СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Единство россии как условие эффективности государства в политико-правовых воззрениях с. с. уварова


ЕДИНСТВО РОССИИ КАК УСЛОВИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫХ ВОЗЗРЕНИЯХ С.С. УВАРОВА

Сосенкое Ф. С.,

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин ВГУВТ, г. Нижний Новгород

В статье рассмотрены политико-правовые воззрения С.С. Уварова относительно эффективного развития Российской империи. Особое внимание уделено знаменитой идеологической формуле: «Православие, самодержавие, народность». Предпринята попытка проанализировать потенциал данной формулы в плане сохранения государственного единства России.

Ключевые слова: государственное единство; территориальная целостность; противодействие сепаратизму; православие; самодержавие; народность; С.С. Уваров.

В русском языке эффективность понимается как способность достигать эффекта [9, с. 914], то есть действенного результата. Иными словами «эффективный» означает «способный приносить практическую пользу».

В юридической литературе даются различные определения государства. Отметим в данной связи следующие. «Определенный способ организации общества, основной элемент политической системы, организация публичной политической власти, распространяющаяся на все общество, выступающая его официальным представителем и опирающаяся на средства и меры принуждения» [2, с. 129]. «Суверенная политико-территориальная организация публичной власти определенных социальных сил (классов, групп, всего народа), обладающая аппаратом управления и принуждения, делающая свои веления общеобязательными и решающая как классовые, так и общесоциальные задачи» [11, с. 83]. «Политическая структура особого рода, возникающая на определенном этапе общественного развития, осуществляющая управленческие функции на определенной территории» [12, с. 68].

Анализ этих и ряда других определений позволяет заключить, что вопрос об эффективности государства во многом сводится к проблеме объединить общество на определенной территории и обеспечить управление им. В этой связи отметим, что эффективное управление в свою очередь зависит от сохранения государством своего единства, под которым в рамках данной статьи понимается, прежде всего, территориальная целостность.

В современном значении государственное единство юридической наукой определяется как отказ от каких-либо проявлений сепаратизма, то есть такой политики в отдельных частях государства, которая не учитывает интересов всего государства и противопоставляет им местные интересы [7, с. 144]. Также отмечено, что государственное единство предполагает весьма значительный объем и высокий уровень согласованных позиций, интересов и отношений между институтами государственности, взаимосвязанных с политической и правовой системами, а также с гражданским обществом на основе взаимодействия в разрешении конкретных проблем общественного развития, что обеспечивает устойчивую структуру власти и властных отношений в государстве, его территориальную целостность [8, с. 13].

Автор триады, ставшей официальной идеологией самодержавной власти Николая I [5, с. 112]: «Православие. Самодержавие. Народность», - историк и государственный деятель Сергей Семёнович Уваров (1786-1855) внес определенный вклад в разработку политикоправовых идей относительно государственного единства. Сама по себе эта политико-правовая конструкция и её дальнейшая разработка имеют ключевое значение для всей государственно-правовой действительности Российской империи, развития российской государственности, в том числе обеспечения территориальной целостности страны. Каждый из элементов этой идеологемы, на наш взгляд, имеет «территориальное» измерение.

Православие рассматривалось как мощный идеологический фактор, объединяющий русский народ и служащий одним их основных стержней государственного единства. При этом иные религии и в особенности католицизм в Польше рассматривались Уваровым как идеологическая база сепаратизма [10, с. 50].

Самодержавие как форма правления, по мнению Уварова, наиболее эффективно и исторически оправдано для России. Огромной по размерам и разнородной этнически Российской империи просто необходима абсолютная монархия, в той форме, в которой она сложилась: «Русский Колосс упирается на самодержавии, как на краеугольном камне; рука, прикоснувшаяся к подножию, потрясает весь состав Государственный» [10, с. 41]. Как отмечено исследователями, либеральные механизмы в России не были предпочтительными, единство государства могла обеспечить только самодержавная власть [6, с. 84]. Император, таким образом, являлся «воплощением российской государственности и российской империи» [5, с. 112].

Народность. Данная категория в триаде Уварова наименее раскрыта им самим и поэтому нередко трактовалась теми или иными интерпретаторами сообразно их взглядам. Одним из проявлений народности был русский язык и в этой связи наиболее широкое его распространение, по мысли Уварова, укрепляло единство государства. Напротив, сокращение его использования за счет использования местных языков ослабляло государственную целостность. В этой связи Уваров старался по возможности обеспечить ведущую роль русского языка и ограничить местные языки, особенно в Польше, где преподавание польского было запрещено в 1838 году [13, с. 393; 1, с. 95-96]. Особая задача ставилась системе высшего образования. Так, университет Св. Владимира в Киеве, заменивший собой ряд учебных заведений в польских и литовских землях, призван был «дать образованию юношества направление, согласное с общим духом народного просвещения в России» [13, с. 373].

Народность в понимании Уварова, по нашему мнению, предполагала единство народа Российской империи вообще и русского народа как государствообразующего в частности. В этой связи жесткое неприятие вызывали у Уваров попытки малороссийской интеллигенции культивировать чисто национальному украинскому патриотизму, чреватого дальнейшим обоснованием сепаратистских доктрин. Так, совместно с шефом III отделения графом А.Ф. Орловым, Уваров пришел к выводу о необходимости того, чтобы выводы писателей и ученых «клонились к возвышению не Малороссии, Польши и прочих стран отдельно, а Российской империи, в совокупности народов её составляющих» [10, с. 51]. Разоблачая украинофильскую организацию, выдававшую себя за славянофильскую, в докладе императору, Уваров отмечает, что цель этого союза - раздробление (выделено у Уварова - Ф.С.) России» [13, с. 495]. Вместе с тем Уваров утверждает, что подобные идеи имеют маргинальный оттенок и не распространены в Малороссии.

Как было отмечено, С.С. Уваров немало способствовал государственному единству России, реализуя свои идеи на посту министра просвещения. Целью его решений и действий в этой связи являлось «умственное слияние враждебных начал с надлежащим перевесом русского» [3, с. 87]. Так, дифференцированно подходя к постановке процесса обучения в различных частях Российской империи, он неизменно старался привлекать в государственные образовательные учреждения не только обучающихся, но и педагогов из числа представителей местного населения. Такая политика, безусловно, способствовала интеграции этих народов и регионов в общее культурное и политическое российское пространство [10, с. 47].

Не везде эта политика имела одинаковый успех: наиболее тяжело и неэффективно она реализовывалась в Остзейском крае. Устойчивое в перспективе государственное единство немыслимо без национального самосознания, которое в свою очередь формируется в значительной степени централизованной системой образования [4, с. 70]. В этой связи обоснование новой общероссийской системы образования и деятельность Уварова по воплощению этих идей в жизнь есть один из способов укрепления государственного единства и противодействия сепаратизму.

В своих научных и публицистических работах Уваров отмечал некоторые иные факторы государственного единства. Так, в работе «О народонаселении России» он говорит о важности единой транспортной сети и в частности инфраструктуры внутреннего водного транспорта для обеспечения единства России: «система водяных коммуникаций, доведенная до окончания, сблизит отдаленнейшие края России и способствовать будет их взаимодействию и беспрерывным сношениям» [13, с. 292].

Отметим, что идеи государственного единства в системе политико-правовых воззрений Уварова выходили за границы России. Так, он представлял государственное будущее Европы в форме общеевропейской республики, основанной на договорных началах между входящими в союз государствами [10, с. 31].

В заключение отметим, что знаменитая идеологическая формула С.С. Уварова, на наш взгляд, могла возникнуть только в государстве, уже обладавшем значительным единством, и была направлена на сохранение и углубление такого единства. Традиционные, консервативные ценности, заложенные в триаде в том или ином виде, были востребованы и на более поздних этапах развития российского государства. Они способствовали его развитию вообще и сохранению государственного единства, территориальной целостности в частности. В определенной мере основные политико-правовые посылы, заложенные в теории С.С. Уварова, находят отклик в российском обществе в настоящее время.

Список литературы

Акулъшин П.В. Граф С.С. Уваров и его роль в жизни российского общества//Педагогика. 1993. №4. 92-97.

Большой юридический словарь / под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских.

2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2000. 704 с.

Власов В.А. «Радетель российской самобытности» граф Сергей Семёнович Уваров // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2008. № 13. С. 83-88.

Головашина О.В. Национальная идентичность в России: базовая модель // Fractalsimulation. 2011. № 2. С. 64-73.

Заболотная А.С. Теория официальной народности как идейнотеоретическое и философско-правовое обоснование самодержавия в России // Гуманитарные и социальные науки. 2009. №4. С. 109-112.

Ивакин Г.А. Консервативная идея как основа абсолютизма в Российской империи // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. №5-1 (31). С. 81-85.

Конституционное право. Энциклопедический словарь / отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Изд-во НОРМА. 2001. 688 с.

Левакин И.В. Государственное единство России: теоретико-правовое исследование: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2003. 304 с.

Ожегов С.И, Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., дополненное. - М.: Азбуковник, 1999. 944 с.

Парсамов B.C., Удалое С.В. Сергей Семенович Уваров // Уваров С.С. Избранные труды / С.С. Уваров [автор перевода B.C. Парсамов, сост., авторы вступ. ст., коммент. B.C. Парсамов, С.В. Удалов]. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. С. 5-54.

Радько Т.Н. Теория государства и права: учебник. 2-е изд. М.: Проспект, 2010. 752 с.

Рассказов Л.П. Теория государства и права: учебник. 2-е изд. М.: РИ- ОР, 2009. 463 с.

Уваров С.С. Избранные труды / С.С. Уваров; [автор перевода B.C. Парсамов, сост., авторы вступ. ст., коммент. B.C. Парсамов, С.В. Удалов]. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. 720 с.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ