СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Июль
  Август   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Протокол судебного заседания в истории и теории российского уголовного процесса


Протокол судебного заседания в истории и теории российского уголовного процесса

The record of proceedings in the history and theory of russian criminal process

Юлбердина Лира Радиковна Стерлитамакский филиал ФГ БОУ ВПО «Башкирский Государственный

Университет», г.Стерлитамак E-mail: Lira-y[AT]yandex.ru

Yulberdina Lira Radikovna Sterlitamak branch of FG BOU VPO "Bashkir State University", Sterlitamak

E-mail: Lira-y[AT]yandex.ru

Аннотация. В статье анализируются проблемы содержания, составления протокола судебного заседания как основного средства фиксации процессуальных действий суда по исследованию обстоятельств дела в историческом и современном аспектах. Автором исследуется формального подхода к соблюдению письменной уголовно-процессуальной формы. В судебной практике имеются пробелы, вызванные недостаточной научной разработанностью этой темы, в частности, автором исследованы проблемы объективности процессуальной фиксации хода и результатов судебного разбирательства, проблема поверхностной судебной оценки материалов следствия. Сделаны выводы о возможности использования аудиозаписи как дополнительного средства уголовно-процессуальной фиксации.

Ключевые слова: протокол судебного заседания, фиксация процессуальных действий, суд, аудиозапись.

Abstract. The article analyzes the problems of the content, the compilation of the record of the hearing as the principal means of recording procedural action of the court in the investigation in the historical and modern aspects. The author investigates a formal approach to compliance with the written criminal procedure forms. In judicial practice, there are gaps due to lack of scientific development of this theme, in particular, the author studies the problem of objectivity of procedure of fixation of the process and the outcome of the trial, the problem of superficial judicial evaluation of the evidence. The conclusions about the possibility of using audio recordings as an additional means of criminal procedure fixing.

Keywords: protocol of the court session, the commit procedural actions, the court, the recording.

Историческое формирование протокольной фиксации происходило поэтапно. Так, в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года содержится подробный перечень того, что указывается в протоколе (ст.836) [3]:

время и место заседания с указанием, в котором именно часу оно открыто и закрыто;

должностные лица, присутствовавшие в заседании;

состав присутствия присяжных заседателей, когда дело рассматривалось с их участием;

предмет дела, рассмотренного в заседании;

участвующие в деле лица, а именно: подсудимые с их защитниками и гражданские истцы или частные обвинители и их поверенные;

свидетели, допрошенные в заседании, и сведущие люди, представлявшие свои объяснения;

все действия, происходившие в заседании, в том именно порядке, в каком они совершались;

замечания и возражения относительно порядка каждого из действий, с кратким указанием постановленных судом по сим предметам решений.

Отдельное внимание заслуживает положение, что «протокол судебного заседания должен быть составлен таким образом, чтобы из него можно было видеть весь ход дела на суде и удостовериться в соблюдении тех правил, нарушение коих может быть поводом к отмене приговора».

Таким образом, протокол служил единственным средством для отображения объективности действий, происходящих в судебном разбирательстве. Можно сделать вывод о том, что основное процессуальное значение протокола - доказательственное, поскольку его ведение было основано на «соблюдении тех правил», а по сути, соблюдении уголовно-процессуальной формы.

УПК РСФСР 1923 года [5], минимизировал значение протокола судебного заседания, сведя его к простому средству фиксации, уголовный процесс протоколировался кратко, можно сказать формально. Так, в протоколе судебного заседания обозначались: «Место и время заседания, с указанием, когда оно было открыто и когда закрыто. Состав суда, стороны, если они присутствуют, слушаемое дело, все действия суда в том именно порядке, в каком они имели место, заявления, ходатайства сторон, свидетелей, экспертов и иных лиц, постановленные судом определения, содержание показаний и объяснение подсудимого, свидетелей и экспертов, краткое содержание последнего слова подсудимого, а равно и все то, о занесении в протокол чего стороны ходатайствовали. Содержание прений сторон в протокол не заносится, а лишь отмечается порядок, в каком они имели место на суде».

В УПК РСФСР 1960 года [7] статья о протоколе судебного заседания претерпела существенные изменения: «В протоколе судебного заседания указывается: место и дата заседания с обозначением времени его начала и окончания, наименование и состав суда, секретарь, переводчик, обвинитель, защитник, подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также другие вызванные судом лица, рассматриваемое дело, данные о личности подсудимого и мера пресечения, действия суда в том порядке, в каком они имели место, заявления и ходатайства участвующих в деле лиц, определения или постановления, вынесенные судом без удаления в совещательную комнату, указание на вынесение определений или постановлений в совещательной комнате, разъяснение участвующим в деле лицам их прав и обязанностей, подробное содержание показаний, вопросы, заданные эксперту, и его ответы, результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других действий по собиранию доказательств, указание на факты, которые участвующие в деле лица просили удостоверить в протоколе, указание на факты нарушения порядка в зале судебного заседания, если они имели место, и на личность нарушителя, краткое содержание судебных прений и последнего слова подсудимого, указание об оглашении приговора и разъяснении порядка и срока его обжалования».

Можно сделать вывод о том, что в каждом из этих УПК последовательно расширен перечень действий, обозначаемых в протоколе, что, несомненно, является положительным моментом. Однако, сама важность составления протокола как доказательства в суде вышестоящей инстанции подчеркнута только в Уставе 1864 года.

Из приведенных текстов видно, что исторически значение протокола судебного заседания состоит в полной, объективной фиксации всех процессуальных действий, совершаемых в ходе судебного разбирательства. УПК РФ [8] воспринял основную идею и содержит подобные формулировки: «подробное содержание показаний», «основное содержание выступлений сторон».

Т.Г. Морщакова и И.Л. Петрухин [2, с.53] верно отмечали, что протокол является единственным средством, позволяющим документировать рассмотрение дела в суде, оценить качество судебного разбирательства, проверить законность и обоснованность приговора1. При исследовании проблем фиксации хода и результатов судебного разбирательства нами выявлены следующие негативные тенденции: проблема объективности фиксации хода и результатов судебного разбирательства и проблема поверхностной судебной оценки материалов следствия. Кратко обозначим каждую из них.

Проблема поверхностной судебной оценки материалов следствия. «Судебное разбирательство, - указывал М.С. Строгович, - не сводится к простой проверке материалов предварительного следствия» [6, с. 223]. Проверка материалов расследования в суде может основываться только на активной самостоятельности работы суда по исследованию доказательств. Протокол судебного заседания является основным средством, аккумулирующим работу суда по исследованию доказательств по делу.

Стоит отметить, что суд, выявляя нарушения и ошибки, допущенные в процессуальной деятельности, требует их устранения от органов расследования (возвращает уголовное дело для проведения дополнительного расследования), либо сам предпринимает меры по исправлению обнаруженных недостатков. В качестве отступления надо сказать, что некоторые авторы не разделяют законодательного подхода к институту возвращения уголовного дела прокурору. Правовой механизм уголовного дела судом для проведения дополнительного расследования, по мнению Д.А. Чигрина, противоречит изначально заложенным в УПК РФ идеям и не соответствует нормам ст. 252, запрещающим изменение обвинения в судебном разбирательстве, если вследствие этого ухудшается положение подсудимого и нарушается его право на защиту [9, с. 115-121].

1 Там же. С. 60.

Проблема объективности процессуальной фиксации. Определение в законе точных критериев, индицирующих достижение объективной истины, не является возможным [9, с. 115-121]. Однако, возможно закрепление принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, который напрямую должен находить отражение в протоколе судебного разбирательства.

К сожалению, существующие в УПК РФ требования к содержанию протокола судебного заседания не обеспечивают полного и объективного отражения в нем судебного процесса. Одной из причин сложной борьбы с волокитой при оформлении протокола является отсутствие сведений о дате его изготовления и подписания. Поэтому полагаем важным дополнить ч.2 ст. 259 УПК РФ пи. 17: «Дата составления протокола».

В протоколе судебного заседания зачастую можно встретить несоответствие показаний свидетелей, подсудимого, данных ими в суде, с теми, которые давались на стадии предварительного расследования. Расхождения, о чем, кстати, зафиксировано в протоколе, решаются с явным предпочтением стороне предварительного следствия, только на том основании, что у суда нет причин считать данные показания неверными, поскольку следователь - не заинтересованное лицо. Это проблема, не решаемая объективным протоколом. Поэтому мы говорим об отграничении друг от друга проблем, названных ранее.

Полагаем, что проблему объективности фиксации можно решить следующим образом. По ходатайству заинтересованной стороны или по инициативе суда вести аудиозапись всего процесса. Тем самым и секретарь сможет восполнить имеющиеся в протоколе пробелы впоследствии, а также суд решит еще одну важную проблему - проблему нарушения порядка в зале судебного заседания, проявляемого неуважительного, и зачастую грубого отношения к суду. Аудиозапись судебного заседания, несомненно, будет способствовать соблюдению

процессуальной формы и со стороны суда, и со стороны участников процесса.

Тем не менее, применение аудиозаписи и несет свои проблемы, главной из которых является затратность процедуры. По мнению М.С. Першонковой М.С. [4, с. 94-95] представляется целесообразным применять аудиозапись не во всех судебных заседаниях, а только по ходатайству сторон, или по инициативе суда, что значительно сократит расход бюджетных средств на CD-диски.

Другая проблема справедливо отмечена А.В. Шиловым: «Законодатель, установив приоритет аудиозаписи, не закрепил правовые последствия ее отсутствия в материалах арбитражного дела (утеря, техническая невозможность воспроизведения и т.п.) [10, с. 154-156]. Учитывая, что аудиозапись является основным средством доказывания хода судебного заседания и одной из обязательных форм протоколирования, ее отсутствие в материалах арбитражного дела также должно влечь безусловную отмену судебного акта арбитражного суда при условии невозможности ее восстановления в соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 270 АПК РФ»2. Поэтому необходимо дополнение АПК РФ нормой, позволяющей вышестоящей инстанции отменить судебный акт арбитражного суда нижестоящей инстанции при отсутствии в материалах дела материального носителя аудиозаписи.

Сложным, практически невозможным, считаем введение повсеместной аудиозаписи в уголовном процессе по всем делам, где судебные заседания могут длиться несколько месяцев или даже лет, не говоря уже про повсеместную замену протокола другими видами фиксации. Даже если теоретически представить себе видео- или аудиофиксацию всего процесса, то сколько времени затем займет воспроизведение всех записей прежде чем судья отправится в совещательную

Шилов А.В. Проблемы новелл судебного доказывания в арбитражном процессу: судебное признание и протокол судебного заседания // Сборник «Правовые проблемы укрепления российской государственности». - Томск. - 2011.

- С. 154-156. комнату для постановки приговора. Необходимо учитывать и человеческие особенности каждого судьи по восприятию информации - зрительно или на слух.

Введение обязательной аудиозаписи судебного разбирательства как возможную перспективу рассматривать необходимо, но только как дополнительного, вспомогательного средства процессуальной фиксации. Аудиозапись не может собой заменить протокол судебного заседания, она способна помочь воспроизвести отдельные сложные моменты выступлений участников процесса, должна применяться всегда по ходатайству стороны, как обязанность, а не право суда. Поэтому предлагаем ч.1 ст. 259 УПК РФ изложить в следующей редакции: «В ходе судебного заседания ведется протокол. По ходатайству стороны суд ведет аудиопротоколирование».

При этом право стороны вести аудиозапись и письменную запись в открытом судебном заседании сохраняется.

В заключении хочется отметить свое отношение еще к одной новелле. В Кодексе административного судопроизводства [1] содержится норма о том, что « в ходе судебного заседания... ведется аудиопротоколирование и составляется протокол в письменной форме». Это исключает возможность субъективной фиксации, с одной стороны, облегчает работу суда: секретарь не будет ничего фиксировать, а только, используя специальную программу распечатает протокол, но полагаем, что с другой стороны, помимо огромных денежных затрат, массового обучения сотрудников, оснащения всех судов специальным оборудованием это не всегда спасет ситуацию если, например, представить возможные технические неполадки в суде. Кроме того, запись на носителе может быть повреждена или утеряна, что послужит лишним поводом к отмене решения. Считаем лучшим способом решения проблемы - ведение письменного протокола в сочетании с возможными альтернативными способами фиксации, например, аудиозаписи.

Библиографический список

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 N 21-ФЗ (ред. от 29.06.2015) // Собрание законодательства РФ, 09.03.2015, N 10, ст. 1391.

Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Оценка качества судебного разбирательства // Наука. -М. - 1987. - С.53.

Судебные уставы 20 ноября 1864 года : с изложением рассуждений, на коих они основаны : Ч. 1 - / изданные Государственной канцелярией. - 2-е издание, дополненное. - С.-Петербург : в типографии 2 отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1867.

Першонкова М.С. Протокол судебного заседания в арбитражном процессе // Вестник Костромоского государственного технологического университета. Государство и право: вопросы теории и приактики (Серия «Юридические науки» - 2011. - №1(1). - С. 94-95.

Постановление ВЦИК от 15.02.1923 «Об утверждении УголовноПроцессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р») // СУ РСФСР, 1923, N 7, ст. 106.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука. 1970. - Т.2. - С.223.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 29.12.2001, с изм. от 26.11.2002) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2002) // Свод законов РСФСР, т. 8, с. 613.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174- ФЗ (ред. от 30.12.2015) // Парламентская газета, N 241-242, 22.12.2001.

Чигрин Д.А. К вопросу о «реанимации» института возврата уголовного дела судом для проведения дополнительного расследования в уголовном процессу России // Правовое государство: теория и практика. - 2015. №4(42). - С. 115- Шилов А.В. Проблемы новелл судебного доказывания в арбитражном процессу: судебное признание и протокол судебного заседания // Сборник «Правовые проблемы укрепления российской государственности». - Томск. - 2011. - С. 154-156.


Юлбердина Л . Р .





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ