэропортов, дорог, школ, мостов. И в новой шкале налогов ставки, после вычета необлагаемого минимума, начинались с 5% и взлетали до 79% на самые высокие доходы. Кроме того, было введено огромное множество новых акцизов. Но ведь эти средства могли быть вложены в новые проекты, возможно, более лучшие, чем проекты WPA.

Следует обратиться к мнению сенатора из Оклахомы Томаса Гора. Он считал, что ни одну депрессию невозможно преодолеть, раздавая из федеральной казны подаяния за счет вытягивания последних сил из налогоплательщиков. Подводя итог насчет данного закона, следует понять, что существовали как плюсы, так и минусы. Конечно, данная программа была еще не доработана, и эти недоработки были столь существенны, что приносили немалый вред налогоплательщикам. Средства из бюджета распределялись неравным способом, а рабочие места в частных фирмах зачастую искусственно ликвидировались.

Более подробно стоит рассмотреть акцизы, подоходный налог и корпоративные налоги.

Франклин Рузвельт полагался на большой доход от акцизов. В отличии от пошлины, представляющий собой налог на импортируемые товары, акциз - налог на товары, производимые внутри страны. Данный налог бил не по зажиточному слою населения, а по людям с низкими доходами. Ведь до войны основными видами товаров, которые облагались данным видом налога, были табак и алкоголь. В 1932 г. Гувер ввел множество новых акцизов. Заявлялось, что это вынужденная мера сроком на один год, облагаться будут обычные товары и услуги, в том числе самые необходимые. Подоходный налог в 3% платили только состоятельные люди. В 1932 г. доходы от акцизов и правда удвоились. Но к власти пришел Рузвельт и принял решение сохранять «вынужденные» акцизы в течение 30-х годов. Недостаток регрессивной системы обернулся ее достоинством. Покупатель не замечал несколько центов к стоимости покупки да и не мог уклониться от уплаты данного вида налога. В 1929 г. поступления от акцизов составляли 540 млн долл., а уже в 1935 г. - 1364 млн. долл. - 55% доходов федерального бюджета.

Регрессивными были и два новых налога, введенные Рузвельтом. Первый - налог на социальное страхование, который изначально составлял 1% и для работника, и для нанимателя. Из полученных средств формировался национальный фонд. При этом обложению подлежали лишь первые 3000 долл. дохода, основная тяжесть налога ложилась на семьи с более низким уровнем доходов. Второй - налог на переработку сельхозпродукции. И он также падал на менее обеспеченные слои населения.

Государство не могло отказаться от системы, к которой уже привыкла экономика, к тому же доход от акцизов превысил суммарные поступления от подоходного и корпоративного налогов. Например, в 1929 г. подоходный налог (ПН) составлял 38% бюджета США, корпоративный - 43%, акцизный - 19%, в 1934 г. ПН - 20%, корпоративный - 19%, акцизный 61%.

Вернемся к 1921 г. Эндрю Меллону - одному из самых богатых американцев, опытному финансисту было предложено разработать систему налоговых ставок, которая стимулировала бы инвестиции без роста государственного долга. Меллон разработал модель «экономики предложения», идея которой состоит в стимулировании инвестиций путем снижения налогообложения. Ставка налога на высокие доходы постепенно снижалась с 73 до 24%, а на низкие с 4 до 0,5%. Начался бурный рост экономики. В 1928 г. годовые поступления в бюджет по статье подоходного налога составляли более 1 млрд. долл. Рузвельт же увяз в трясине Великой депрессии и использовал дефицитное финансирование отчасти для стимулирования экономической активности. Он верил, что высокие ставки подоходного налога помогут поднять промышленность, сократить объем сельскохозяйственного производства, перенести помощь безработным на федеральный уровень. Принятие закона в 1935 г. о государственных доходах установил прогрессивную шкалу налога на доходы компаний. 70%-ый налог на крупные состояния, налог на дарения, 79%-ую ставку на личные доходы свыше 5 млн. долл. В тот момент многие крупные компании переживали убыток, они сокращали объем производства и увольняли работников в сезон затишья, в итоге к апрелю 1939 г. безработица достигла 20% уровня.

Итак, после рассмотрения большого количества законов, введенных Рузвельтом, стоит задуматься, что же положило конец кризису в Америке? Ведь большинство законов были провальными. Многие считают, что вступление США во вторую мировую войну помогло стране покончить с Великой депрессией. Миллионы граждан были мобилизованы на работу на заводы, производившие военную технику, что привело к росту федеральных расходов. Сократилась безработица, и кризис отступил. Но почему стоит помнить этот период не только Америке, и правда ли, что и сейчас эта тема остается актуальной?

Да, актуальна! А чтобы понять почему, стоит вспомнить, с чего все начиналось. Тарифы на многие ввозимые товары были резко увеличены. Другие страны ответили тем же, и предприятия внутри США обанкротились, так как у них не было сырья в нужном количестве, закупаемом за маленькие деньги из-за рубежа, многократно увеличилась безработица и пр. Как это относится к сегодняшнему дню? Вспомним 6 августа 2014 г. В этот день было введено указом президента РФ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» российское продовольственное эмбарго. В список стран, попавших под эмбарго, вошли страны ЕС, США, Канада, Австралия и Норвегия.

Стоит признать, что эмбарго привело к снижению предложения товаров, следствием этого стало ускорение инфляции и резкий рост цен, а, согласно подсчетам, котрсанкции обошлись РФ в 44,7 млрд. руб. (данные Института стратегического анализа ФБК на ноябрь 2014 г.). В январе 2015 г. Евросоюз официально признал, что российское эмбарго ударило по экономике. Еврокомиссар по сельскому хозяйству Фил Хоган уведомил, что три сектора сельскохозяйственного рынка продолжают страдать в результате продовольственного эмбарго РФ. На конференции в Минске министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсиа-Маргальо сделал заявление, что санкции обошлись ЕС в 21 млрд. евро. Для стран Европы это слишком большая потеря.

Для того, чтобы уменьшить эти потери, сделать их менее ощутимыми, государство разрабатывает специальные меры для обеспечения бюджетной устойчивости и создания условий для развития предпринимательской деятельности. «Основные направления налоговой политики на 2016 г. и плановый период 2017 и 2018 гг.» - проект, одобренный Правительством РФ, который говорит о том, что развитие малого предпринимательства будет стимулироваться еще эффективнее. Например, с помощью «налоговых каникул» для впервые зарегистрированных ИП, перешедших на УСН и ПСН, осуществляющих деятельность в производственной, социальной и научной сферах, в виде налоговой ставки 0%. Кроме того, создание особых условий ведения предпринимательской деятельности на территориях опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, с расширением этого региона на Республику Хакасия и Красноярский край; отказ от большинства федеральных налоговых льгот по региональным и местным налогам, введение нового принципа установления льгот посредством оценки их эффективности и определения срока действия; введение патентной системы налогообложения [2, с.74]; введение новых принципов налогообложения недвижимого имущества физических лиц и доходов от его продажи (переход на исчисление налога с кадастровой стоимости объектов налогообложения, освобождение от НДФЛ продажи отдельных категорий недвижимости вне зависимости от срока владения и др.). С учетом складывающейся экономической ситуации, в проекте есть пункт, который говорит о том, что будет осуществлена индексация акцизов (в том числе будет продолжена работа по достижению договоренности о гармонизации ставок акцизов на табачную продукцию в государствах - членах ТС), а также рассмотрен вопрос о возможности установления налоговых льгот для приоритетных проектов с участием зарубежных инвесторов в области газодобычи и транспортировки газа; предоставление налоговых преференций для развития туристической отрасли, виноградарства и виноделия.

Общемировой, в том числе и российской, проблемой, является на сегодняшний день уклонение крупных компаний от уплаты налогов с использованием офшоров. Проект предлагает ряд мер, направленных на деофшоризацию: раскрытие информации о бенефициарных владельцах компании, развитие безналичного денежного оборота, закрепление в законе определения налогового резидентства юридических лиц.

Все эти меры предполагают, что Россия сможет справиться и без сотрудничества со странами Европы. Не нужно забывать, что это только проект и неизвестно, сможет ли наша страна преодолеть путь становления экономики как самостоятельной системы. Вопрос: «Не повторится ли Великая депрессия 1930-х годов в истории других стран, которые ввели санкции и которые ответили тем же?» остается открытым. Но ясно одно: при нахождении оптимальных путей сотрудничества друг с другом страны перестанут нести убытки, окажутся на пути «выздоровления» управленческой экономики и уберегут себя от кризиса.

Список использованных источников:

Мошенский С.З. От глобальных дисбалансов к «Великой депрессии». - London: Xlibris, 2014. - 220 с.

Соколова А.А., Хромылева Т.С., Сергиенко Н.С Развитие патентной системы налогообложения на современном этапе / «Двадцать первые апрельские экономические чтения»: Мат-лы междунар. науч.-практ. кон-ции. - Омский филиал Финансового университета при Правительстве РФ; Под ред. В.В. Карпова, А.И. Ковалева. Изд-во: Омский филиал Финансового университета, 2015, С.74-77.


Иванова Е.В. к.э.н., доцент кафедры стратегического и операционного менеджмента Высшей бизнес школы Омский государственный педагогический университет, Россия





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ