СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Праславянский глагол *рект1 и его современные семантические производные


ПРАСЛАВЯНСКИЙ ГЛАГОЛ *РЕКТ1 И ЕГО СОВРЕМЕННЫЕ СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВОДНЫЕ

Фролова И. А.,

кандидат филологических наук, профессор, НГПУ им. Козьмы Минина, г. Нижний Новгород

Статья представляет собой опыт системного описания лексических единиц, исторически восходящих к корню праславянского глагола *pekti. В работе использованы элементы разных видов лингвистического анализа (этимологического, морфемного, семантического и др.); акцент делается на установлении генеалогической общности семантики выбранных лексических единиц и выяснении возможных путей развития их современных значений.

Ключевые слова: лексическая единица; этимология; морфемика; семантика; лингвистический анализ; генеалогическая общность.

Формирование коммуникативной компетенции будущих юристов не сводится к освоению профессиональной лексики и элементов речевых стилей, а является частью единой гуманитарной составляющей вузовского образования. Это нацеливает педагога-речевика на кропотливую работу над созданием у учащихся целостного представления о системе языка и его включенности в национальную и мировую историко-культурную парадигму. Выполнение столь масштабной задачи невозможно без создания особого лингводидактического материала, совмещающего в себе научную достоверность и практическую направленность на нужды обучения родному языку.

История современного русского глагола печь - «1) приготовлять пищу сухим нагреванием на жару; 2) обдавать зноем, жаром; палить, жечь; 3) разг. о чувстве жжения, сильного жара» - насчитывает не одно тысячелетие. Сам глагол имеет праславянское происхождение, т.е. он возник в период между III тыс. до н.э. и первой половиной I тыс. н.э., однако корень этого слова берет свое начало в праиндоевропейском языке, существование которого относят к Y-IY тыс. до н.э.

Применительно к праиндоевропейскому языку этот древнейший корень реконструируется как *pequd. Со временем лабиализованный заднеязычный в исходе корня во многих языках, в том числе и в пра- славянском, заменился обычным заднеязычным: *рек - такой корень с небольшими звуковыми различиями фиксируется, например, в др. инд. pacati- «варит», алб. pjek - «пеку», лит. керй - «то же, с перестановкой согласных» и др.

Иное фонетическое обличье корень получил в латинском языке: из начального *pequd в результате ассимиляции согласных возникло *quequo, которое затем преобразовалось в cdquo - «печь». Производное от этого глагола существительное coquus («повар») имеет потомков в разных европейских языках: англ. cook - «приготовлять пищу», нем. Kiiche - «кухня», гол. кок- «повар» и др.

Латинские родственники корня есть и в современном русском языке. В XVI в. из немецкого языка через польский, вытеснив старое русское слово поварня, пришло существительное кухня: «1) помещение с печью или плитой для приготовления пищи набор мебели для такого помещения оборудованная для приготовления пищи повозка, машина... следующая за войсками в походе; 2) приготовление пищи, стряпня перен.; пренебр. или шутл. скрытая, закулисная сторона какой-л. деятельности; 3) кушанья, подбор кушаний». В Петровскую эпоху появилось голландское заимствование кок в значении «корабельный повар».

Вернемся однако к фонетической истории корня *рек у славян. Прежде всего она связана с 1 палатализацией задненёбных согласных: в инфинитиве праславянского глагола *pekti (а также в омонимичном существительном) имело место звукосочетание *kti, которое по- разному трансформировалось в разных группах славянских языков.

У восточных славян звукосочетание *kti преобразовалось в [ч], что привело к возникновению чередования к//ч (см.: печь, пеку, печешь и др.; пекарь - «рабочий, занимающийся выпечкой хлеба»; пекарничать - «разг. заниматься выпеканием хлеба, быть пекарем», печево

«прост, печеная еда, преимущественно хлеб, печенье»; печение - «1) действие по глаг. печь] 2) (-ье) разг. то, что испечено; 3) (-ье) кондитерское изделие в виде кусочков из обычно сладкого теста» и др.).

У большинства сегодняшних слов с таким чередованием связь с первоначальной семантикой корня очевидна. Иногда она без труда восстанавливается на основе знания законов переноса (так, в глаголе запечься - «1) покрыться корочкой при приготовлении в печи, в духовке; 2) свернуться, загустеть (о крови); 3) пересохнув, покрыться пленкой, потрескаться (о губах)» - второе и третье значения слова суть метафоры первого, прямого значения). Встречаются однако и такие слова, пути смыслового развития которых остаются до конца неясными (примеры: просторечное значение «отправить куда-л. против воли лишить свободы, подвергнув какой-л. каре» у глагола упечь и переносное значение «донять» («вывести из терпения, из равновесия, не давая покоя, досаждая чем-л.») у глаголов допечь и пропечь).

В южнославянском диалекте *kti превратилось в \шт\ отсюда старославянские пештъ, пешти. При заимствовании старославянских слов русским языком звук [шт] заменялся на \щ\ Так, к примеру, появилось не употребляемое ныне, но фиксируемое лексикографическими источниками церковнославянское существительное пещь. Это слово можно встретить в библейских выражениях пещь огненная и яко отроки е пещи огненной, восходящих к легенде о трех юношах, друзьях пророка Даниила, которые были брошены в огонь за отказ поклониться идолу, но были сохранены архангелом Михаилом и вышли из огня невредимыми.

Тем же путем пришло в наш язык и существительное пещера - «находящееся под землей или внутри горного массива углубление, полое пространство с выходом наружу». Это слово было заимствовано из старославянского языка, где оно являлось суффиксальным образованием от существительного пешть и буквально означало «похожая на печь».

В современном слове и его производных пещерный («1) прш. к пещера живущий в пещерах находящийся в пещере/

относящийся к доисторическому времени, когда люди жили в пещерах»^, пещеристый («1) изобилующий пещерами; 2) анат. губчатый по строению, с большим числом пустот, каналов); пещерник («устар. отшельник, живущий в пещере») связь с изначальной семантикой корня утрачена.

Интересно, что наряду со старославянизмом пещера русский язык сохранил и исконный восточнославянский вариант этого слова - печо- ра. О его происхождении свидетельствует звук [ч] в корне и не характерное для старославянского языка изменение ев о под ударением в суффиксе. В словаре В. Даля слово печора показано как синоним слова пещера, однако сейчас оно используется только в качестве топонима или элемента административных и культурно-исторических наименований: Печора - река на севере России, получила название из-за обилия пещер в нижнем течении; Печора - город в Псковской области, возник как обитель отшельников, живших в выкопанных ими пещерах; р-н Верхние Печеры в Н. Новгороде, Киево-Печерская лавра

названия связываются с историей ранних православных монастырей, имевших вид земляных пещер.

Наряду с палатализацией, фонетической особенностью прасла- вянского языка было качественное чередование корневых гласных ell о. Таким чередованием был отмечен и корень *рек. Об этом свидетельствует ряд современных слов, сохраняющих в своей структуре элементы древней звуковой формы корня с гласным [о]. Прежде всего к ним относятся существительное пот («1) бесцветная жидкость, выделяемая подкожными железами выделение этой жидкости; 2) разг. влажный налет на поверхности предметов, появляющийся при их соприкосновении с воздушной средой более высокой температуры») и его производные: потеть - «1) покрываться потом прост, трудиться над чем-л. долго и упорно; 2) становиться влажным от осевших паров»; потный - «1) покрытый потом пропитанный потом 2) покрытый влажным налетом, каплями осевшего пара; запотевший; 3) устар. сырой, влажный (о местности)»; потливый - «склонный к потению, сильно потеющий» и др.

Слово пот представляет собой общеславянское образование с перегласовкой г/о и суффиксом -(ъот глагола *pekti: первоначальная форма poktb после упрощения групп согласных превратилась в пот. Развитие семантики, согласно П. Черных, шло в метонимическом направлении: «старшее значение, вероятно, "зной, жара", отсюда "физиологические явления, связанные с жарой"». Того же мнения и другие этимологи, например Н. Шанский: «пот буквально - "то, что выделяется от жары"».

Сема «жар, жара», которая, кстати, объединяет и три современных значения глагола печь, могла стать основой развития общеязыкового значения другого слова с перегласовкой е/о - опока («ящик без дна и верха для изготовления литейной формы»): помещенные в литейную форму (опоку) изделия из металла подвергались обжигу в печах, «пеклись». Возможно, эта же причина объясняет и устаревшее, но сохраняемое в диалектах значение слова опока «меловой известняк, белая сероватая глина»: в словаре В. Даля одно из определений опоки - «глина для отливки чугуна».

Вместе с тем в той же словарной статье есть материал, позволяющий выдвинуть иную версию мотивировки значения. «Вязкая глина, опока, пристает к сошнику и заступу, липнет или опекает», - пишет ученый. Слово опекать во времена В. Даля, согласно его же словарю, означало «обваляв запечь, обложив чем испечь»; примеры употребления: «окуней опекают в яйцах с мукою; опеченный лещ». Таким образом, в данном случае мог иметь место не метонимический, а метафорический перенос: глина пристает, прилипает к сельскохозяйственным орудиям, «припекается» к ним, подобно муке и яйцам, которые припекаются к рыбе или другим продуктам.

В пользу этой версии говорит и комментарий В. Даля к еще одному, утраченному ныне значению слова опока - «иней на деревьях, косматая изморозь». Читаем: «Опока садится на деревья, когда отпустит, после сильных морозов: сырость воздуха мерзнет на промерзлом дереве, накипает, опекает его». Нетрудно заметить, что логика описания здесь та же: иней - это влага, которая пристает, примерзает к дереву, как бы припекается к нему.

Третья, последняя, группа слов, сохраняющих следы чередования гласных е//о в праславянском корне *рек~, - это существительное почки /ед. почка(«I) парный орган образования и выделения мочи у человека и животных; 2) этот орган некоторых животных как пища») и его производные: почечный - «прил. к почки»', надпочечники - «анат. один из органов внутренней секреции позвоночных животных и человека в виде двух желез, лежащих на верхней стороне почек» и др.

Слово почка как название внутреннего органа1 образовано в древнерусском языке как суффиксальное производное от исчезнувшего существительного пока, в свою очередь произведенного с перегласовкой е/о от глагола *pekti. Изначальное значение слова - «то, что пекут, готовят для еды».

Интересно, что тот же путь семантического развития (от названия пригодной в пищу после термической обработки части туши животного до общеязыкового по характеру употребления термина) в русском языке проделало однокоренное, но без корневого чередования гласных, существительное печень. В общеславянском языке оно было образовано от страдательного причастия прошедшего времени печень и буквально означало «жареный»; сейчас слово имеет значение «крупная железа человека и животных, вырабатывающая желчь и участвующая в процессах пищеварения, обмена веществ и кровообращения» (ср.: польск. pieczen - «жаркое»; w^troba - «печень»). Упомянем здесь же

Омонимичное существительное почка в значении «зачаток побега, листка или соцветия» имеет иное происхождение. Это общеславянское производное от исчезнувшего по- ча, образованного с помощью суф. -j- от *ръка, родственного лит, pitsli «отекать, пухнуть».

разговорное слово-синоним, которое в общеязыковом варианте используется для обозначения блюд из печени: печёнка - «1) печень животного как пища; 2) разг. то же, что печень (мн.ч.) прост, употребляется как обозначение не только печени, но внутренностей вообще».

Связь с праиндоевропейским корнем *рек- восстанавливается сегодня также в нескольких группах родственных слов, которые, являясь историческими потомками корня, в современном языке практически утратили смысловую и словообразовательную связь с прародителем. К числу этих групп относится, к примеру, вся современная лексика с корнем печат-.

Рассмотрим для начала общеславянское по происхождению существительное с основой, равной интересующему нас корню: печать - «1) прибор с вырезанными знаками для оттискивания их на чем-л. (бумаге, сургуче, воске) оттиск этих знаков, служащий... для засвидетельствования, удостоверения чего-л.; 2) перен. след, отпечаток чего-л.;

процесс изготовления текста, рисунков и т. п. типографским способом публикация... 4) отрасль производства, занятая изготовлением типографским способом произведений; издательское и типографское дело; 5) внешний вид напечатанного, определяемый особенностями... шрифта, характером изображения и способом печатания; 6) совокупность печатаемых, обычно периодических изданий; пресса».

Вначале образованное от глагола *pekiti с помощью суффикса */ь (1) а после мягкого [ч]) существительное было многоморфемным, затем подверглось опрощению и стало корневым. Семантика слова, напротив, заметно расширилась. Изначально оно означало «выжженный знак, тавро» (таким способом помечали домашний скот его владельцы) и - по закону метонимии - «орудие для выжигания знака». Сегодня оба значения представлены как варианты первого лексико-семантического варианта слова. Вторым (переносным) значением стала языковая метафора «след, отпечаток чего-л.». В середине XIX в. появилось значение «то, что печатается, печатное слово», которое в дальнейшем развилось в систему метонимичных вариантов лексемы (значения 3-6).

В современном языке существительное печать входит в весьма многочисленное словообразовательное гнездо, где представлены слова практически всех значимых частей речи. Существенную часть из них составляют глаголы, образованные различными аффиксальными способами от глагола печатать - «1) воспроизводить... знаки, изображения... оттискивая с типографских наборов, клише... с помощью специальных приспособлений, машин помещать в печати; публиковать ...сообщать о чем-л. печалю...; 2) воспроизводить... текст на пишущей машинке; 3) воспроизводить (фотоснимок) с негатива; 4)разг. ставить печать начто-л. \\ устар. опечатывать».

Семантика этих глаголов, в основном, складывается из семантики корня и семантики словообразующих аффиксов, например: печататься - «1) помещать свои произведения в печати; публиковаться; 2) страд. к печатать» (ср. возвратное и залоговое значения постфикса -ся); допечатать - «1) напечатать до конца... до какого-л. предела; 2) напечатать дополнительно» (ср. значение приставки до-: «1) доведение действия до его завершения, конца; достижение цели, пределы действия; 2) пополнение чего-л. до известной меры, до нормы, а также прибавка сверх чего-л.»); перепечатать - «1) напечатать с какого-л. печатного текста; 2) переписать (на пишущей машинке)» (ср. значение приставки пере-, «повторение действия заново, еще раз или иначе»).

Поскольку семантические структуры таких глаголов, как правило, весьма прозрачны, нет смысла рассматривать их подробно. Остановимся лишь на некоторых нестандартных значениях отдельных из них. Так, нам кажется интересным посмотреть на переносные значения глагола припечатать, «с силой, крепко прижать, придавить» и «прост, сказать что-л. дать характеристику... так кратко и выразительно, что все становится ясным». В данном случае мы имеем дело с языковой метафорой, развитие которой шло в направлении усиления абстракции: от сходства двух физических действий к сходству действий физического и речевого. Метафорическим переносом на речевую деятельность отмечено также просторечное значение глагола отпечатать - «сказать что-л. четко, категорически» .

Иные сферы человеческого сознания нашли отражение в семантике глаголов запечатлеть («1) передать, воплотить в чем-л.; 2) закрепить, сохранить (в памяти); 3) отметить, ознаменовать чем-л.») и впечатлять («разг. производить, оставлять впечатление»), а также в значениях слов, производных от второго глагола: впечатление - «1) образ, след, отражение, оставляемые в сознании человека предметами и явлениями внешнего мира; 2) влияние, воздействие на кого-л.; 3) мнение, оценка, сложившиеся после знакомства, соприкосновения с кем-, чем-л.»; впечатляющий - «производящий сильное впечатление»; впечатлительность - «способность легко и живо воспринимать впечатлениям др.

В этимологическом словаре Н. Шанского из указанного выше ряда слов отмечен только глагол запечатлеть. Автор сообщает, что это слово было заимствовано из старославянского языка, где оно, вероятно, являлось суффиксально-префиксальным производным от печать и сначала буквально означало «скрепить печатью», затем - «утвердить», затем - «сохранить в душе, воплотить» (в произведении искусства). М. Фасмер также представляет лишь одну из названных лексических единиц - существительное впечатление. По мнению автора, слово является калькой с немецкого Eindruck, которое, в свою очередь, калькирует французское impression - «впечатление».

Гораздо более подробную информацию дает В. Виноградов: «Глагол печатлеть и производные от него запечатлеть и напечатлеть вошли в словарь русского литературного языка из языка старославянского... В глаголе запечатлеть рано обозначились переносные значения: 1) "ознаменовать, отметить, засвидетельствовать" и 2) "укрепив в уме, памяти, душе, надолго сохранить".

По-видимому, параллелен был путь развития и книжного глагола впе- чатлеть, в котором, наряду с прямым, конкретным значением "оттиснуть печать", развилось переносное значение: "внедрить, вкоренить"...

Слово впечатление послужило формой выражения значений латинского impressio в научном языке конца XVII - начала XVIII вв. (...) ...в русском литературном языке начала XVIII в. слово впечатление сперва приобретает значение "образ, отражение, след, оставляемый в сознании человека окружающими предметами, лицами, событиями", а затем, во второй половине XVIII в., развиваются в нем под влиянием французского impression значения "воздействие, влияние, эффект; вызываемое кем-нибудь мнение, представление, оценка, отпечаток в сознании". (...)

Для выражения понятий, связанных с французским impressionnable и impressionnabilite, в русском литературном языке 30- 40-х годов возникают слова впечатлительный, т.е. "способный легко и быстро воспринимать впечатления, глубоко поддаваться им, очень восприимчивый" - и впечатлительность, т.е. "способность легко и быстро воспринимать впечатления и остро реагировать на них"» [См.: etymolog.mslang.ru].

Завершая разговор о современной русской лексике с корнем пе- чат-, расмотрим любопытную с семантической точки зрения пару прилагательных: печатный - «1) относящийся к печатанию, к печати предназначенный... для печатания; 2) сделанный при помощи печатания... 3) напечатанный, опубликованный в печати; 4) имеющий форму, вид напечатанного (печатные буквы); 5) с выдавленными, вытисненными узорами, знаками (печатный пряник, печатное кольцо)» и непечатный - «грубый, непристойный (о словах, брани и т.д.)». Несмотря на то что эти слова похожи на однокорневые антонимы (ср.: хороший - нехороший, веселый - невеселый) они таковыми не являются. Вместе с тем для современного носителя языка очевидно, что исходным пунктом развития значения разговорного слова непечатный послужила именно антонимия: грубые, непристойные высказывания не подлежат печати, не могут быть или стать печатными.

Рассмотрение следующей, не менее интересной группы дальних семантических родственников праславянского глагола pekti начнем с прилагательного беспечный - «не проявляющий нужного внимания, предосторожности; не задумывающийся о возможных последствиях своих действий; беззаботный не обремененный заботами, свободный от забот выражающий беспечность». Слово является исконно русским суффиксально-префиксальным производным от утраченного ныне, но сохранявшегося еще в XIX веке в диалектах древнерусского существительного печа - «забота, хлопоты». Внутренняя форма существительного - «то, что жжет, печет, беспокоит».

Прямым потомком этого слова в сегодняшнем языке является глагол печься 2 - «заботиться», омонимичный глаголу того же состава, значения которого коррелируют с исходной семантикой праиндоевро- пейского корня: печься 1 - «1) приготовляться для еды сухим нагреванием на жару (о пище); 2) разг. подвергаться действию солнечных лучей или... жара, сильного тепла; 3) страд, к печь (в 1 и 2 знач.)». В дальнейшем исконно русское слово печа заменилось существительным опека, заимствованным из польского языка в XVI в., в русских словарях отмечается с XVIII в. Польское слово, в свою очередь, было калькой латинского procuratio - «попечение», включающего в себя, помимо приставки и суффикса, корень ста - «забота»1.

В современной семантической структуре слова исходное значение сохранилось, хотя и отошло на периферию, уступив место двум другим, метонимичным значениям: «1) попечение о личных и имущественных правах недееспособных граждан (малолетних, душевнобольных и т.п.), а также наблюдение за ними, возлагаемое государством на кого-л. и осуществляемое под контролем государственной власти; 2) несколько лиц или учреждение, на которые возложено это попечение, наблюдение; 3) забота, попечение».

Соответствующую семантику имеют и лексические единицы того же корня с приставкой по-: попечение - «забота, наблюдение, связанные с ответственностью за кого-, что-л.»; попечитель - «1)тот, кто осуществляет попечительство над кем-л.; 2) в дореволюционной России должностное лицо, руководившее сетью учреждений какого-л. ведомства... а также лицо, назначавшееся почетным руководителем... учреждения»; попечительство - «1) система мероприятий для содействия несовершеннолетним и физически беспомощным взрослым в защите их законных прав и интересов то же, что попечение; 2) благотворительное учреждение в дореволюционной России для оказания помощи кому-л.; 3) должность попечителя» и др.

Не так очевидна сема «забота, хлопоты» в значениях слов обеспечить («1) предоставить достаточные материальные средства к жизни; 2) снабдить кем-, чем-л. в достаточном количестве; 3) создать... необходимые условия для осуществления чего-л., гарантировать что-л.;

устар. оградить, защитить, предохранить»); обеспечение («1) действие по глаг. обеспечить; 2) деньги, материальные средства... предоставляемые... с целью обеспечить... существование; 3) то, что обеспечивает сохранность, исполнение... служит ручательством, гарантией чего-л.»), обеспеченный («не испытывающий материальных затруднений») и др. В данном случае мотивирующий элемент значений, скорее всего, создание безбедной жизни, жизни без забот и хлопот.

Тот же семантический компонент («забота, хлопоты») лежит в основе последней из рассматриваемых групп лексики - родственных слов с корнем печал-. Исходным здесь является общеславянское существительное печаль - суффиксальное производное от печа («забота»); словообразовательный суффикс -1)лъ (ср.: метель) преобразовался в -алъ после мягкого согласного, затем слово подверглось опрощению.

В современном языке значение существительного в первую очередь связано с человеческой эмоцией: печаль- это «чувство грусти и скорби, душевной горечи», а также «то, что печалит, событие, обстоятельство... вызывающее чувство грусти и скорби». Вместе с тем третье, разговорное, значение слова по-прежнему «забота, беспокойство»; в этом же значении оно используется в устойчивых выражениях не моя (твоя, его...) печаль («не мое дело, меня не касается») и мне (тебе, вам...) какая (или что за) печаль («какое мне дело»). Значения других членов словообразовательного гнезда практически не выходят за рамки указанного смыслового поля: опечалить - «вызвать... чувство печали, грусти; огорчить, расстроить»; печальный - «1) испытывающий чувство печали; грустный выражающий печаль... 2) вызывающий... печаль проходящий, протекающий в печали; 3) достойный печали, сожаления дурной, предосудительный; печальник - «устар.

тот, кто скорбит за других, страдает из-за чьих-л. печалей, горестей;

тот, кто печется, заботится о ком-, чем-л.» и т.п.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ