СТАТЬИ АРБИР
 

  2018

  Июль
  Август   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Особые совещания по внешней политике: несостоявшаяся реформа


ОСОБЫЕ СОВЕЩАНИЯ ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ: НЕСОСТОЯВШАЯСЯ РЕФОРМА

УДК 93 ББК 63

Аннотация: В статье на материалах Архива внешней политики Российской империи (далее - АВПРИ) исследуется предпринятая в начале ХХ века неудачная попытка реформировать межведомственный орган - Особые совещания по внешней политике.

Ключевые слова: история государственного управления, особые совещания по внешней политике, административные реформы, П.А. Сабуров.

Проблема реформаторства занимает существенное место в отечественной историографии постсоветского времени. Историки интенсивно изучают реформы и контрреформы в государственном аппарате[1; 4]. Однако наряду с реформами и контрреформами история России знает еще и несостоявшиеся реформы. Одной из таких несостоявшихся реформ стал отказ от реформирования Особых совещаний по внешней политике.

Данный институт появился во внешнеполитическом механизме России на рубеже 60-70 гг. XIX века. Особые совещания по внешней политике являлись межведомственными органами и пришли на смену Особым комитетам по китайским и японским делам, созывавшимся с апреля 1843 г. Непосредственным инициатором создания Особых совещаний по внешней политике считается министр иностранных дел А.М. Горчаков [6, С. 7]. Однако немаловажную роль в их становлении как межведомственного института сыграло то обстоятельство, что Александр II в бытность свою наследником престола участвовал в различных совещательных органах, в том числе в Особых комитетах по китайским и японским делам и приобрел большой опыт руководства ими.

Особые совещания, как и их непосредственные предшественники - Особые комитеты, не имели четкого правового статуса и созывались нерегулярно. Их заседания могли проходить в высочайшем присутствии, в таком случае председательствовал в них сам император. Если же заседание проходило без императора, то председательствовал назначенный им чиновник - чаще всего министр иностранных дел или военный министр. Иногда председателем назначался наследник престола или кто-то из великих князей. Император определял повестку дня и состав участников каждого заседания. Особые совещания собирались как в «обычном» составе, т.е. в присутствии министров иностранных дел, военного, морского, финансов, директора Азиатского департамента МИД, так и в «усиленном» - в таком случае привлекались великие князья, товарищи (заместители) министров, руководители других заинтересованных ведомств, генерал-губернаторы азиатских окраин, послы, посланники, военные чины. Например, в Особом совещании по Куль- джинскому вопросу, состоявшемся 4 марта 1879 г., принимало участие 11 высших чиновников империи: военный министр Д.А. Милютин (он председательствовал на этом совещании), министр финансов С.А. Грейг, начальник Главного штаба Ф.Л. Гейден, товарищ министра иностранных дел Н.К. Гирс, вице-директор Азиатского департамента

А.А. Мельников, советник МИД А.Г. Жомини, посланник России в Китае Е.К. Бюцов, генерал-губернатор Западной Сибири Н.Г. Казнаков, начальник Азиатского отдела Главного штаба А.Н. Куропаткин, начальник Военно-ученого комитета Н.Н. Обручев, представитель Генерального штаба А.В. Каульбарс [АВПРИ. Ф. 161. СПб. Гл. арх. Оп. 781. Д. 189. Л. 13-13 об.]. Анализ состава участников целого ряда Особых совещаний показал, что из всех ведомств наиболее широко на них было представлено Военное министерство, следом шло Министерство иностранных дел. Что касается других ведомств - Министерства финансов, Морского министерства - то их представители приглашались далеко не на все совещания и в отличие от Военного министерства и МИД от них на заседании редко присутствовало более одного чиновника, хотя это, как правило, были руководители ведомств - либо сам министр, либо его товарищ.

В Особых совещаниях предварительно обсуждались важнейшие вопросы внешней политики России: ее позиция в международных конфликтах, политические и торговые отношения с другими государствами, противоречия с великими державами на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке, планы экономического и политического проникновения в сопредельные азиатские страны. На заседаниях Особых совещаний происходило согласование позиций различных ведомств и вырабатывался внешнеполитический курс государства. Хотя на них рассматривалась внешняя политика России, как на Западе, так и на Востоке, вопросы азиатской политики всегда были доминирующими. Работа каждого Особого совещания документировалась, составлялся журнал, который подписывался его участниками. Журнал заседания утверждался императором, затем для заинтересованных ведомств составлялись выписки из его решений. Делопроизводство Особых совещаний было возложено на Министерство иностранных дел. Этот порядок сохранялся даже в тех случаях, когда председательство на них переходило к военному министру. 14

Дать исчерпывающий перечень заседаний Особых совещаний по внешней политике вряд ли возможно: их материалы рассредоточены по разным архивам и архивным фондам. Однако не будет преувеличением утверждение, что многие внешнеполитические акции России второй половины XIX - начала ХХ в. были осуществлены после обстоятельного обсуждения в Особых совещаниях. Так, например, решения о территориальных уступках России, сделанных в царствование Александра II (Аляска, Курильские острова, Кульджинский край), принимались после обстоятельного обсуждения в Особых совещаниях. Особое совещание 1883 г. определило основные направления дальневосточной политики страны и его рекомендациям российский МИД следовал полтора десятилетия. Заключению русскоанглийского соглашения 1907 г. о разделе сфер влияния на Среднем Востоке предшествовало его обсуждение в трех Особых совещаниях, проведенных в 1906 - 1907 гг.

Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что император не был связан решениями Особых совещаний. Во- первых, они созывались исключительно по его воле; во-вторых, он мог не утвердить решение Особого совещания и назначить повторное заседание. Именно так произошло в ноябре 1897 г., когда в Особом совещании рассматривался вопрос о приобретении Россией незамерзающего порта на Дальнем Востоке [3, С. 147]. К тому же параллельно существовали неофициальные каналы воздействия на внешнеполитический курс государства вроде печально известной «безобразовской клики».

Превращение Особых совещаний в традиционную форму предварительного обсуждения вопросов внешней политики, с одной стороны, и отсутствие законодательно отрегулированного механизма их деятельности с другой, привели к появлению проектов по реформированию данного института. В апреле 1905 г. с подобным проектом выступил член Государственного совета, бывший посол России в Германии П.А. Сабуров. Заметим, что этот дипломат некоторое время даже рассматривался в качестве одного из кандидатов на пост министра иностранных дел, но уступил в борьбе за него Н.К. Гирсу [2, С. 261-262]. Находясь под впечатлением неудачного хода русско-японской войны и видя основную причину постигшей Россию неудачи в «несовершенстве того государственного аппарата, который ведает нашу внешнюю политику», П.А. Сабуров предложил упорядочить статус Особых совещаний, превратив их в постоянно действующий орган - «наподобие Комитета финансов» [3, С. 149-150]. Содержавшиеся в записке предложения вызвали серьезные возражения у министра иностранных дел В.Н. Ламздорфа, усмотревшего в ней стремление к установлению контроля за деятельностью возглавляемого им министерства со стороны других ведомств. К тому же осторожный, консервативно настроенный министр вообще не желал слышать о каких-либо преобразованиях в своем ведомстве. Поэтому он отрицательно отнесся к предложению П.А. Сабурова. Более того, первоначальная реакция

Н. Ламздорфа оказалась чрезмерно резкой: в сохранившемся черновом варианте замечаний записка П.А. Сабурова была отнесена «к числу тех, появившихся за последнее время многочисленных записок, в которых, быть может против воли самих авторов, проглядывается стремление ограничить самодержавную власть государя» [АВПРИ. Ф. Канцелярия. Оп. 470. 1905. Д. 81, Л. 127]. Правда в окончательном варианте замечаний, представленных Николаю II, эта формулировка была несколько смягчена: В.Н. Ламздорф ограничился утверждением, что в записке П.А. Сабурова «проводится мысль, которая находится в несоответствии с основным положением, в силу коего руководительство внешней политикой России всегда составляло прерогативу царской власти» [3, С. 150]. В.Н. Ламздорф без труда сумел убедить Николая II, что данное предложение противоречит принципу самодержавного правления, и проект П.А. Сабурова был отклонен.

Реорганизация государственного аппарата, начавшаяся после провозглашения Манифеста 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка», затронула и внешнеполитический механизм страны. Премьеры

Ю. Витте и П.А. Столыпин предлагали пересмотреть сложившуюся практику обсуждения внешнеполитических вопросов в Особых совещаниях и перенести их рассмотрение в правительство. Отрицательное отношение Николая II к вмешательству Совета министров в сферу внешней политики вынудило П.А. Столыпина изменить тактику. Он отказался от намерения упразднить Особые совещания и попытался использовать их для подчинения внешнеполитического ведомства Совету министров. Однако превратить Особые совещания по внешней политике в рабочий орган возглавляемого им правительства ему не удалось. Более успешными были аналогичные усилия преемника П.А. Столыпина на посту премьер-министра В.Н. Коковцова, добившегося в конце 1911 г. согласия Николая II на расширение полномочий правительства и перенесение обсуждения внешнеполитических вопросов из Особых совещаний в Совет министров [5, С. 36-38]. Однако и после этого практика созыва по инициативе императора межведомственных Особых совещаний сохранилась, а в годы Первой мировой войны в условиях так называемой министерской чехарды значительно расширилась. Но несовершенство правовой базы, отсутствие четкой регламентации работы Особых совещаний негативно сказывалось на результатах деятельности этого института.

Таким образом, реформа Особых совещаний по внешней политике не была проведена. Опасение верховной власти потерять исключительное право определять внешнюю политику государства помешало упорядочить правовой статус Особых совещаний, устранить некомпетентное влияние близких к трону лиц на внешнеполитический курс и тем самым повысить эффективность внешнеполитического механизма страны в целом.

Литература

Административные реформы в России: история и современность / Под общ. ред. Р.Н. Байгузина. - М.: РОССПЭН, 2006.

Куликов В.И. П.А. Сабуров - «либеральный бюрократ» в МИДе // Проблемы социальной и политической истории России: сборник научных статей / Под общ. ред. Р.Г. Пихои. - М.: РАГС, 2009. Особые совещания по внешней политике. Записка П.А. Сабурова и замечания на нее В.Н. Ламздорфа. 1905 г. / Публ. В.И. Куликова // Исторический архив. - 2001. - № 1.

Судьбы реформ и реформаторов в России / Под общ. ред. Р.Г. Пихои и П.Т. Тимофеева. - М.: РАГС, 1999.

Флоринский М.Ф. Совет министров и Министерство иностранных дел в 1907 - 1914 гг. // Вестник Ленинградского университета. Сер. История. Язык. Литература. - 1978. - № 2.

Хевролина В.М. Министерство иностранных дел России в 1856 - 1878 гг. // Новая и новейшая история. - 2002. - № 4.

МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ

Вылков В.Д., врачь (д-р), УМБАЛ (Университетская многопрофильная больница активного лечения) «Св. Марина», Первая клиника кардиологии с ИКО (интенсивным кардиологическим обслуживанием), г. Варна, Республика Болгария

ИНТЕРВЕНЦИОННОЕ ЛЕЧЕНИЕ ОСТРОГО ИНФАРКТА МИОКАРДА

Аннотация: Интервенционное лечение ОИМ (первичная PCI) доказало, что является самым эффективным лечением. PCI имеет доказанные преимущества перед фибринолитическим лечением, но оно представляет больший логистический вызов. Бесспорно, превенция сердечно-сосудистых заболеваний имеет самую большую пользу для уменьшения частоты заболеваний сред популяции и самый значимый экономический эффект для общества. После 2000-го година первичная перкутанная коронарная интервенция (PCI) в случае острого инфаркта миокарда (ОИМ) успела за короткое время утвердиться как категорически самое эффективное лечение. Применяя PCI, удаляется не только тромб, но и причина для него (коронарный стеноз).

Ключевые слова: ОИМ, первичная перкутанная коронарная интервенция, коронарный стеноз, центров интервенционной кардиологии, пациентов.

После 2000-го година первичная перкутанная коронарная интервенция (PCI) в случае острого инфаркта миокарда (ОИМ) успела за короткое время утвердиться как категорически самое эффективное лечение. Для нее практически нет противопоказаний, и она намного более эффективна, чем фибринолиз. Реваскуляризация путем фибринолиза является успешной в 50% случаев, тогда как для PCI успешность 90-95%. После постигнутой реперфузии миокарда с фибринолитиком, в более 80% из случаев в коронарной артерии есть остаточный тромб и персистирующий стеноз коронарной артерии. Это связано с высоким риском повторного тромбоза в этой зоне (реинфаркта). Применяя PCI, удаляется не только тромб, но и причина для него (коронарный стеноз) [5; 9].

В историческом плане трудно указать, точно где и когда возник этот метод. „Отцом” сердечной катететриза- ции считается Вернер Форсман, который в 1929 г., будучи 25-летним практикантом хирургии, катететризировал свое собственное сердце уретральным катетером, и за это, десятки лет позже, получил и Нобелевскую премию. Дотер и Джаткинс (1964 г.) ввели ангиопластику оклюдированных артерий конечностей катетерами с нарастающим диаметром. Десять лет позже Андреас Грюнциг создал первый специальный дилатационный баллон и в 1977 г. осуществил первую баллонную коронарную ангиопластику человека в городе Цюрих, в Швейцарии. Начиная с этой первой процедуры, все коронарные ангиопластики входят в международный реестр [8]. Революционный шаг в развитии методики является создание первого интракоронарного стента Хулио Палмас. 3 августа 1994 г. American Drug and Food Administration (FDA) одобрила и разрешила применение первого Palmaz-Shatz стента. До 1997 г. были осуществлены более одного миллиона коронарных ангиопластик, что делает их самой часто применяемой медицинской манипуляцией в мире, а имплантирование интракоронарного стента стало обычной практикой в лечении ишемической болезни сердца (ИБС) [13]. Следующим большим шагом в развитии интервенционной кардиология является введение в 2003 г. медикамент-излучаюших стентов. Первый одобренный FDA медикамент-излучающий стент - Sypher, произведенный Cordis, который редуцирует частоту инстент рестеноз с 20% на 4% [13]. Современные исследования направлены на введение в широкое применение так называемых биодеградирующих стентов, которые деградируют несколько месяцев после их имплантирования, и ожидается, что они дополнительно уменьшат частоту рестенозов.

Согласно современным рекомендациям Европейского общества кардиологии (ESC) и Американской сердечной ассоциации (AHA) 2004 г. оптимальный подход для больного с ОИМ с элевацией ST сегмента - это обеспечение реперфузии как можно скорее: 16

При возможности транспортирования больного до лечебного заведения с возможностью для PCI в рамках двух часов после первого контакта с больным или первой ЭКГ, категорически предпочитается PCI.

Если время транспортирования больше двух часов, рекомендуется начать фибринолиз во время транспорта. Если он успешен, снова необходимо провести коронарографию с PCI до двадцать четвертого часа, но не раньше третьего часа после применения фибринолитика (из-за риска кровотечения).

Во всех случаях, когда фибринолиз неуспешен, немедленно приступается к коронарографии с PCI. Во всех случаях неуспешного фибринолиза, или если фибринолиз не проведен, первичная PCI категорически рекомендуется до двенадцатого часа после начала на ОИМ - уровень доказательства 1А (после двенадцатого часа после начала инфаркта изменения в миокарде необратимы).

После двадцать четвертого, до сорок восьмого часа после начала инфаркта, коронарография с PCI проводится только когда есть клинические данные продолжающей ишемии. Персистирующая после двадцать четвертого часа ишемия миокарда - признак витального (живого) миокарда, который страдает из-за нарушенного кровоснабжения, но все же есть кровоснабжение. Причина этому может быть спонтанная реканализация тромба или наличие коллатерального кровоснабжения [10].

До 2003 года на территории Республики Болгарии существовали пять центров интервенционной кардиологии. Три были в городе София, один в городе Пловдив и один в городе Варна, с маленьким объемом работы. Преобладающий процент пациентов с установленным стенозом коронарных артерий направлялся к клиникам кардиохирургии для применения аорто-коронарного шунтирования. Применение PCI в этот период - „шикарная” манипуляция для выбранных пациентов, и оно проводилось только в центрах интервенционной кардиологии в г. София, в непосредственной близости от клиники кардиохирургии. В 2003 году Министерство здравоохранения (МЗ) Республики Болгария и Здравная страховательная касса создали стандарты интервенционного лечения ИБС. Благодаря введенным клиническим путям обеспечено финансирование интервенционного лечения ИБС и имплантированных стентов. В период 2008-2010 г. кардиологическая помощь в Болгарии прошла большое развитие. Доступ пациентов с острым коронарным синдромом к интервенционному лечению увеличился дважды. Это было результатом быстрого развития инвазивной и интервенционной кардиологии в нашей стране, вследствие чего уменьшились и смертность, и инвалидизация [1; 11].

Итого для Болгарии в середине 2008 г. были 18 лабораторий, две из которых находились в Варне. То есть была одна лаборатория для населения около 400 000 людей. Оптимальное расстояние для быстрой реперфузии путем интервенционной кардиологии - около 2 часов. Оптимальное время - между 4 и 6 часов после начала боли в средне отдаленном районе. Вопреки этим положительным структурным переменам, данные указывают, что даже для сравнительно маленьких расстояний больные с ОИМ поступают с опозданием, чаще всего из-за позднего звонка в скорую помощь или из-за первоначального приема в больницу без возможности для реперфузии (включительно медикаментозной). Большинство пациентов, которые проходят через систему здравоохранения, не получают и элементарной ре- перфузионной терапии (фибринолиза) [2; 11]. Это в значительной степени увеличивает число пациентов с будущей нетрудоспособностью.

В 2012 г. число катетеризационных лабораторий в стране уже было 38, что обеспечило возможность транспортирования больных с ОИМ, за не больше 2 часов, с любой точки на территории страны. Создание в короткий период большого числа центров интервенционной кардиологии в стране привело к некоторым негативам в этой деятельности, которые были приняты во внимание МЗ. Нехваток достаточно квалифицированных специалистов в этой области и компромиссы с оборудованием в течение оснащения катететеризационных лабораторий привели к ухудшению качества выполняемой медицинской услуги. По этой причине в 2012 г. МЗ создало электронный реестр интервенционной кардиологии, целью которого является установление числа лишне выполненных сердечных катетеризаций, а также и объем и качество работы центров интервенционной кардиологии - леталитета, усложнений во время лечения, и др. [2; 3; 4; 6; 7; 11; 12].

Интервенционная кардиология в городе Варна имеет долго годичную историю. Сердечные катетеризации в г. Варна выполняются с 1986 г. в Университетской больнице „Св. Марина”. До 2003 г. проводилось ограниченное число манипуляций, которые включали только диагностику ИБС, и всех пациентов с поставленным диагнозом направляли для лечения в клиники кардиохирургии и реже в клиники интервенционной кардиологии в г. София. Больные с ОИМ получали фибринолитическое лечение в интенсивном кардиологическом отделении больницы, а сердечная катетеризация проводилась позже - до 1 недели после начала инфаркта. Большой процент этих больных впоследствии развивали симптомы сердечной недостаточности.

В 2003 г. в больнице „Св. Марина” началось имплантирование стентов для больных с ИБС, поступивших для лечения. В 2005 г. в больнице была создана клиника кардиохирургии. Исключительно большое число пациентов кандидатов для интервенционного лечения привело к необходимости в 2006 г. создать специализированную клинику интервенционной кардиологии, которая оборудована современным дигитальным ангиографическим аппаратом, инсталлированным в катетеризационной лаборатории, отвечающей всем современным стандартам радиационной защиты и высокого качества и безопасности проводимых интервенционных процедур. С 2006 г. Клиника интервенционной кардиологии обеспечивает проведение первичной PCI 24 часов в день, 7 дней в неделе дежурной командой по вызову, которая собирается в больнице и обеспечивает проведение первичной PCI в рамках 15-20 минут после вызова команды. В 2011 г. лабораторию интервенционной кардиологии посетили 2133 пациентов, 680 из которых с ОИМ. С начала 2012 г. в клинике проведены 1248 сердечных катетеризаций, 658 из которых закончились PCI. В следующем году, из-за нарастающих нужд населения, в лечебном заведении раскрыт второй сектор интервенционной кардиологии, обеспечивающий в наибольшей степени срочные состояния.

В Фигуре 1 и Фигуре 2 представлены результаты реканализирования окклюдированных во время ОИМ артерий, путем проведения первичной PCI в катетеризационной лаборатории к УМБАЛ „Св. Марина" в г. Варна.

Фигура 1. Первичная PCI больного с передним инфарктом миокарда (окклюдированная левая коронарная арте

рия)

В последние годы интервенционная кардиология в Болгарии получила исключительно большое развитие. В стране были созданы большое число центров интервенционной кардиологии, дающие возможность для раннего интервенционного лечения ОИМ согласно современным рекомендациям ESC/AHA.

Интервенционное лечение ОИМ (первичная PCI) доказало, что является самым эффективным лечением. PCI имеет доказанные преимущества перед фибринолитическим лечением, но оно представляет больший логистический вызов. Бесспорно, превенция сердечно-сосудистых заболеваний имеет самую большую пользу для уменьшения частоты заболеваний сред популяции и самый значимый экономический эффект для общества. В то же время, адекватная медикаментозная терапия и навременное успешно проведенное интервенционное лечение в значительной степени уменьшают инвалидизацию, преждевременную смертность и улучшают среднюю продолжительность жизни в хорошем здоровье пациентов, у которых уже развилось сердечно-сосудистое заболевание.

Литература

Веков, Т. Изследване на разходите за интервенционални процедури и имплантирани стентове при лечение на сърдечно-съдови заболявания в България през 2010 г. сп. Сърдечно - съдови заболявания, 40, 2 2009, 37-39.

Вълков, В. Мениджмънт на осрия миокарден инфаркт. Здравна икономика и мениджмънт, година XIII, бр. 3(49), 2013, 54-57.

Вълков, В., С. Павлова, А. Петева. Екипен подход при предоставяне на здравна информация на пациента в периода на хоспитализацията. Известия на съюза на ученит. - Сливен. - Том 27. - 2014. - 52-56.

Григоров, Вл., Сл. Джамбазов. Необходимост и икономика на катетеризационните лаборатории, сп.Сърдечно -съдови заболявания, 40, 3, 2009.

Григоров, Мл. и кол., Кардиология, Български кардиологичен институт. - 2010.

Павлова, С., Вълков В. Поведението на пациента в периода на хоспитализацията - особености и характеристика. Годишник на Шуменския университет „Еп. К. Преславски“, vol. XVIII D, Faculty of education and arts., Шумен. - 2014. - 682-687.

Павлова, Ст. Броят на хоспитализациите - фактор, повлияващ на удовлетвореността на пациента. Соци- ална медицина, 1, 2013, 21-24.

Петров, И., Хр. Димитров. Развитие и възможности на интервенционалната кардиология., сп. MED INFO специализирано списание за лекари, Година VIII, 1, 2008.

Петров,И., Ив.Мартинов, Съвременно лечение на ОМИ с ST елевация, Мединфо, бр.1, 2008, www.medinfo-bg.com

ACC/AHA Guidelines for the Management of Patients With ST-Elevation Myocardial Infarction, Circulation. 2004;110:e82-e292

Valkov, V. Prospects Patients with modern treatment of AMI. A Current Perspective On Health Sciences. Rotipo. - 2014. - 855-861.

www.mh.government.bg

www.ptca.org


Куликов В.И., к.и.н., доцент, Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), г. Москва





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ