СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Стратегические риски долгосрочного разви- тия пенсионной реформы


СТРАТЕГИЧЕСКИЕ РИСКИ ДОЛГОСРОЧНОГО РАЗВИ- ТИЯ ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЫ

Одним из главных факторов современного бюджетного кризиса называют рост дефицита бюджета Пенсионного фонда РФ, причина которого якобы обусловлена сохранением установленного в середине прошлого века возраста назначения государственных пенсий. Такая позиция содержит как минимум три лукавства, ориентированных на неинформированных читателей, которые многократно обсуждались в профессиональных кругах.

Первое: дефицита бюджета в нормативно-правовом понимании нет (даже наоборот - существует все возрастающая задолженность государства по накопленным пенсионным обязательствам), поскольку все расходы пенсионного бюджета рассчитываются по соответствующим по законодательным актам. Правильнее говорить о том, что доходная часть пенсионного бюджета не обеспечивает государственные обязательства.

При этом встает вопрос о том, как финансировать эти государственные обязательства: по страховому принципу (солидарному или накопительному - не имеет значения) или по «госбюджетному», т.е. как в советской социально-экономической формации. Если по страховому принципу, то размер страхового обеспечения должен полностью быть адекватен пенсионным обязательствам. На это и была направлена пенсионная реформа, которая, как известно, в нашей стране затянулась на четверть века, и все еще далека от завершения.

Если же по бюджетному принципу, тогда необходимо переформатировать (вновь конвертировать) все т.н. «заработанные» страховые обязательства в строгой зависимости от выделяемых в каждый текущий момент госбюджетных трансфертов. При этом возникает только одна проблема, ради которой ангажировалась пенсионная реформа - обеспечить личную заинтересованность каждого человека в формировании своих пенсионных прав путем активного трудового участия. Следует напомнить, что в конечном счете именно госбюджет должен получить выгоду от страхового принципа формирования пенсионных прав, поскольку достигается экономия на социальных пенсиях и иных пенсионных пособиях.

Сложившийся дефицит пенсионного бюджета на половину состоит из «непенсионных» (точнее нестраховых) обязательств государства, которые вопреки функции обязательного пенсионного страхования внедрены или сохранены в пенсионной системе (пенсии по ГПО, фиксированная выплата и различные доплаты к ней, многочисленные старые и новые льготы различным категориям пенсионеров, материнский капитал и др.).

Второе: рост расходов на выплату установленных размеров пенсий, который вызывает резкую критику финансовых органов обусловлен не излишней щедростью госбюджета, а исключительно инфляционными факторами. Прямым источником финансирования этих расходов являются и должны служить растущие инфляционные доходы как по страховым взносам, так и по общеналоговым бюджетным поступлениям. При этом надо иметь в вид, что с позиций страховых принципов инфляционный рост пенсии не обеспечивает адекватность накопленных пенсионных прав и текущих государственных обязательств перед пенсионерами, т.к. они страхуют сохранение своего уровня доходов. Именно эта позиция отличает государственную систему ОПС от частной - накопительной системы.

Третье - возраст назначения пенсии в современной страховой пенсионной системе (даже с учетом незавершенности пенсионной реформы) не может обеспечить бюджетную сбалансированность, поскольку именно возраст является одним из производных параметров-регуляторов для обеспечения базового страхового принципа - адекватности государственных пенсионных обязательств накопленным пенсионным правам при условии долгосрочной актуарной сбалансированности всей пенсионной системы.

Другое дело, что возраст непосредственно увязан с демографическими изменениями населения страны, включая динамику возрастной и гендерной структуры населения. Следует обратить внимание, что широко пропагандированное увеличение продолжительности жизни населения и рост рождаемости весьма незначительно отражается на увеличение продолжительности жизни старших поколений населения (в основном рост достигается за счет существенного сокращения младенческой и детской смертности). Как показывают данные переписи в динамике прошлого и нынешнего столетия прирост составляет всего 1,5 года для мужчин за период 1930-2015 гг. Сколько-нибудь заметный рост произошел только за последние два десятилетия после резкого сокращения продолжительности жизни в перестроечный период 1990-х гг.

Рассмотренные три обстоятельства показывают, что все они связаны с нерешенными институциональными проблемами государственного пенсионного обеспечения в условиях новой - рыночной экономики, т.е. обусловлены незавершенностью, точнее половинчатостью пенсионной реформы, которая не соответствует современным рыночным условиям трудовых и налоговых отношений, которые должны быть направлены на государственное стимулирование трудовой активности и создание объективных экономических условий для зарабатывания собственных пенсионных прав каждым трудоспособным гражданином.

Для этого надо, чтобы все категории населения имели равные условия для участия в страховой пенсионной системе и могли заработать достойную пенсию, адекватную страхуемому и достигнутому уровню жизни. Государство при этом должно выступать надежным гарантом на всем стратегическом пенсионном периоде: формирования пенсионных прав и реализации пенсионных обязательств.

До сих пор государство в лице финансовых органов рассматривает пенсионную систему как инструмент макроэкономического и общеналогового регулирования (причем исключительно в части секвестирования) государственных пенсионных обязательств, что постоянно вступает в противоречие с стратегической задачей страховой пенсионной реформы.

Таким образом, проблема дефицита пенсионного бюджета и его сбалансированности далеко выходит за пределы пенсионного возраста, и в первую очередь требует окончательного институционального решения - страховая пенсионная система или бюджетная (по остаточному принципу).

Учитывая современные и грядущие демографические изменения в структуре населения (включая и миграцию) для принятия экономически обоснованного решения по пенсионному возрасту его необходимо рассматривать в непосредственной взаимосвязи с наиболее важным регулятором сбалансированности страховой пенсионной системы - макроэкономической стратегией государства, поскольку именно пенсионные обязательства перед населением являются самыми длинными в стратегических программах развития любой страны. Поэтому пенсионные параметры (как по формированию пенсионных прав, так и по их реализации) должны выступать и применяться как главные факторы долгосрочного социально-экономического развития государства и базовые целевые макроэкономические параметры.

Современная пенсионная система России базируется на принципах обязательного пенсионного страхования, и ее основные направления определены в правительственной Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы.

Главными целевыми ориентирами стратегического развития пенсионной системы можно сформулировать как достижение достойного уровня жизни пенсионеров (к 2030 г. - 2,5-3,0 прожиточных минимумов пенсионера) и обеспечение финансовой устойчивости (актуарной сбалансированности) пенсионного бюджета на основе строго разграничения страховых и нестраховых функций ПФР.

Для реализации указанных целей приняты основная часть нормативных документов, и определены сроки и институциональные контуры решения ряда наиболее социально противоречивых задач: отработка экономических инструментов формирования корпоративных пенсионной систем, создание эффективных стимулов развития пенсионных накоплений, проблемы до- срочников и бюджетников, вовлечение самозанятых категорий населения путем унификации тарифной политики и многое др.

Однако пенсионная система любой страны, как и Россия является неотъемлемой и зависимой частью как макроэкономики (глобальной и национальной), так и социально-демографических факторов, опять же глобальных и национальных.

Выделенные «внешние» факторы в определенные периоды времени начинают превалировать над «внутренними», что объективно приводит к конфликту интересов и требует поиска компромиссных решений, Примером является современная ситуация, когда пенсионная реформа, намеченная на период до 2030 г. подвергнута как глобальным - демографическим, так и национальным - бюджетно-финансовым - рискам.

Сейчас остановимся только на одном - наиболее долгосрочном глобальном - демографическом риске, который уже давно оказывает воздействие на отечественную пенсионную систему, и требует взвешенного и - главное - экономически обоснованного решения.

Современная пенсионная система России должна чутко реагировать на все вызовы, как среднесрочные, связанные с тенденциями экономики, так и долгосрочные, природа которых основана на изменении демографической ситуации.

По прогнозу Федеральной службы государственной статистики в период 2015-2030 гг. будет наблюдаться неуклонный рост численности постоянного населения России, к 2030 г. она составит более 147,6 млн.чел. При этом к 2030 г. на 1000 лиц трудоспособного возраста будет приходится 864 человека нетрудоспособных (дети и лица старше трудоспособного возраста), в то время как сейчас нагрузка составляет 722 чел.

На фоне роста численности населения страны, по нашим оценкам, численность получателей страховой пенсии в последующие 15 лет увеличится на 12% (с 39,7 млн.чел. до 44,5 млн.чел. к 2030 г.). При этом драйверами роста служат не только естественные тенденции демографического развития (демографические волны), но и прогнозируемый рост продолжительности жизни населения в общеустановленном пенсионном возрасте. Так, на сегодняшний день ожидаемая продолжительность жизни мужчин, достигших возраста 60 лет составляет 16 лет, женщин, в возрасте 55 лет, - 25,3 года. К 2030 г. эти показатели составят - 17,9 лет и 27,2 года соответственно. Приведенные демографические параметры трансформируются в бюджете ПФР в денежный эквивалент неуклонно растущих финансовых расходов, что усиливает нагрузку на федеральный бюджет.

Принимая во внимание позитивные тенденции роста продолжительности жизни населения некоторые экономисты предрекают необходимость незамедлительного повышения пенсионного возраста в целях сокращения объема трансфертов федерального бюджета бюджету ПФР. Напомню, что действующий порог общеустановленного пенсионного возраста: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин впервые был введен Постановлением ВЦИК СНК РСФСР от 26.08.1929 г., когда ожидаемая продолжительность жизни мужчин в возрасте 60 лет составляла 14,5 лет, женщин, достигших возраста 55 лет - 20,7 лет. Рост показателя за прошедшие 86 лет существенно отстает от среднеевропейских показателей. Так, например, последние полувековой период в странах Европы ОПЖ увеличился на 150%, в то время как в России - на 110%.

В этих условиях активно обсуждаются комплексы мер, которые должны быть направлены на всех участников пенсионной системы (работодателей, государство - в лице госбюджета), а не только на пенсионеров - путем секвестирования законодательно обоснованных - заработанных - пенсионных обязательств перед застрахованными лицами. Такой комплекс мер далеко выходит за пределы самой пенсионной системы и требует не только ее адаптации к бюджетно-финансовым трудностям страховщика, но и всей макроэкономической системы государства.

Иными словами сам по себе факт увеличения продолжительности жизни населения не должен рассматриваться как основание для линейного сокращения их пенсионных прав путем увеличения пенсионного возраста: с позиции страховых принципов - это экономически не обоснованно, а с позиции социальных гарантий государства - не справедливо. Вместо такого принудительного механизма необходимо - и это уже намечено в Стратегии пенсионного развития экономическое стимулирование работников пожилого возраста к «добровольному откладыванию» назначения своей пенсии с последующей частичной компенсацией ее повышения на весь оставшийся период. Это экономический вклад - со стороны пенсионеров.

Последний по времени этап пенсионной реформы законодательство, реализация которого начался в 2013-2015 гг., содержит нормы, позволяющие при обращении за страховой пенсией по старости в более позднем возрастесущественно увеличить размер пенсии. Например, увеличение ожидаемой продолжительности жизни лиц общеустановленного пенсионного возраста к 2030 г. в среднем на 2 года позволит застрахованному лицу, не обратившемуся за назначением пенсии в 55/60 лет, увеличить за 2 года размер страховой пенсии на 15%, фиксированной выплаты к страховой пенсии - на 12%. И это помимо увеличения количества индивидуальных пенсионных коэффициентов, которые человек получит за 2 года работы.

К 2024 г. нормативная продолжительность страхового стажа, необходимого для назначения страховой пенсии по старости, составит 15 лет. Средняя продолжительность стажа при назначении трудовой пенсии по старости в 2013 г. составила 31,6 года (33,9 лет - для мужчин; 30,1 - для женщин). При достижении прогнозируемого показателя ожидаемой продолжительности жизни величина должна быть пересмотрена, но при этом необходимо оценивать и реальные возможности рынка труда, в частности, количество рабочих мест, ротацию квалифицированных работников старших возрастов и молодых специалистов.

Прогнозируемая тенденция позволяет говорить о возможности в будущем увеличить продолжительность страхового стажа, дающего право на назначение страховой пенсии по старости, что позволит застрахованным лицам формировать больший объем пенсионных прав без повышения требований к общеустановленному пенсионному возрасту.

Со стороны государства и работодателей должны последовать не менее активные действия - по созданию условий для занятости людей пожилого возраста, которым здоровье позволяет трудиться. Одновременно с этим должны быть созданы дополнительные инфраструктурные элементы по обслуживанию пожилых трудящихся: расширение системы социального и медицинского обслуживания. Это тактические меры.

Но главной стратегической задачей, которая позволит нивелировать угрозы негативных демографических последствий - это рост производительности труда в отраслях экономики, вывод ее из кризиса затянувшегося перехода к рынку. Второй стратегической задачей государства следует считать вывод населения из «демографической ямы» сокращения рождаемости и растущей смертности, которые также обусловлены кризисом рыночного перехода. Здесь следует отметить позитивный опыт применения «материнского капитала», который активно продолжается в нашей стране.

В заключение подчеркнем, что нынешнее пенсионное законодательство содержит нормы, которые позволяют реагировать на демографические вызовы без поспешной реализации «шоковых» мер.


Соловьев А.К. д.э.н., профессор Директор Департамента актуарных расчетов и стратегического планирования Пенсионного фонда России





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ