СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Развитие уголовной ответственности за хищение на этапе становления российского государства (на примере русской правды и судебника


РАЗВИТИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ХИЩЕНИЕ НА ЭТАПЕ СТАНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА (НА ПРИМЕРЕ РУССКОЙ ПРАВДЫ И СУДЕБНИКА 1497 г.)

Солина О. А.,

адъюнкт заочной формы обучения НА МВД России, г. Нижний Новгород

В данной статье анализируется становление ответственности за хищения на основе первых памятников древнерусского права.

Ключевые слова: хищения; кража; Русская Правда; Судебник 1497 г.; собственность; наказание; уголовная ответственность.

Изучение исторических аспектов становления уголовной ответственности за хищения является необходимым условием для анализа уровня развития современного законодательства, устанавливающего ответственность за данные деяния, определения путей его дальнейшего развития, а также исследование причинно-следственных связей изменения уголовного законодательства в контексте конкретного исторического периода. Все это может способствовать реформированию современных норм о преступлениях против собственности.

Как заметил М. Таганцев, «любое правовое положение, что действует в данном государстве, безусловно, имеет свои корни в прошлой истории этого народа. Если мы намерены изучить любой юридический институт, который существует в настоящее время, то для правильного его понимания мы должны исследовать его историческую судьбу, то есть те причины, которые обусловили появление этого образования, и те видоизменения, которые оно понесло в своем историческом развитии» [6, с. 37].

История становления и развития уголовной ответственности за хищения, как за наиболее распространенное преступление из других видов посягательства на собственность, следует общим закономерностям возникновения и распространения правового регулирования на различные сферы общественных отношений. Хищение как уголовно наказуемое преступное деяние было известно обществу с натуральнообщинной экономикой на ранней стадии его развития.

Первым памятником древнерусского права X - XI являлась Русская Правда (состоящая из Правды Ярослава, так называемая «Краткая Правда» и Правды Ярославичей - «Пространная Правда») и, будучи кодексом феодального уровня, она придает огромное значение охране феодального имущества.

Статьи 32-55, 69-77, 79-87 Пространной Правды устанавливают различные формы охраны собственности, сложившиеся в древнерусском государстве ко второй половине XI в. Следует отметить, что из имущественных преступлений Пространная Правда уделяет особое внимание краже - «татьбе». Под этим понятием понималось любое ненасильственное, тайное либо открытое хищение.

Законодатель предусматривал различные виды краж, например, в зависимости от характера и ценности имущества выделяли конокрадство, кражу скота, хлеба, оружия, одежды и т.д.; в зависимости от того, откуда было похищено имущество - кража со двора, из клети, поля, гумна, ямы [4, с. 65-73].

Правда Ярослава содержит общее положение о наказании за кражу - уплата обиженному 3-х гривен за нанесение обиды с обязательным возвращением похищенной вещи. В Правде Ярославичей уже говорится о взыскании уголовного штрафа - «продажи» в пользу князя, при этом для удовлетворения интересов пострадавшего применяется вознаграждение в виде «урока», равного цене украденной вещи, либо ее возвращение потерпевшему [3, с. 53].

При этом признавая квалифицированными видами краж - похищение пчел, бобров, хлеба из гумна, напротив, ввиду особой значимости объекта посягательства для хозяйства, Пространная Правда усиливает ответственность, устанавливая более суровые наказания, по сравнению с другими известными ей видами краж. Основанием разграничения ответственности за данные преступления выступают не стоимостные, а натурально-экономические свойства вещи, поэтому предмет посягательства конкретно указывается в законе.

Особое внимание уделяется краже из церкви. Так Церковный Устав князя Владимира в силу разделения юрисдикции между государством и церковью относил к компетенции последней «церковную татьбу», которая, под влиянием византийский традиций, могла караться ослеплением или сечением [4, с. 152-162].

Усиливая охрану феодальной собственности, Пространная Правда предоставляет право убить ночного вора, застигнутого на месте преступления, при этом для ограничения самосуда и расширения княжеской юрисдикции, устанавливается обязанность доставить вора утром на княжеский двор, в случае, если он не был убит ночью. При этом законодатель запрещает убивать связанного вора.

В Русской Правде содержатся нормы, устанавливающие плату лицам, задерживающих воров, т.е. здесь речь идет о современной форме хищения - грабеже, при этом законодатель того времени не разграничивал грабеж от кражи, и все эти деяния носили общее название - татьба [1, с. 116].

В статьях Русской Правды закрепляется ответственность за хищения из незакрытых помещений, т.е. без взлома. Например, в ст. 82 Пространной Правды за кражу сена и дров устанавливается уголовный штраф и частное вознаграждение хозяину за каждый украденный воз по 2 ногаты, как вид дополнительного наказания. При этом за те же деяния редакция Краткой Правды предусматривала только частное вознаграждение потерпевшему [5, с. 43].

Таким образом, с развитием феодального права, происходит и развитие ответственности за преступные деяния. Разграничение наказания, в виде возмещения ущерба потерпевшему, преследует за собой цель восстановление социальной справедливости, а уплата штрафа означает укрепление авторитета власти и государства, в лице князя, порицающего преступное поведение.

В статьях Пространной Правды, также можно обнаружить ответственность за кражу, совершенную группой лиц. Так при краже хлеба с гумна или ямы, т.е. закрытых помещений, с каждого из воров, независимо от их количества и степени участия, взыскивался увеличенный (в отличие от кражи с открытого места) размер штрафа, данный факт говорит о повышенной общественной опасности преступного деяния, совершенного в соучастии.

В связи с дальнейшим развитием русского права, в статьях Пространной Правды устанавливается четкое понятие о неправомерном владении имуществом. Так статья 44 требует не только вернуть собственнику похищенную вещь, но и возместить ущерб за неправомерное пользование такой вещью, в виде уплаты «урока». Причем, если украденная вещь не могла быть возвращена в натуральном виде, то возмещалась ее стоимость [4, с. 43].

Также Русская Правда содержала в себе нормы, предусматривающие ответственность за особый вид кражи - кражу холопов, которые не являлись самостоятельными субъектами права в Киевском государстве и рассматривались в качестве вещей своих господ. Поэтому и кража холопа расценивалась как имущественное преступление, направленное на нарушение права собственности феодалов, в связи с чем и каралось достаточно строго - продажей в размере 12 гривен в пользу князя.

В силу своего особого статуса «вне закона» кража, совершенная холопом, преступлением не признавалась, так как он не мог отвечать за свои действия по суду. Ответственность за такую кражу нес его хозяин, при этом закон вдвое увеличивал вознаграждение в пользу потерпевшего, однако продажа князю не взыскивалась [4, с. 44].

Еще более усилена охрана феодальной собственности была в Судебнике 1497 г., который предусматривал виды краж в зависимости не только от категорий имущества, как это было в нормах Русской Правды, а еще и от повторности и других характеристик субъекта преступного деяния.

Так кража, совершенная в первый раз (кроме кражи в церкви и кражи, сопровождающейся убийством), помимо возмещения ущерба, собственнику, грозила для виновного торговой казнью и взысканием продажи-штрафа в пользу казны. При невозможности возместить убытки в силу отсутствия имущества виновный отдавался в холопство потерпевшему для отработки долга.

Торговая казнь назначалась за менее важные преступления, к которым относилась и совершение татьбы впервые, если она не была совершена человеком, признанным за «лихого», т.е. заведомым преступником. К этой категории фактически могли быть отнесены все лица, выступавшие против господствующего класса.

Если же кража была совершена лицом вторично, то его назначалась смертная казнь, при этом производилось возмещение ущерба потерпевшему из имущества виновного, остальное имущество передавалось судье (в казну) [2, с. 11-12].

Таким образом, Судебник относит к числу отягчающих признаков преступного деяния рецидив, при котором рецидивист карался смертной казнью.

На основании изложенного можно заключить, что основной идеей норм Русской Правды была идея примирения, восстановления справедливости, осуждения прежде всего по «правде». Поэтому вор и потерпевший от хищения могли уладить между собой конфликт, не прибегая к достаточно крупным штрафам.

Затем, с усилением охраны феодальной собственности, централизации власти российского государства, изменялись и нормы права, призванные охранять имущественные права. Это было связано с ужесточением ответственности за хищения, вплоть до смертной казни, согласно Судебнику 1497 г.

Развитие российского государства влекло за собой и развитие уголовной ответственности за хищения, в том числе дифференциацию ответственности в зависимости от объекта посягательств, предмета, обстоятельств совершения, повторности преступного поведения, количество участвующих в нем лиц. Однако, дальнейшее совершенствование и развитие норм об ответственности за хищения происходило и на следующих этапах развития российского государства.

Список литературы

1 .Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д: Феникс, 1995.

Законодательные Памятники России до 1997 г. Часть I «Судебник 1497 г.» : учеб.-метод, пособие / Т. А. Чернявская. Н. Новгород, 1995.

Гладышев Д.Ю. Особенности уголовной ответственности за преступления, посягающие на животный мир, по законодательству Древней Руси // Уго- ловно-правовая наука: теория и практика: материалы научной школы «Реализация уголовной политики в области противодействия служебно-экономической преступности». Вып. 2. Н. Новгород : Изд-во НИМБ, 2010. С. 52-57.

Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. Т 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984.

Русская Правда (с комментариями) : учеб. пособие / Т.А. Чернявская.

Н.Новгород, 1995.

Таганцев Н.С. Курс уголовного права. СПб., 1874. Вып. 1. М.: Юристъ,

2003.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ