СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Октябрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Аудентная концепция применения индикативного планирования в экономике россии


АУДЕНТНАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ИНДИКАТИВНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

Переходный процесс от плановой экономики к рыночной в России проходил на фоне коллапса и разрушения экономических связей с новыми государствами (страны СНГ), образовавшимися после распада Советского Союза. В рамках сложившихся условий единственно возможной концепцией сохранения и стабилизации социально-экономической системы Российской Федерации стала ориентация государства на экспортно-сырьевой тип экономики. Концепция модели экспортно-сырьевой экономики имеет несколько недостатков, наиболее существенным из которых является прямая зависимость состояния государства, как социальноэкономической системы от мировых цен на ресурсы. Также необходимо отметить, что существует не только опасность сокращения доходов бюджета вследствие падения цен на ресурсы и энергоносители, но и торговое эмбарго, введенное в случае наступления противоречий с соседними государствами, что и произошло недавнем прошлом экономической системы, которое вызвало относительно быструю и необратимую дестабилизацию государства [1]. В этой ситуации необходимо провести оперативную коррекцию экономического курса страны и обеспечить мобилизацию ресурсов экономики, полностью решив вопрос с обеспечением продовольственной безопасности.

В связи с чем, финансово-экономический кризис, начавшийся в России в 2014 г., несмотря на все свои негативные последствия, должен явиться объективным фактором для смены парадигмы в области подхода к экономическому планированию на государственном уровне, ведь от этого будет зависеть не только продолжительность данного кризиса, но и целостное состояние социально-экономической системы РФ.

На сегодняшний день можно констатировать, что в условиях стагнации экономики принятые меры не дают ожидаемого эффекта. В период с мая 2014 г. по январь 2016 г. цена за баррель нефти снизилась с 114 до 50 долл., и ниже, хотя при формировании бюджета РФ была учтена цена порядка 95 долл.

Данные изменения уже отразились на состоянии экономики, а в ближайшем будущем в связи с сокращением доходной части бюджета неминуемо придется сокращать его расходы, что приведет к ухудшению всех макроэкономических параметров в целом [3]. Другим аспектом влияния на общеэкономическое положение является напряженная внешнеполитическая ситуация, связанная с вступлением Республики Крым в состав Российской Федерации, что, с одной стороны, вылилось в увеличение финансовой нагрузки на федеральный бюджет, а с другой - вызвало реакцию стран Европейского союза и США в виде принятия экономических санкций, направленных на дестабилизацию экономики Российской Федерации с целью изменения курса ее внешней политики.

В результате, если рассмотреть динамику изменения курса национальной валюты по отношению к доллару в период с июля 2014 г. по январь 2015 г. и применяемые меры по его стабилизации, необходимо подчеркнуть, что при итоговом почти 50 % падении курса рубля, которое за текущий период было не только непрерывным, но скачкообразным - «Черный понедельник» и «Черный вторник», - Центральный банк РФ повысил ключевую ставку с 5,5 до 17% годовых. При этом именно во вторник 16 декабря 2014 г. было принято решение об увеличение ставки с 10,5 до 17 % [7], как следствие существенное удорожание кредитов для субъектов предпринимательства и населения, выражающееся в замедлении роста производства и деловой активности для первых и уменьшении платежеспособности вторых. В итоге можно сделать вывод, что наступившие события и предпринятые контрмеры выходили за рамки вероятных сценариев развития ситуации и как следствие не способствовали решению создавшихся проблем, а лишь в краткосрочном периоде позволили избежать обвала экономики в целом.

На начало 2015 г. финансово-экономический кризис не истощил всех резервов российской экономики и их достаточно для оперативного переориентирования экономики на создание предпосылок к восстановлению производственной базы, обеспечению продовольствованной безопасности и импортозамещению. Именно в кризисный период государством должны быть выработаны не просто цели и задачи, но и способы достижения скорейшей стабилизации экономики с обеспечением использования и развития потенциала и инициативы не только среди активной части - бизнес-сообщества, но и всего населения [4]. Координация деятельности хозяйствующих субъектов и обеспечение единой направленности в решении проблем, стоящих перед государством, по принципу от общего к частному, как следствие принятие решение о единой стратегии государственного развития должно стать приоритетом.

Существует опыт ряда стран, как рассмотрено выше, позволяющих выработать консолидированный подход в области управления социально-экономической системой в целом, не переходя непосредственно к жесткому варианту государственного регулирования экономики в кризисный и посткризисный период в рамках концепции индикативного планирования.

Например, Франция и Япония (как показано выше) столкнувшиеся с серьезными последствиями в экономике после Второй мировой войны, при использовании концепции индикативного планирования адаптированной, в соответствии с национальными особенностями, смогли в короткий период определить базовые приоритеты и ориентиры в развитии страны, а также обосновали четкие временные рамки в реализации конкретных целей и задач, при этом скорость, с которой произошло восстановление этих двух экономик, показывает, что присутствует достаточно высокая корреляционная взаимосвязь между выбором стратегии планирования и повышения мобильности, увеличения динамики роста и стабильности всей социально-экономической системы развивающегося государства в целом.

Разработка и внедрение подобной системы планирования в Российской Федерации позволят стабилизировать экономику и повысить ее устойчивость и конкурентоспособность в долгосрочном периоде, но главное позволят эффективнее решить задачу по скорейшему переориентированию экономики от сырьевой модели к производственной, путем повышения не только экономического потенциала страны в целом, но и каждого региона в отдельности [5].

Смена парадигмы экономического развития определяется совокупностью необходимых структурных изменений в существующей модели экономического развития государства, понижение эффективности которой, выявляемое при стресс-тестовых нагрузках, ведет к ухудшению функционального состояния и повышает экзистенциональные риски для социальноэкономической системы государства. Такого рода стресстестовой нагрузкой для российской экономики стал ряд финансовых кризисов - кризис 1998 г., кризис 2008-2009 гг., и кризис, начавшийся в 2014 г.

Центральными индикаторами эффективности экономической системы в целом и ее направлений развития в частности являются, прежде всего, гибкость и возможность при возникновении кризисных явлений в экономике выстраивать эффективный механизм институционального взаимодействия, оптимизирующего ресурсы всей социально-экономической системы в целом. Финансовые кризисы 1998 г. и 2008-2009 гг. не только не привели к формированию централизованной системы регулирования и выработке мер оперативного реагирования на резкое изменение внешнеэкономической ситуации, но и не формированию долгосрочной стратегии интенсивного экономического развития.

Управление социально-экономической системой на современном этапе развития является сложным и многоступенчатым процессом. Задача по оптимизации существующей модели экономического развития скорее должна быть сформулирована как поиск новой концепции развития экономики с учетом как мирового опыта построения эффективных эконмических моделей в рамках рыночной экономики, так и опыта, накопленного при построении отечественной модели плановой экономики.

При такой постановке задачи необходим подход, который позволяет концентрироваться не столько на формах собственности и степени контроля над распределением конечного продукта производства, сколько на показателях и конечных целях, которые необходимо достичь отдельно взятой социально-экономической системе для стабилизации и подготовки к эволюционному переходу на следующий этап развития. Йозеф Шумпетер в своем труде «Теория экономического развития» проводит четкое различие между понятиями экономического роста и экономического развития, как количественных изменений в контексте экономического роста, так и качественных положительных изменений, направленных на рост в контексте развития [6]. Это утверждение подтверждает тезис о невозможности оптимизации существующей модели для реализации концепции перехода на более эффективный контур управления народным хозяйством, детерминированный набором индикаторов Управленческой индикативной системы развития (далее УИСР). Индикативная экономика рассматривает данный процесс, как теоретический и практический процесс разработки оптимальных моделей развития для каждой социальноэкономической системы в отдельности. Ее основной задачей является формирование единообразных подходов в методологии оценки функционального состояния и потенциала развития социально-экономической системы, а также выработки концепции проведения мероприятий по достижению поставленных целей и задач в контексте построения УИСР, при использовании методов институционального подхода на базовом (первичном) этапе анализа рассматриваемой социально-экономической системы.

Исходя из вышесказанного, финансовый кризис, охвативший с 2014 г. экономику России, необходимо рассматривать не только как набор сугубо негативных факторов, но и как возможность объективно оценить степень эффективности взаимодействия всех элементов социально-экономической системы в целом, и управленческой функции в частности.

Если исследовать динамику изменения показателей состояния российской экономики за период с марта 2014 г. по апрель 2015 г., то это позволяет провести корреляционный анализ по определению полезного эффекта от антикризисных мер.

Изначально необходимо проанализировать ряд наиболее существенных внешнеэкономических факторов, которые имели наиболее выраженное влияние на дестабилизацию существующей экономической системы Российской Федерации. С учетом того, что на текущий момент в РФ все еще не удалось уйти от экспортно-сырьевой модели экономики, существует высокая степень зависимость сбалансированности бюджета от поступлений доходов от внешнеэкономической деятельности и налогов, сборов и регулярных платежей за пользование природными ресурсами. Доля нефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета выросла с 30,2 % в 2004 г. до 46,1 % в 2013 г., а его не нефтегазовый дефицит увеличился с 1,8 до 9,7 % ВВП [7]. Анализ изменения цен на нефть с колебаниями национальной валюты относительно доллара США показывает высокую корреляционную зависимость на промежутке между июнем - ноябрем 2014 г. Промежуток от 24 ноября 2014 г. до начала февраля 2015 г. требует более детализированного анализа, здесь, очевидно, присутствует ряд факторов, влияющих на курс рубля, зависящий не только от понижения цены на нефть.

Вышеприведенная статистика является первым обоснованием невозможности оптимизации существующей экономической модели. При такой структуре доходной части бюджета и достаточно высоком значении чувствительности изменения стоимости барреля нефти к изменению курса национальной валюты, фактическим отсутствием возможности стабилизировать или оказать влияние на мировые цены на нефть, экономика, а в широком смысле и вся социально-экономическая система, не сможет находиться в устойчивом состоянии.

Второе обоснование - это рассмотрение механизма принятия антикризисных мер, набора инструментов, применяемого для стабилизации, а также промежуточная количественная оценка использования резервов экономики и последствий запуска антикризисного механизма.

Одним из способов влияния на курс национальной валюты является изменение ключевой процентной ставки, что приводит к удорожанию национальной валюты по отношению к другим мировым валютам. Изменение ключевой процентной ставки является эффективным антикризисным инструментом и, прежде всего, позитивно влияет на уровень инфляции, при этом ключевая процентная ставка напрямую влияет на доступность кредитов для бизнес - сообщества и населения, а, следовательно, в средне- и долгосрочном периоде негативно влияет на развитие экономики.

Центральный банк менял ключевую ставку 8 раз в 20142015 гг.

Отдельно необходимо рассмотреть повышение ключевой ставки на 6,5 пунктов, которому предшествовал «черный понедельник» и «черный вторник». В понедельник, 15 декабря - обвал рубля более чем на 8 % - курсы к закрытию торгов составили 64,45 и 78,87 руб. за доллар и евро, во вторник, 16 декабря, последовало еще более масштабное падение рубля: курс евро и доллара достигали отметки в 100,74 и 80,1 рублей за доллар и евро соответственно (табл.1) [1].

Вышеприведенные меры не только привели к дестабилизации курса рубля, но и фактически сделали труднодоступными кредиты для населения и бизнеса, что вызывает замедление темпов восстановления экономики и фактически будет препятствовать развитию ее «реального сектора». Кроме того, коррекция курса валют, а точнее его стабилизация, была осуществлена за счет расхода золотовалютных резервов, что привело к их сокращению (рис.1) [1].

Рис. 1. Расход золотовалютных резервов

Данные рисунка отражают схожесть ситуации (в части расхода золотовалютных резервов) в сравнении с кризисом 2008-2009 гг. И в первом, и во втором случае антикризисные меры носят скорее паллиативный характер, т.е. позволяют добиться симптоматического улучшения и стабилизации экономики, но не заложат предпосылок для ее развития. Российская Федерация за счет резервов, накопленных в промежутках между кризисами, позволяет искусственно поддерживать жизнеспособность экспортносырьевой модели экономики, но при таких параметрах устойчивое долгосрочное развитие не представляется возможным. С другой стороны, использование резервов, направленное на развитие экономики, позволит сделать как экономику, так и всю социальноэкономическую систему более устойчивой к изменениям внешнеэкономической и внешнеполитической обстановки.

С точки зрения индикативной экономики, необходимо рассматривать социально-экономическую систему не только как многоуровневый горизонт планирования развития на микро-, мезо- и макроуровнях, но и как целостную иерархическую структуру, где основными критериям оценки развития станут прежде всего показатели, характеризующие качество жизни населения. Достижение синергетического эффекта в развитии социальноэкономической системы зависит от работы с потенциалом ее отдельных элементов, центральным из которых является человек.

Развитые страны вкладывают в несколько раз больше инвестиций (в долях ВВП) в развитие человеческого капитала, чем РФ, что является базой для устойчивого развития и роста экономики.

Для экспортно-сырьевой модели экономики инвестиции в человеческий капитал не являются жизненно-необходимыми, прежде всего по причине того, что напрямую не являются фактором, влияющим на увеличение доходной части бюджета. Следовательно, сама концепция новой экономической модели должна строиться вокруг создания высокотехнологичных отраслей.

Переход от экспортно-сырьевой модели должен проходить в управляемом режиме, так как может быть осуществлен только в долгосрочном периоде, поэтому необходимо создать новый управляющий элемент, который может осуществить организацию работ по планированию и контролю за исполнением поставленных целей и задач. Такого рода организация была создана во Франции - Генеральный комиссариат планирования [7]. Осуществляя контроль за процессом индикативного планирования, эта организация играла ведущую роль в управляемом восстановлении Франции после Второй мировой войны. Другой мерой, которая необходима для развития социально-экономической системы страны, является долгосрочная программа развития территорий, которая жизненно необходима Российской Федерации для их стратегического удержания. Соответствующие программы развития территорий успешно применяются в США - Программа развития Аппалачи.

Российская Федерация имеет богатейшую в мире ресурсную базу и поколение, в которое были вложены инвестиции еще советского государства, это на стартовом этапе упрощает задачу по формированию нового подхода в развитие экономики на принципах индикативного планирования.

Список использованных источников:

Бушуева Е.Н., Радюкова Я.Ю. Совершенствование конкурентной политики как инструмент развития предпринимательства в России // Социально-экономические явления и процессы. 2011. № 12 (34). С. 58-65.

Островская Е. Франция / МЭ и МО. № 8. 2001. С. 89.

Радюкова Я.Ю., Кулик Ю.П., Пахомов Н.Н. Роль и место глобализационных процессов в системе экономической безопасности // Социально-экономические явления и процессы.

Т. 10. № 8. С. 107-112.

Смагин И.И., Смагина В.И. Социальная адаптация населения: жизнь от кризиса к кризису // В сборнике: Саяпинские чтения Сборник материалов круглого стола. Радюкова. Тамбов,

С. 222-231.

Смагина В.В., Стрекалов Н.В. Индикативное планирование как перспективный инструмент управления развитием социально-экономических систем на региональном уровне // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2014. № 11 (139). С. 139-142.

Шумпетер И. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия / предисл. В. С. Автономова. - М.: ЭКСМО, 2007. - 864 с - (Антология экономической мысли).

8. URL: www.cbr.ru/


Смагина В.В., д.э.н., профессор кафедры "Финансы и банковское дело” ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина», Стрекалов Н.В., соискатель кафедры "Политической экономии и мирового глобального хозяйства" ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина», Бокарева Н.С. ученица 11 «Г» класса МАОУ «Лицей №14 имени заслуженного учителя РФ им. А.М. Кузьмина»





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ