СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Несовершеннолетний в системе современого российского правосудия


НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕНОГО РОССИЙСКОГО ПРАВОСУДИЯ

Шаймердяноеа Г. III.,

доцент кафедры уголовного процессуального права ПФ РГУП, судья Нижегородского областного суда, г. Нижний Новгород

В данной статье рассматриваются некоторые особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Ключевые слова: несовершеннолетний; производство по уголовным делам.

Уголовные дела по обвинению несовершеннолетних, т.е. лиц, которым на момент совершения преступления не исполнилось 18 лет, выделены в особую категорию исключительно по субъекту преступления, потому что речь идет о представителях подрастающего поколения, о будущем нации. Закон регламентирует производство по таким делам предельно детальной системой гарантий прав личности, которые призваны не только исключить судебную ошибку в виде осуждения невиновного, но и минимизировать применение принуждения в уголовном процессе по таким делам. Верховный Суд РФ обращает внимание нижестоящих судов на их процессуальную обязанность обеспечения в разумные сроки качественного рассмотрения уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних, имея в виду, что их правовая защита предполагает необходимость выявления обстоятельств, связанных с условиями жизни и воспитания каждого, состоянием его здоровья, другими фактическими данными, а также с причинами совершения уголовно наказуемых деяний, в целях постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, принятия других законных мер для достижения максимального воспитательного воздействия судебного процесса [2].

При расследовании и рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних надлежит учитывать положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Конвенции о правах ребенка (1989 г.), Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правил, 1985 г.), Миланского плана действий и Руководящих принципов в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка (1985 г.), Руководящих принципов Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр- Риядских руководящих принципов. 1990 г.). Также подлежат учету и другие официальные документы, например Рекомендации № Rec (2003 г.) 20 Комитета Министров Совета Европы государствам- членам о новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних.

Хотелось бы выделить ряд особенностей при производстве по делам указанной категории.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, иначе говоря, предмет доказывания по уголовным делам, не относящимся к особой категории, определены статьей 73 УПК РФ [5]. Положения статьи 421 УПК РФ не изменяют совокупности этих обстоятельств, а расширяют ее за счет трех дополнительных групп обстоятельств, которые крайне важны для решения вопроса о том, подлежит ли данный несовершеннолетний уголовной ответственности вообще, и о том, какие условия способствовали совершению данного преступления, а также для индивидуализации наказания и выявления соучастников преступления из числа взрослых.

Установление возраста несовершеннолетнего входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам несовершеннолетних.

При этом нужно учитывать, что лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток. При установлении судебно- медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица, в силу толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого. Второе обстоятельство, подлежащее доказыванию, акцентирует внимание правоприменителей (следователя, прокурора, суда) на обязательном установлении условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровня психического развития и иных особенностях его личности. При этом установление условий жизни и воспитания предполагает собирание и исследование данных не только касающихся самого несовершеннолетнего, но и его родителей, либо лиц их заменяющих.

В пункте 3 части 1 ст. 421 УПК РФ указывается такой элемент доказывания, как влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. В данном случае обычно проверяется версия о подстрекательстве или соучастии в совершении преступления со стороны взрослых лиц, выясняется характер взаимоотношений между несовершеннолетним и взрослым при совершении ими преступления в соучастии. Также выясняется возможное криминогенное влияние ближайшего окружения подростка в семье, школе, в бытовом окружении и т.д.

Взаимосвязанные положения части третьей и части четвертой указанной статьи обогащают предмет доказывания по делам о преступлениях несовершеннолетних фактическими обстоятельствами, характеризующими состояние психического и физического здоровья обвиняемого под особым углом зрения: не имеет ли он заболевания, препятствующего содержанию и обучению в специальном учебно- воспитательном учреждении закрытого типа органа управления образованием, имея в виду, что в такие учреждения направляются несовершеннолетние осужденные, которые нуждаются в особых условиях воспитания, обучения и требуют специального педагогического подхода. Эти фактические обстоятельства подлежат установлению на стадии предварительного расследования путем медицинского освидетельствования обвиняемого. Однако при помощи названного следственного действия (статья 179 УПК) столь сложную задачу решить невозможно. Представляется, что речь должна идти о медицинской экспертизе, причем комплексной.

Что касается особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, предусмотренного главой 40 УПК Российской Федерации, то он представляет собой упрощенную процедуру, при которой процессуальная экономия достигается путем отказа от судебного разбирательства и установления фактических обстоятельств, а приговор основывается на материалах предварительного расследования. Между тем, когда речь идет о несовершеннолетнем правонарушителе, только полное исследование всех обстоятельств совершенного деяния и всесторонний учет особенностей его личности могут обеспечить принятие справедливого решения. Именно исходя из этого в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1 [2] указывается, что закон не предусматривает применение особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, а, напротив, требует участия в судебном разбирательстве его законного представителя и установления судом условий его жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности, влияния на него старших по возрасту лиц, в том числе для решения вопроса о возможности освобождения от наказания.

Далее следует остановиться на положениях статьи 422 УПК РФ. Согласно части второй статьи 154 УПК РФ, выделение уголовного дела в отдельное производство допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, в случаях, когда это вызывается большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов. И хотя комментируемая статья не содержит прямых указаний на то, что действие данной общей нормы имеет специфику в уголовном процессе по делам о преступлениях несовершеннолетних, вывод о такой специфике вероятен. Во-первых, если в статье 154 УПК говорится, что дознаватель, следователь вправе выделить уголовное дело в отдельное производство, то в ч. 1 ст. 422 УПК РФ указана более категоричная формулировка: «Уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, участвовавшего в совершении преступления... выделяется в отдельное производство...». Исходя из этого, а также из той важности, которую приобретает обособленное производство в отношении несовершеннолетнего, призванное исключить пагубное влияние на него взрослых соучастников, можно заключить, что выделение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в особое производство обязательно при малейшей возможности и, во всяком случае, независимо ни от объема уголовного дела, ни от множественности эпизодов преступления.

Стоит отметить, что принцип раздельного рассмотрения дел в отношении несовершеннолетнего и взрослого при совершении ими преступления в соучастии получил международное признание. К сожалению, на практике исключением из правил является выделение дела в отдельное производство и раздельное рассмотрение таких дел.

Представляется необходимым обратить внимание и на вопросы, связанные с избранием меры пресечения в отношении несовершеннолетнего.

Существующие международно-правовые акты, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, весьма гуманны относительно меры пресечения.

Общий принцип относительно задержания несовершеннолетних, сформулированный с учетом международно-правовых норм (в частности «Пекинскими правилами») [1] таков: стараться избегать заключения под стражу и задержания несовершеннолетнего.

В соответствии с ч. 2 статьи 423 УПК РФ при решении вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр. На данный факт обращает внимание и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 11 Постановления от 19 декабря 2013 г. №41 [4].

Рассматриваемая мера пресечения призвана обеспечить повышенный контроль за поведением несовершеннолетнего со стороны лиц, на которых возложены обязанности, связанные с воспитанием ребенка, а также со стороны других заслуживающих доверия лиц.

Для избрания присмотра за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым как меры пресечения необходимо наличие оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ, а также учитывать обстоятельства, закрепленные в статье 99 УПК РФ. Специальным условием избрания данной меры пресечения является недостижение обвиняемым (подозреваемым) на момент производства по делу возраста 18 лет.

Имеются особенности производства по делам данной категории и при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, порядок проведения которого регламентирован ст. 425 УПК РФ.

По общему смыслу закона положения указанной нормы применяются при допросе подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, которому на момент допроса не исполнилось 18 лет. Если же преступление было совершено до достижения этого возраста, а допрос проводится после того, как наступило совершеннолетие, применяются общие правила проведения допроса.

При этом превышение продолжительности допроса, указанного в указанной статье (время непрерывного допроса - 2 часа, а целом в течение дня - 4 часа), не допускается, даже если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его представитель выражают согласие на продолжение допроса. Кроме того, в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого обязательно участие защитника.

В случаях, предусмотренных частью 3 статьи 425 УПК РФ, следователь, дознаватель и суд обязаны обеспечить участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подсудимого по собственной инициативе, независимо от заявления об этом ходатайства защитника. Показания такого подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, полученные без участия педагога или психолога, в силу ч. 2 статьи 75 являются недопустимыми доказательствами [2].

Следует остановиться и на положениях ст. 426 УПК РФ, регламентирующих участие законного представителя.

Положения указанной статьи относятся не только к несовершеннолетнему обвиняемому, но и к несовершеннолетнему подозреваемому, что увеличивает период времени, в течение которого закон включает законного представителя в уголовный процесс.

Особо хочется обратить внимание лиц, производящих предварительное расследование на то, что в качестве законных представителей могут быть допущены родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, органы опеки и попечительства (п. 12 статьи 5 УПК РФ). При этом законный представитель имеет право не просто присутствовать при допросе несовершеннолетнего, а с разрешения следователя задавать ему вопросы, которые подлежат занесению в протокол, в т.ч. и в том случае, если они были отведены следователем или дознавателем.

К действиям, наносящим ущерб интересам несовершеннолетнего обвиняемого, следует относить невыполнение обязанностей, вытекающих из статуса законного представителя, в том числе по воспитанию несовершеннолетнего, либо уклонение от участия в деле в качестве законного представителя, а равно злоупотребление процессуальными и иными правами, отрицательное влияние на несовершеннолетнего, создание препятствий для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела. Недопустимо привлечение к участию в деле в качестве законных представителей лиц, которые совершили преступление совместно с несовершеннолетним подсудимым, а также лиц, в отношении которых несовершеннолетний совершил преступление.

Также полагаю необходимым обратить внимание и на положения ст. 427 и ст. 431 УПК РФ.

Требования об экономии репрессии, сформулированные в ч.1 статьи 60 УК РФ, конкретизированы в отношении несовершеннолетних в ч. 2 статьи 87 УК РФ, согласно которой к несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия (ПМВВ) либо им может быть назначено наказание, а при освобождении от наказания судом они могут быть также помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием, т.е. вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности или от наказания всегда должен рассматриваться до решения вопроса о мере наказания.

По делам о преступлениях несовершеннолетних особое значение придается воспитательному, а не карательному воздействию правосудия, в связи с чем представляется перспективным в развитии законодательства о преступлениях несовершеннолетних расширение не уголовных мер воздействия, на что ориентируют нормы международного права.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора вправе своим постановлением уголовное дело в отношении несовершеннолетнего прекратить и одновременно возбудить перед судом ходатайство о применении вышеперечисленных принудительных мер воспитательного характера и направить материалы прекращенного уголовного дела в суд, который рассматривает их по процедурным правилам, по которым осуществляется судебное рассмотрение ходатайства органа расследования, о заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу (части 3-10 статьи 108 УПК). В данном случае судебное решение принимается по уголовному делу, производство по которому уже прекращено в досудебной стадии, что, конечно, представляет собой не вполне обычную юридическую конструкцию.

К сожалению, следственными органами Нижегородской области указанная норма закона фактически не используется, поскольку в 2013 г. и первом полугодии 2014 г. в суды Нижегородской области не поступало прекращенных дел с ходатайствами следователей о применении принудительных мер воспитательного характера.

В соответствии со статьей 431 УПК РФ, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, суд прекращает уголовное дело в отношении такого лица и применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 статьи 90 УК РФ.

При этом следует напомнить, что в ч. 1 статьи 90 УК РФ говорится об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних, если их исправление возможно с помощью применения принудительных мер воспитательного воздействия (ПМВВ). Основания применения этой нормы: совершение несовершеннолетним преступления небольшой или средней тяжести; установленная судом возможность исправления несовершеннолетнего без привлечения его к уголовной ответственности.

Представляется, что данное основание должно применяться только тогда, когда юридически невозможно применение одного из общих оснований освобождения, предусмотренных статьями 75 и 76 УК РФ. Не случайно статья 90 УК РФ, предусматривающая особый порядок освобождения несовершеннолетних, помещена отдельно от основных общих оснований.

Верховный суд РФ ориентирует суды не допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ПМВВ) (п. 17 Постановления Пленума от 1 февраля 2011 года№ 1 [3].

Таким образом, закрепленный в уголовно-процессуальном законе порядок производства по делам несовершеннолетних в соответствии с принципами справедливости и гуманизма обеспечивает учет при применении уголовного закона социальных, возрастных и физиологических особенностей этой категории лиц, по своей сути является дополнительной гарантией обеспечения защиты их прав и законных интересов.

В заключение следует отметить, что государство придает особую общественную значимость данной категории дел, поскольку осознает последствия совершенных в подростковом возрасте преступлений, которые отразятся на последующей жизни индивида. С учетом этого отечественная государственная политика в отношении несовершеннолетних преследует следующие цели: создание наиболее благоприятных условий для установления и устранения причин преступления; поиск эффективных мер воздействия на личность несовершеннолетнего с учетом ее конкретных данных и достижение социальной реабилитации ее в обществе. Четкое и неукоснительное выполнение предписаний, установленных в уголовно-процессуальном законодательстве по делам в отношении несовершеннолетних, полагаю, и будет способствовать реализации указанных целей.

Список литературы

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) (приняты 29.11.1985 Резолюцией 40/33 на 96-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) II СПС «КонсультантПлюс».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (вредакции от 2 апреля 2013 г.) II СПС «Консультант Плюс».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г.№1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (с последующими изменениями) //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 4.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» II Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. № 2.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 22.10.2014) II СПС «Консультант Плюс».








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ