СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Возрастание роли социально-гуманитарных дисциплин в профессиональной подготовке юристов


ВОЗРАСТАНИЕ РОЛИ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ ДИСЦИПЛИН В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ ЮРИСТОВ

Дегтярев Н. П.,

кандидат философских наук, доцент, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин ПФ РГУП, г. Нижний Новгород

В статье обращается внимание на несоответствие (противоречие) между сознанием возрастающей роли социально-гуманитарного знания в развитии современного общества, а соответственно и роли преподаваемых в юридических вузах социально-гуманитарных учебных дисциплин в формировании общекультурных (ОК) и профессиональных (ПК) компетенций будущих специалистов, и - реальной практикой планирования и организации учебного процесса.

Ключевые слова: общекультурные и профессиональные компетенции выпускников юридических вузов; рабочие учебные планы и программы преподаваемых социально-гуманитарных дисциплин.

С утверждением о возрастающей роли социально-гуманитарного знания в развитии современного общества вроде бы согласны все, но почему-то это не подкрепляется активной деятельностью по «производству» и распространению этих знаний, используя, в частности, преподаваемые в вузах социально-гуманитарные учебные дисциплины. И ситуация в России мало чем отличается от положения дел в других, в том числе так называемых «развитых» странах.

В журнале «Вопросы философии» № 10 за 2012 год опубликована весьма показательная в рассматриваемом нами отношении статья известного итальянского философа Эвандро Агацци под названием «Идея общества, основанного на знаниях». К активным сторонникам этой идеи Агацци относит Европейский Совет (ЕС) и Организацию Американских Государств (ОАГ). Лидеры ЕС, собравшиеся в Лиссабоне в 2000 году, отмечает философ, признают, что «экономика старого континента нуждается в глубокой модернизации, чтобы конкурировать с США и другими основными игроками на мировой сцене» [1, с. 4]. Для этого полагалось достаточным, чтобы в информационном обществе экономика основывалась на самых современных знаниях. Выдвигалась амбициозная цель - стать к 2010 году «самой конкурентной и динамичной, основанной на знаниях экономикой в мире, способной на устойчивый рост со все большим количеством рабочих мест и все большей социальной сплоченностью»

Также и министры иностранных дел государств, членов ОАГ, на Генеральной Ассамблее в Санто-Доминго в 2006 году принимают Декларацию, в которой записывают: «...развитие и равный доступ к обществу, основанному на знаниях, составляет и вызов, и возможность, помогающие нам преследовать общие социальные, экономические и политические цели обеих Америк» [1, с. 4].

Но... - современный экономический кризис и известное состояние с «социальной сплоченностью» в странах Америки и Западной Европы. В связи с этим Агатттти отмечает: «... не нехватка передовых и математически надежных экономических теорий (в течение ряда лет у нас были Нобелевские лауреаты по экономике)..., а отсутствие чувства личной ответственности и моральной устойчивости крупных финансовых менеджеров лежали в основе гигантских экономических потрясений» [1, с. 16]. Все это, по мнению философа: «...приводит нас к осознанию того, что есть обширная область факторов частной и общественной жизни, таких как ценности, нравственные принципы, идеалы, модели того, каким должен быть хороший гражданин, справедливое общество, равномерное распределение благ и возможностей, стандарт жизни, совместимый с человеческим достоинством, уважением к фундаментальным правам человека, которые невозможно вместить в рамки каких-либо технологических инструкций» [1, с. 16].

Понятно, что в данном случае речь идет о смысло-ценностных представлениях и гражданских, нравственных, общекультурных качествах экономических субъектов исторического процесса. Представляется также очевидным, что в формировании этих качеств у студенческой молодежи, будущая профессиональная деятельность которой связана с юриспруденцией, особая роль отводится преподаванию социально-гуманитарных дисциплин, в частности таких, как философия, культурология, социология, логика, профессиональная этика и им подобным.

Образование в нашей стране традиционно рассматривается как единый целенаправленный процесс воспитания и обучения. В Федеральном Законе от 29.12.2012 № 273 «Об образовании в Российской Федерации» воспитание определяется как «деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающихся на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства» [2]. В ныне действующем Федеральном государственном образовательном стандарте высшего профессионального образования по направлению подготовки 030500 юриспруденция, квалификация - «Бакалавр» (Приказ Министерства образования и науки РФ от 4 мая 2010 г.), в требованиях к результатам освоения основных образовательных программ предполагается и определенный уровень культурной, нравственной воспитанности выпускника юридического вуза.

Здесь, в частности, отмечается: выпускник должен обладать следующими общекультурными (ОК) и профессиональными (ПК) компетенциями:

осознает социальную значимость своей будущей профессии, обладает достаточным уровнем профессионального правосознания (ОК-1);

способен добросовестно исполнять профессиональные обязанности, соблюдать принципы этики юриста (ОК-2);

владеет культурой мышления, способен к обобщению, анализу, восприятию информации, постановке цели и выбору путей ее достижения (ОК-3);

обладает культурой поведения, готов к кооперации с коллегами, работе в коллективе (ОК-5);

имеет нетерпимое отношение к коррупционному поведению, уважительно относится к праву и закону (ОК-6);

стремится к саморазвитию, повышению своей квалификации и мастерства (ОК-7);

способен использовать основные положения и методы социальных, гуманитарных и экономических наук при решении социальных и профессиональных задач (ОК-8);

готов к выполнению должностных обязанностей по обеспечению законности и правопорядка, безопасности личности, общества, государства (ПК-8);

способен уважать честь и достоинство личности, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ПК-9) [См.: 3].

Вопрос качественных характеристик цитируемого документа заслуживает особого обсуждения, но что есть, то есть..., и не хотелось бы подвергать сомнению наличие потребности у педагогического сообщества в подобных целе- и ценностно-ориентирующих образовательный и воспитательный процесс документах.

Центральное место в вопросах воспитания, конечно же, занимает воспитание нравственное. Вопросы нравственной воспитанности и компетентности в области этики выпускников юридических вузов имеют принципиальное профессиональное и общественное значение в силу следующих обычно называемых специалистами обстоятельств. Во-первых, юридическая деятельность в большинстве своих случаев является непосредственной работой с людьми, где, естественно, этические, нравственные аспекты весьма существенны. Во-вторых, для ряда профессий юридическая деятельность является и государственной деятельностью или осуществляется от имени государственной власти, а тем самым определенным образом характеризует эту власть (одно из образных сравнений - являться «зеркалом» власти). И, в- третьих, а по значению, может быть, и во-первых, именно в процессе юридической деятельности в значительной своей части реализуется достигнутый уровень социальной справедливости в обществе (не будем забывать, что одним из значений слова «юстиция» является «справедливость»). Тем самым вполне естественно, что профессиональная деятельность юриста регламентируется не только законодательно и должностными инструкциями, но и кодексами профессиональной этики.

В Российской Федерации в настоящее время являются действующими: «Кодекс судейской этики», утвержденный VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 года; «Кодекс этики прокурорского работника», утвержденный Приказом Генпрокуратуры РФ от 17 марта 2010 года; «Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации», принятый Приказом МВД РФ от 24 декабря 2008 года; «Кодекс профессиональной этики адвоката», принятый Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года (измененный и дополненный II Всероссийским съездом адвокатов 8 апреля 2005 года и III Всероссийским съездом адвокатов 5 апреля 2007 года).

Вместе с тем качество подготовки выпускников юридических вузов, как и качественные характеристики функционирования судебной системы в Российской Федерации, остаются невысокими. Весьма симптоматично, что на «круглом столе» 31 марта сего года, посвященном 15-летию президентства В.В. Путина (показывалось по ТВ), один из авторитетных выступающих в числе основной нерешенной задачи назвал «не высокое качество работы судебной системы». Не раз по этому поводу высказывался и сам Президент.

Понятно, что качество функционирования какого-либо социального института существенно зависимо от качественных характеристик кадрового состава, от сотрудников, от мотивационной составляющей их профессиональной деятельности. На одной из лекций по юридической этике вопрос о роли мотивационной составляющей в будущей профессиональной деятельности юриста автор статьи проиллюстрировал известной притчей о странниках, попытавшихся выяснить у рабочих - чем они занимаются на весьма привлекательном по расположению месте? Первый рабочий весьма недоброжелательно ответил - «не видите, таскаю эти проклятые камни», второй, относительно спокойно, - «зарабатываю себе на хлеб», а третий - отставив тачку, выпрямился, оттер пот с лица и с гордостью произнес: «Я строю Храм».

Не трудно догадаться, какие преимущественные ответы на вопрос о мотивах выбора будущей профессиональной деятельности студента юридического вуза мы имеем сегодня. Бытие определяет сознание. И как преподавателю гуманитарных дисциплин отвечать на вопросы студентов: «А будут ли востребованы самой правовой системой, при реалиях сегодняшней ситуации в России, искренне желающие участвовать в строительстве «Храма Правосудия», «Храма Правового, Демократического, Социального Государства?»; не окажутся ли безупречные в нравственном отношении выпускники «белыми воронами» в отечественном юридическом сообществе, более того - нетерпимыми и мешающими «нормальным» людям зарабатывать свои деньги? Не исключено, что окажутся.

Хорошо известна азбучная истина о том, что рыночная экономика, ориентированная на максимальную прибыль в ее денежном выражении, задает тенденцию превращения в рыночные и всех других человеческих отношений. Возникает не просто подозрение, а убеждение, что в перестроечное и постперестроечное время в нашей стране сформировалось целое поколение юристов, превративших свою профессию в вид коммерции, с соответствующим отношением не только к нравственности, но и к собственному делу. Не отсюда ли возможность прямой заинтересованности недобросовестных юристов в несовершенстве законодательства, что позволяет использовать закон как «дышло» («куда повернул, туда и вышло»), как и заинтересованности в отсутствии конкуренции со стороны желательно «из рук вон» плохо подготовленных выпускников юридических вузов («делиться» прибыльными должностями явно не хочется).

Возможно и предположение, что в условиях в известной мере «ручного» и, как представляется, в значительной части опирающегося на политическую волю Президента управления страной, такая несовершенная, несамостоятельная и «управляемая» судебная власть, исходя из тактических соображений, пока что «удобна» и «выгодна». Она «удобна» и для тех морально неустойчивых представителей отечественного юридического сообщества, которые в условиях потребительской ориентации значительной части хозяйственной и по- литико-управленческой «элиты» страны, конечно же, будет пытаться использовать ситуацию в узкокорыстных интересах. Не отсюда ли у нас берущие взятки судьи, «крышующие» преступный бизнес прокуроры, «оборотни в погонах» и тому подобные явления?

Вместе с тем, «вызовы времени», прежде всего, в виде так называемых «глобальных проблем современности», обострение геополитических, межнациональных, межконфессиональных отношений, проблемы ценностных ориентаций подрастающего поколения, а также возможность «опереться» на явно обозначившуюся политическую волю президента В.В. Путина в направлении решительного изменения «положения дел» в Российской Федерации, в ее международных отношениях, вызывает необходимость у прогрессивно ориентированных сограждан активизировать усилия по решению стратегической задачи формирования судебной системы и власти в направлении их «должного» существования и «должных» качественных характеристик. Чем, собственно, и должны задаваться ориентиры для учебных заведений, осуществляющих в определенной мере и «опережающую» подготовку юридических кадров, качественные характеристики которых существенно зависимы от отношения к преподаванию социально-гуманитарных дисциплин.

При попытке выяснить, как обстоит дело с преподаванием и отношением к развитию гуманитарных дисциплин в мире, обнаружились две тенденции, очевидно связанные с наличием в любом обществе как консервативно, так и прогрессивно мыслящих людей. В цитировавшейся нами ранее статье «Идея общества, основанного на знаниях» итальянский философ сетует: «Эти дисциплины в течение столетий включались в учебные планы школ разного уровня, университетских факультетов, академий и научных институтов, - но сегодня не входят в образ «общества, основанного на знаниях», а поэтому имеют тенденцию лишаться поддержки, предоставляемой общественными институтами, особенно когда денег начинает не хватать. Когда представляется необходимым «срезать» государственные бюджеты, урезаются прежде всего «непродуктивные» секторы, не влияющие непосредственно на экономический рост» [1, с. 17].

Предостережения, сделанные в свое время (1918-1922) Освальдом Шпенглером о неизбежности «заката» односторонне развивающейся научно-технической цивилизации, как и о бесперспективности развития «ноосферы» без ее гуманитарной составляющей (Т. де Шарден, Э. Леру а, В.И. Вернадский), некоторыми представителями современного общества до сих пор не осмыслены и не воспринимаются всерьез. Понятны основания этой позиции - счастливое будущее всего человечества проблематично, поэтому в конкретных условиях нашего времени разумно мыслить и действовать не глобально, а локально (может быть и с оговоркой - «пока»). Относительное благополучие «золотого миллиарда» в качестве «синицы в руках» - это вполне прагматично, когда «журавль» высоко в небе. Есть подозрение, что часть и нашей отечественной, властвующей на сегодняшний день «элиты», (по-старому - номенклатуры), придерживается той же точки зрения (уникальные территориальные и ресурсные возможности России способствуют этому).

Более широко и глубоко мыслящие представители человечества понимают, что не только будущее, но и настоящее существенно зависимо от смысло-ценностных приоритетов в обществе. Причем не только в аспекте, что неразумная, вероломная и безнравственная политика в настоящем может оставить человечество без будущего, но и с точки зрения качественных характеристик этого настоящего (как говорится, «здесь и сейчас»), Агацци это понимает: «Нельзя «направлять» прогресс этого научно-технического мира без глубокого знания о нем. Мы также не можем направлять его, если не разработаем достаточно глубокие ценности, политические и социальные стратегии, вдохновляющие идеалы, которые могли бы ориентировать наши усилия» [1, с. 17].

Ситуацию в отечественных учебных заведениях по подготовке юридических кадров и отношению к преподаванию социальногуманитарных дисциплин, в значительной степени сходную с той, которая имеет место и за рубежом, отчасти можно объяснить элементарным непрофессионализмом некоторых «чиновников от образования». Писатель Бернард Шоу как-то остроумно заметил, что некто, умеющий что-то хорошо делать - делает это сам. Не умеющий этого делать может начать учить того, кто это делает; а не способный к первому и второму - может начать учить тех, которые учат. Иначе трудно объяснить факты явно неоправданного снижения (в спускаемых «сверху» в филиалы РГУП учебных планах) аудиторных часов, выделяемых на изучение социально-гуманитарных дисциплин. Как, например, уложиться в 2-х часовой норматив времени по приему в группе из 30 студентов зачета по социально-гуманитарной дисциплине? Множественные примеры подобного сокращения учебной нагрузки легко обнаружить практически на каждой так называемой «не профильной» кафедре. Недавно автор этих строк столкнулся с казалось бы немыслимым для профессиональной подготовки будущих юристов фактом - из учебного плана по специальности «юриспруденция», «спущенного» из головного московского вуза филиалам (Нижегородскому филиалу МЭСИ), исключено преподавание логики. Действительно, нужны ли сегодня хорошо подготовленные и правильно мыслящие юристы?

Возможны и другие объяснения неадекватной оценки роли со- циально-гуманитарных дисциплин в профессиональной подготовке юридических кадров, включая и действительные недостатки в работе соответствующих кафедр, в связи, например, с их не высокой активностью в разработке юридически значимой проблематики. Не исключается и принципиальный вариант, связанный с вполне определенной философско-мировоззренческой позицией руководства учебного заведения, заключающейся в «тяготении» к позиции юридического позитивизма.

Разумеется, мораль, нравственность и тому подобные социально-гуманитарные «предметы» и «явления» могут рассматриваться как «не правовые», но, ни в коем случае, не как чуждые праву или с ним не весьма тесно взаимодействующие в осуществлении его (права) регулятивной и воспитательной функций. Принципиально важно не терять из виду и аксиологическое измерение правовых принципов и норм, самой концепции правового государства. В противном случае значительно проблематизируются, как представляется автору статьи, и все собственные вопросы правовой науки, связанные с правопониманием, правотворчеством, ориентирами и эффективностью правоприменения, толкованием норм права и т.п.

Как известно, в классических формах позитивизма философия, «изгнанная в форточку», «ворвалась через дверь». Будущая судьба юридического позитивизма, имея в виду его отношение к философскому и социально-гуманитарному знанию, к аксиологическим аспектам права, представляется такой же. Но доказывать возрастающую роль социально-гуманитарного знания в развитии правовой науки, в совершенствовании юридической практики, а, соответственно, и в подготовке юридических кадров, следует, конечно же, практически - в смысле более активного и квалифицированного участия представителей общественных и гуманитарных наук в разработке и обсуждении актуальных для юриспруденции проблем.

Список литературы

Агацци Э. Идея общества, основанного на знаниях // Вопросы философии. 2012. №10.

ФЗ от 29.12.2012 N 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации». Гл. 1. Ст. 2. [Электронный ресурс]. URL: base.consultant.ru/ cons/cgi/online.cgi?base=LAW;n=173432;req=doc (дата обращения: 03.03.2015).

Приказ Министерства образования и науки РФ от 4 мая 2010 г. №464. Об утверждении и введении в действие Федерального Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 юриспруденция (квалификация (степень «Бакалавр»). [Электронный ресурс]. URL: www.garant.ru/products/ipo/ prime/doc/98430/ (дата обращения: 01.03.2015).








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ