СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Июль
  Август   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: К ИТОГАМ 2015 ГОДА/статья вторая


РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: К ИТОГАМ 2015 ГОДА/статья вторая

Законотворчество - дело тонкое...

К.К. Лебедев

Аннотация: В статье дается информационно-аналитический обзор федеральных законов, принятых в 2015 году; особое внимание уделяется законам, регулирующим экономические отношения, а также законам, вносящим в правовую систему России новые институты, восполняющие имеющиеся в правовом регулировании пробелы. По отдельным положениям новых законодательных актов обосновываются критические соображения, выдвигаются предложения по совершенствованию законодательства как с точки зрения существа правовых норм, так и под углом зрения технологии правотворческого процесса.

университет

Ключевые слова: законы, законодательные акты, законодательство, правотворчество, изменения и дополнения действующих законодательных актов, процессуальное законодательство, юрисдикционные иммунитеты, арбитраж, третейское разбирательство, постоянно действующее арбитражное учреждение, третейский суд, медиация, саморегулируемая организация, декларирование активов, специальная декларация. суды общей юрисдикции, арбитражные суды.

В предыдущей статье о юридических итогах года вниманию читателя была представлена информация о наиболее примечательных с точки зрения автора законодательных актах, принятых Госдумой в течение 2015 года [1]. В настоящей статье продолжен анализ законодательных новелл 2015 года. К предмету информационно-аналитических обзоров или очерков относятся законы, положения которых по своему назначению и содержанию суть правовые нормы; такие законы являются регулятивными законами или нормативными правовыми актами в полном смысле слова. Но, наряду с регулятивными законами принимаются и такие законы, которые в отличие от регулятивных законов, не несут регулятивной нагрузки, не содержат правовых норм, например, законы о ратификации международных протоколов, соглашений и конвенций. Таких законов в течение года принимается достаточное количество. Поскольку в них не содержится правовых норм, такие акты следовало бы принимать не в форме законов, а в форме постановлений Госдумы; эти постановления так же, как и законы, подлежали бы одобрению Советом Федерации и подписанию Президентом РФ, но нумерация постановлений проводилась бы отдельно. То же самое относится и к актам, которыми закрепляются какие-либо разовые решения организационного или административного характера. Например, - Федеральный закон от 02 мая 2015 г. № 108-ФЗ «Об упразднении Тарасовского районного суда Ростовской области» (РГ, 06.05.2015); такие решения так же следует оформлять не законами, а постановлениями Госдумы.

В целях доктринальной систематизации принимаемые законы могут быть сгруппированы по трем основным группам:

1)законы, которые принимаются впервые; ими восполняются пробелы в правовом регулировании соответствующих общественных отношений; такие законы в данном контексте можно было бы называть «пионерскими»; 2)законы, которые принимаются взамен действующих в целях обновления правового регулирования соответствующих отношений; их можно было бы назвать «замещающими» законами; 3)законы, которыми вносятся изменения и дополнения в действующие законы, устанавливается новая редакция действующих законов в целом либо в части - «корректирующие» законы. К законам первой группы - пионерским - наряду с законами, охарактеризованными в первой нашей статье, можно отнести, в частности, Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» (РГ, 06.11.2015). Под юрисдикционными иммунитетами понимаются судебный иммунитет, иммунитет в отношении мер по обеспечению иска и иммунитет в отношении исполнения решения суда. Хотя судебная система России всегда руководствовалась международно-правовым принципом юрисдикционного иммунитета иностранных государств, специальное регулирование этих отношений не осуществлялось. Теперь, с принятием и вступлением с 1 января 2016 г. названного Закона в силу, этот пробел в нашей правовой системе устранен. По общему правилу, юрисдикционные иммунитеты предоставляются постольку, поскольку иностранное государство осуществляет суверенные властные полномочия. В Законе перечисляются виды споров, относительно которых при определенных условиях юрисдикционный иммунитет иностранному государству не предоставляется: споры, связанные с участием иностранного государства в гражданско - правовых сделках и(или) осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 7), трудовые споры (ст. 8), споры о возмещении вреда (ст. 11), споры, связанные с интеллектуальной собственностью (ст. 12), и некоторые другие. При определенных условиях иностранное государство может быть признано отказавшимся от судебного иммунитета (ст. 6). Юрисдикционные иммунитеты предоставляются на основе принципа взаимности; поэтому если в иностранном государстве будут введены ограничения относительно юрисдикционных иммунитетов России, то и в Российской Федерации в порядке реторсии могут быть введены соответствующие ограничения юрисдикционных иммунитетов данного иностранного государства и его имущества. Закрепление на уровне федерального закона этих принципиальных положений имеет важное практическое значение, так как в последние годы в отдельных государствах предпринимаются попытки возбуждения судебных процедур относительно Российской Федерации, наложения ареста и обращения взыскания на имущество, принадлежащее на праве собственности нашему государству (например, дела по иску швейцарской фирмы «Noga», дела по искам акционеров нефтяной компании «Юкос»). При этом принцип юрисдикционного иммунитета Российской Федерации, как правило, игнорируется. В подобных случаях Российская Федерация на основании статьи 4 Закона № 297-ФЗ «Принцип взаимности в вопросах применения юрисдикционных иммунитетов» вправе ввести ответные ограничения юрисдикционных иммунитетов иностранного государства. В Законе № 297-ФЗ не предусмотрена процедура введения таких ограничений. Очевидно, это - компетенция Госдумы; заключения по вопросам предоставления юрисдикционных иммунитетов Российской Федерации и ее имуществу в иностранном государстве дает, как указано в ч. 2 ст. 4 Закона № 297-ФЗ, ... «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации». Имеются в виду заключения Министерства иностранных дел России, которые оно дает по запросам судебных инстанций, но и Госдума рассматривает вопросы о введении ограничений относительно какого-либо иностранного государства по представлению Министерства иностранных дел.

Принятие и введение в действие Закона № 297-ФЗ потребовало приведения в соответствие с ним действующего процессуального законодательства. Этим целям посвящен Закон от 29 декабря 2015 г. № 393-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства» (РГ, 31.12.2015). Изменения внесены в ГПК РФ, АПК РФ и в Закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». В частности, ГПК РФ и АПК РФ дополнены главами о производстве по делам с участием иностранного государства (ГПК РФ дополнен главой 45.1, ст.ст. 417.1-417.12; АПК РФ - главой 33.1, ст.ст. 256.1-256.12), а Закон «Об исполнительном производстве» дополнен, в частности, главой о порядке исполнения судебных актов в отношении иностранного государства и его имущества (глава 12.1, ст.ст. 104.1-104.5). Закон № 393-ФЗ вступил в силу с 1 января 2016 г.

Во внутренних правоотношениях государство не обладает юрисдикционными иммунитетами. В ст. 127 ГК РФ применительно к ответственности российского государства в отношениях с участием иностранных юридических лиц, граждан и государства сказано, что особенности ответственности государства определяются законом об иммунитете государства и его собственности. Но Закон № 297-ФЗ не регулирует внутренние отношения, связанные с юрисдикционными иммунитетами Российской Федерации. Отсутствие специального закона означает, что участие Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также муниципальных образований в судопроизводстве подчиняется нормам процессуального законодательства. Гражданская правосубъектность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований определяется положениями статей 124-127 ГК РФ. Согласно ч. 2 ст. 124 ГК РФ, к названным публично-правовым образованиям. «применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов». Как вытекает из п. 1 ст. 126 ГК РФ, взыскание по долгам публично -правовых образований может быть обращено на принадлежащее им на праве собственности имущество, кроме того имущества, которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также имущества, которое может находиться исключительно в государственной или муниципальной собственности. Обращение взыскания на землю и другие природные ресурсы, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, допускается только в случаях, предусмотренных законом. Много нововведений содержится в Федеральном законе от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (РГ, 31.12.2015). Этот Закон принят в целях урегулирования третейского разбирательства, принят несмотря на то, что в свое время были приняты и действуют в настоящее время два закона о третейском разбирательстве: Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» [2] и Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102 -ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» [3]. Принятию Закона № 382-ФЗ предшествовала оживленная дискуссия в кругах юридической общественности, в ходе которой ставилась под сомнение сама необходимость принятия нового закона о третейском разбирательстве, поскольку Закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ не создавал препятствий для учреждения и развития третейских судов, которые постепенно стали заметным явлением в нашей правовой системе, выполняя роль альтернативной относительно государственных арбитражных судов и, в какой-то части, судов общей юрисдикции подсистемы разрешения экономических споров. Ежегодно третейскими судами рассматриваются десятки тысяч экономических споров; тем самым снижается нагрузка на государственные арбитражные суды. В целом это имеет большое позитивное значение. Вместе с тем, третейские суды не образуют единой иерархической системы, действуют разрозненно, сами по себе; взаимодействие их с государственными компетентными судами не обеспечивалось в достаточной степени на законодательном уровне. Скорее всего, эти обстоятельства и послужили главной причиной принятия еще одного закона о третейском разбирательстве и третейских судах.

Понятия арбитраж и третейское разбирательство даются в Законе, в его названии и тексте, как синонимы: арбитраж или, другими словами, третейское разбирательство это - процесс разрешения спора третейским судом и принятия им решения по спору, то есть арбитражного решения. Рассмотрение спора и принятие решения по нему осуществляется третейскими судьями, то есть собственно третейским судом, который образуется при арбитражном учреждении. Арбитражное учреждение - это постоянно действующее образование, в задачи которого входит организационное обеспечение третейского разбирательства, другими словами - администрирование арбитража. Постоянно действующее арбитражное учреждение не является юридическим лицом, а является внутренним структурным подразделением некоммерческой организации (НКО) - учредителя. Отсюда следует, что являющаяся юридическим лицом НКО создает в своем составе особое внутреннее подразделение - постоянно действующее арбитражное учреждение и возлагает на него функции администрирования арбитража: подбор третейских судей, ведения делопроизводства, организации получения и распределения арбитражных сборов и т.д. Но (!) созданное при НКО постоянно действующее арбитражное учреждение вправе осуществлять деятельность по третейскому разбирательству при условии и только тогда, когда НКО-учредителю будет предоставлено право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Решение вопроса о предоставлении этого права входит в компетенцию Правительства РФ. При уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, под которым, очевидно, имеется ввиду Министерство юстиции РФ, создается совещательный орган - Совет по совершенствованию третейского разбирательства. Рекомендация названного Совета является основанием для принятия Правительством РФ акта о предоставлении НКО права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. В ч. 8 ст. 44 Закона предусмотрены требования, которым должны соответствовать НКО, претендующие на получение права осуществления функций постоянно действующего арбитражного учреждения; учитывается в том числе репутация НКО, масштаб и характер ее деятельности, состав ее учредителей (участников). Если постоянно действующее арбитражное учреждение создается на базе действующего, созданного до вступления в силу Закона № 382-ФЗ третейского суда, при принятии решения о предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения во внимание принимается также деятельность учреждения - правопредшественника до дня вступления в силу Закона № 382-ФЗ, количество рассмотренных им дел, включая количество решений, принятых им при администрировании арбитража, которые были отменены судом или по которым судом было отказано в выдаче исполнительного листа. Все эти предпосылки должны позволить... «обеспечить высокий уровень организации деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения, в том числе в части финансового обеспечения создания и деятельности соответствующего учреждения, осуществление. организацией деятельности, направленной на развитие арбитража в Российской Федерации».

Отказ в предоставлении НКО права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения может быть обжалован в судебном порядке. Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ осуществляют функции постоянно действующего арбитражного учреждения без необходимости предоставления Правительством РФ права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Постоянно действующие арбитражные учреждения не могут создаваться органами государственной власти, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, государственными корпорациями и государственными компаниями, политическими партиями и религиозными организациями, адвокатскими палатами и другими адвокатскими образованиями, нотариальными палатами. Не допускается создание одного постоянно действующего арбитражного учреждения одновременно при двух и более НКО.

Рассмотрение спора третейским судом не препятствует обращению сторон спора к процедуре медиации в соответствии с требованиями, предусмотренными Федеральным законом от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» [4]. Закон № 382-ФЗ вступает в силу с 1 сентября 2016 г. Закон № 382-ФЗ дополняется положениями Федерального закона от 29 декабря 2015 г. №409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (РГ, 31.12.2015), так же вступающего в силу с 1 сентября 2016 г. Изменения и дополнения внесены в Законы: «О статусе судей в Российской Федерации», «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», «О несостоятельности (банкротстве)», УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ. В ГПК РФ и АПК РФ внесены, в частности, изменения и дополнения, уточняющие порядок выполнения судами общей юрисдикции и арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов. Признан утратившим силу пункт 3 части 1 ст. 6 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» [5], которым саморегулируемая организация (СРО) наделялась правом создавать третейские суды для разрешения споров, возникающих между членами СРО, а также между ними и потребителями произведенных членами СРО товаров, работ, услуг, иными лицами. Такое решение вопроса вызывает недоумение, - ведь СРО являются некоммерческими организациями, причем НКО особого рода, призванными организовывать и контролировать деятельность своих членов. По закрепленной в ст.50 ГК РФ «Коммерческие и некоммерческие организации» классификации юридических лиц СРО относятся к ассоциациям (союзам). По своему составу некоторые СРО охватывают большое количество субъектов, занимающихся соответствующим видом деятельности. Например, в составе СРО аудиторов должно быть не менее 10 000 аттестованных индивидуальных аудиторов или не менее 2 000 аудиторских коммерческих организаций [6]. При таком раскладе кому как не СРО и их объединениям создавать постоянно действующие арбитражные учреждения и заниматься развитием системы арбитража в нашей стране. Поэтому следовало бы не прекращать действие пункта 3) ч. 1 ст. 6 Закона «О саморегулируемых организациях», а оставить его в силе, но дополнить указанием на то, что третейские суды (постоянно действующие арбитражные учреждения) создаются СРО в порядке, предусмотренном ст.ст. 44-48 Федерального закона от 29.12.2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации».

Подверглись корректировке многие нормы Закона «О международном коммерческом арбитраже», утверждены в новой редакции Положение о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ (Приложение I к Закону РФ «О международном коммерческом арбитраже») и Положение о Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ (Приложение II к Закону «О международном коммерческом арбитраже»). Что касается Закона «О третейских судах в Российской Федерации», то, во -первых, признаны утратившими силу его главы VII «Оспаривание решения третейского суда» и VIII «Исполнение решения третейского суда»; во-вторых, в остальной части Закон № 102-ФЗ сохраняет силу, так как в производстве третейских судов могут находиться дела, возбужденные по искам, принятым к рассмотрению до 1 сентября 2016 г. В связи с этим установлено, что с 1 сентября 2016 г. нормы Закона «О третейских судах в Российской Федерации» не применяются, за исключением арбитража, начатого и не завершенного до 1 сентября 2016 г. Но положения главы 7 «Оспаривание арбитражного решения» и главы 8 «Приведение в исполнение арбитражного решения» Закона № 382-ФЗ применяются в том числе в отношении арбитража, начатого и не завершенного до 1 сентября 2016 г. После того, как все дела по искам, принятым третейскими судами к рассмотрению до 1 сентября 2016 г. будут рассмотрены, Закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» автоматически прекратит свое действие и применению не подлежит.

В целом Закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» заслуживает положительной оценки, хотя акценты расставит практика его применения. Включение в ГПК РФ и АПК РФ норм о содействии, оказываемом государственными судами третейским судам, свидетельствует, как можно предположить, о стремлении законодателя установить порядок взаимодействия третейских судов с государственными судами и тем самым приблизить третейские суды к судебной системе нашего государства с тем, очевидно, чтобы они играли более заметную роль в обеспечении надежности и стабильности хозяйственных связей между субъектами экономических отношений. В то же время Законом № 382-ФЗ установлены дополнительные требования к организации и деятельности третейских судов. Некоторые из этих требований не вызываются необходимостью и могут затормозить развитие системы третейских судов, снизить эффективность третейского разбирательства. Так, вряд ли правильно загружать Правительство РФ вопросами предоставления различным НКО права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ч.ч. 1 и 4 ст. 44). Целесообразно эти полномочия отнести к компетенции Министерства юстиции РФ тем более, что, согласно ч. 5 ст. 44 Закона, Совет по совершенствованию третейского разбирательства должен быть создан не при Правительстве РФ, а при уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, то есть при Министерстве юстиции России.

В ч. 2 ст. 10 Закона «Число арбитров» предусмотрено, что если стороны арбитража не определят число арбитров, то... «назначаются три арбитра». Но далеко не всегда споры, передаваемые в третейские суды, требуют коллегиального рассмотрения; много дел элементарных, стандартных, которые без каких-либо проблем могут быть разрешены одним третейским судьей единолично. Ведь и в государственных компетентных судах гражданские дела по общему правилу рассматриваются судьей единолично (ч. 1 ст. 14 ГПК РФ и ч. 1 ст. 17 АПК РФ). В тех случаях, когда стороны арбитража не придут к соглашению относительно арбитров, назначение арбитра (арбитров), согласно пунктам 1) и 2) ч. 3 ст. 11 Закона «Избрание (назначение) арбитров» производится... «компетентным судом»!? Компетентный суд - это государственный суд, . «определенный в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации» (п. 7) ст. 2 Закона «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе»). Не приведут ли эти нормы к бюрократическим осложнениям в работе третейских судов? Почему не оставить эту прерогативу - назначение арбитров - за председателем третейского суда? Такова практика в настоящее время, она сложилась давно и себя оправдала. Надо ли ее ломать?

Арбитр - третейский судья, - которому предоставляется право рассматривать споры единолично, должен иметь высшее юридическое образование. Если спор рассматривается коллегиально, то в составе третейских судей должен быть хотя бы один арбитр с высшим юридическим образованием. Это, конечно, правильно. Но, как установлено частью 3 ст. 47 Закона № 382-ФЗ, в каждом рекомендованном списке арбитров постоянно действующего арбитражного учреждения не менее одной трети арбитров должны иметь ученую степень, а не менее половины арбитров должны обладать опытом разрешения гражданско-правовых споров в качестве третейских судей и/или арбитров в третейских судах (арбитраже) и/или в качестве судей федерального суда, конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, мировых судей в течение не менее десяти лет, предшествующих дате включения их в рекомендованный список арбитров. Причем, одно лицо не может входить в рекомендованные списки арбитров более трех постоянно действующих арбитражных учреждений. Такие квалификационные требования к арбитрам приведут к тому, что количество третейских судов в России значительно сократится. Целесообразно изменить пропорции и предусмотреть, что не менее половины арбитров в рекомендованном списке должны составлять юристы, соответствующие названным квалификационным требованиям; для остальной части арбитров достаточно иметь высшее юридическое образование.

Нельзя не сказать о наименованиях и терминологии. В России государственные суды, рассматривающие экономические споры, называются арбитражными судами, тогда как едва ли не во всех зарубежных странах арбитраж, арбитражные суды - это негосударственные институты. Законодатель в новом Законе назвал арбитражем третейское разбирательство, и организационную основу постоянно действующего третейского суда назвал арбитражным учреждением. Такая терминология приводит к смешению подсистем государственного и негосударственного арбитража, к искаженному пониманию природы и характера государственных арбитражных судов как части судебной системы России. Поэтому следовало бы либо отказаться от принятой в Законе № 382-ФЗ терминологии, либо переименовать арбитражные суды; их можно было бы назвать хозяйственными судами или судами по экономическим спорам и т.п. Очевидно, ввиду смешения терминологии в Законе установлен запрет на использование постоянно действующими арбитражными учреждениями в своих наименованиях словосочетаний «арбитражный суд» и «третейский суд»,... «если полное наименование учреждения сходно до степени смешения с наименованиями судов Российской Федерации или иным образом способно ввести участников гражданского оборота в заблуждение относительно правовой природы и полномочий постоянно действующего арбитражного учреждения. Наименование постоянно действующего арбитражного учреждения должно содержать указание на полное или сокращенное наименование НКО, при которой оно создано», - ч. 21 ст. 44 Закона 382-ФЗ. Но это требование не снимает проблему смешения терминологии в принятых в действующем законодательстве названиях государственных арбитражных судов и постоянно действующих арбитражных учреждений.

Большие дискуссии вызвал весной 2015 г. законопроект о декларировании активов гражданами Российской Федерации. Первоначально предполагалось, что закон обяжет граждан раскрывать информацию о своих активах, находящихся в зарубежных государствах. Но в окончательной редакции предмет регулирования изменился: во -первых, речь идет об имуществе, находящемся не только за рубежом, но и на территории России, а, во-вторых, отпала идея об обязательном декларировании. Очевидно, эта идея не согласуется с положениями Конституции РФ о праве каждого... «иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами» (ст. 35, пункт 2). Каждый гражданин и так. «обязан платить законно установленные налоги и сборы» (ст. 57). В Конституции РФ установлен запрет на принятие законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина (ст.55, пункт 2). С учетом названных конституционных положений Госдумой 22 мая 2015 г. был принят Закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»; Закон одобрен Советом Федерации 3 июня 2015 г., подписан Президентом РФ 8 июня 2015 г. № 140-ФЗ [7].

В Законе сказано, что он. «направлен на создание правового механизма добровольного декларирования активов и счетов (вкладов) в банках, обеспечение правовых гарантий сохранности капитала и имущества физических лиц, защиту их имущественных интересов, в том числе за пределами Российской Федерации, снижение рисков, связанных с возможными ограничениями использования российских капиталов, которые находятся в иностранных государствах, а также с переходом Российской Федерации к автоматическому обмену налоговой информацией с иностранными государствами». Механизм добровольного декларирования активов и счетов (вкладов) в банках очень простой: надо заполнить специальную декларацию по установленной форме, приложить к ней документы, подтверждающие информацию, содержащуюся в декларации, и сдать декларацию в налоговый орган по месту жительства. В приложении к Закону даны формы декларации и прилагаемых к ней документов (сведений) - Приложение 1 (листы А., А1. - 3., 3.1.) и порядок заполнения всех этих форм - Приложение 2. (I.- XIV.). В интересах собственника имущества декларация может быть подана его уполномоченным представителем на основании нотариально удостоверенной доверенности. В декларации может быть указано лицо, которое осуществляет права собственника декларируемого имущества в интересах и по поручению собственника на основании, как указано в п. 2) ч. 1 ст. 2 Закона, договора номинального владения имуществом. Такое лицо именуется в Законе номинальным владельцем имущества. Договор номинального владения имуществом не предусмотрен в части второй ГК РФ, но по своему назначению и содержанию он может быть признан разновидностью договора доверительного управления имуществом - глава 53, ст.ст. 1012-1026 ГК РФ. Если доверительным управляющим, согласно п. 1 ст. 1015 ГК РФ, могут быть индивидуальный предпринима- тель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия, то по смыслу положений Закона № 140-ФЗ номинальным владельцем имущества по договору номинального владения может быть дееспособный гражданин независимо от того, имеет он статус индивидуального предпринимателя или не имеет такого статуса. В декларации и прилагаемых к ней формах могут быть указаны сведения:

об имуществе, собственником или фактическим владельцем которого на дату представления декларации является декларант;

о контролируемых иностранных компаниях, в отношении которых декларант является контролирующим лицом;

об открытых физическим лицом счетах (вкладах) в банках, расположенных за пределами Российской Федерации;

о счетах (вкладах) в банках, если в отношении владельца счета (вклада) декларант на дату представления декларации признается бенефициарным владельцем.

Кроме того, декларант вправе раскрыть информацию об источниках приобретения (способах формирования источников приобретения) объектов имущества, указанных в декларации, источниках денежных средств, зачисленных на счета (вклады), указанные в декларации, а также представить документы, подтверждающие права декларанта и/или номинального владельца в отношении объектов имущества, указанных в декларации. Информация об источниках и способах приобретения имущества представляется в произвольной форме.

Смысл декларирования активов состоит все же в том, чтобы налоговые органы обладали всей полнотой информации о принадлежащем гражданам имуществе. Ведь в России граждане, даже не занимающиеся предпринимательской деятельностью, являются плательщиками не только федерального налога на доходы физических лиц (НДФЛ), но и таких местных налогов как земельный налог и налог на имущество физических лиц. Представляемая гражданами информация позволит налоговым органам проверять правильность исчисления налогоплательщиками налоговой базы по налогу на имущество физических лиц и правильность уплаты этого налога. Сведения об источниках приобретения активов позволят компетентным специализированным органам проводить проверки в порядке реализации положений Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» [8] и Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [9].

Гражданам, которые осуществят добровольное декларирование своих активов и счетов (вкладов), предоставляются определенные гарантии, прямо предусмотренные в Законе № 140-ФЗ, в частности, декларант и лицо, информация о котором содержится в декларации, освобождаются от ответственности за налоговые правонарушения при условии, если эти правонарушения связаны с приобретением (формированием источников приобретения), использованием либо распоряжением имуществом и/или контролируемыми иностранными компаниями, информация о которых содержится в декларации, и/или с открытием и/или зачислением денежных средств на счета (вклады), информация о которых содержится в декларации. При тех же условиях предусмотрено так же освобождение от административной ответственности по ст. 14.1 КоАП РФ и от уголовной ответственности за деяния, содержащие признаки составов преступлений по ст. 193, ч.ч. 1 и 2 ст. 194, ст.ст. 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ. Операции по передаче имущества его номинальным владельцем фактическому владельцу имущества освобождаются от налогообложения в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах. Валютные операции, в том числе зачисление денежных средств, совершенные, как установлено частью 4 ст. 7 Закона №140-ФЗ, до 1 января 2015 года по счетам (вкладам), указанным в декларации и открытым в банках, расположенных за пределами России, признаются совершенными без нарушения Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» [10].

Важно подчеркнуть, что предоставление гарантий, предусмотренных Законом № 140-ФЗ, не зависит от репатриации, то есть от факта возврата имущества, сведения о котором содержатся в декларации, на территорию России. Но эта норма - ст. 65 Закона № 140-ФЗ «Репатриация имущества» - не распространяется на случаи, когда... «соответствующее движимое имущество на дату представления декларации находится:

1)в государстве (на его территории), включенном в список ФАТФ (ФАТФ, FATF - Financial Action Task Force on Money Laundering - Межправительственная организация, созданная для выработки и реализации коллективных мер борьбы с «отмыванием» преступных доходов и финансированием терроризма; в ФАТФ входят 34 государства - участника, в том числе Россия); 2) в государстве (на его территории), которое не обеспечивает обмен информацией с Российской Федерацией для целей налогообложения. Из этой нормы вытекает, что граждане России, движимое имущество которых находится на территории иностранного государства, обязаны репатриировать его, то есть возвратить на территорию России тогда, во-первых, когда гражданин не продекларировал в добровольном порядке наличие у него в собственности такого имущества, и, во- вторых, если даже и продекларировал, но это имущество находится на территории государств, указанных в подпунктах 1 и 2 ст. 6 Закона № 140-ФЗ.

Закон № 140-ФЗ вступил в силу со дня его официального опубликования, то есть с 10 июня 2015 г. (РГ, 10.06.2015). При этом в ст. 5 Закона «Срок представления декларации» первоначально было предусмотрено, что декларации предоставляются в срок с 1 июля по 31 декабря 2015 г. Но этот срок оказался недостаточным и понятно почему - потому что нашим гражданам, располагающим активами за границей, нужно больше времени для раздумий и раскачки. В связи с этим Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 401-ФЗ «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона от 8 июня 2015 г. № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» срок добровольного представления декларации продлен по 30 июня 2016 года (РГ, 31.12.2015). Введение механизма добровольного декларирования гражданами имущества, находящегося за границей, потребовало корректировки многих положений налогового законодательства. В этих целях был принят и вступил в силу Федеральный закон от 8 июня 2015 г. № 150-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)» [11].

Как в первой [1], так и в настоящей статье автору удалось рассмотреть далеко не все, пусть даже самые примечательные, новеллы федерального законодательства 2015 года. Хотелось бы надеяться, что представится возможность продолжить публикацию информационно-аналитических обзоров принятых в 2015 году законодательных актов.

Литература

Лебедев К.К. Развитие законодательства России на современном этапе: к итогам 2015 года. - В Сб.: Наука сегодня. Ключевые проблемы и перспективы развития / Материалы Международной научно-практической конференции. 19-20 декабря 2015 года, г. Санкт-Петербург. - СПб.: Изд-во «КультИнформПресс», 2015. - С. 191-197.

Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 30. - Ст. 3019.

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - № 32. - Ст. 1240.

Собрание законодательства РФ. - 2010. - № 31. - Ст. 4162.

Собрание законодательства РФ. - 2007. - № 49. - Ст. 6076.

См. об этом: Лебедев К.К. Правовое регулирование аудиторской деятельности. - Глава 30 в кн.: Коммерческое (предпринимательское) право: Учебник в 2 т. / Под ред. В.Ф. Попондопуло. - 5-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2016. - С. 291-313.

Собрание законодательства РФ. - 2015. - № 24. - Ст. 3367.

Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 33. - Ст. 3418.

Собрание законодательства РФ. - 2008. - № 52 (ч. 1). - Ст. 6228.

Собрание законодательства РФ. - 2003. - № 50. - Ст. 4859.

Собрание законодательства РФ. - 2015. - № 24. - Ст. 3377.

УДК 342.9


Лебедев К.К., к.юр.н., доцент, Санкт-Петербургский государственный





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ