СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


К вопросу об организации доказывания по уголовным делам коррупционной направленности на стадии возбуждения уголовного дела


К ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Саакян А. Г.,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры предварительного расследования НА МВД России, г. Нижний Новгород

Статья посвящена формулированию авторского понимания организации доказывания по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности. Особое внимание уделено организации доказывания данной категории уголовных дел на стадии возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова: организация доказывания; уголовное судопроизводство; стадия возбуждения уголовного дела; уголовные дела о преступлениях коррупционной направленности; доказывание.

В начале данной статьи мы акцентируем внимание своих внимательных оппонентов на своей убежденности том, что на стадии возбуждения уголовного дела свойственно доказывание (познание). В основе нашей убежденности лежит методологическая установка профессора В.Н. Григорьева о целостности доказывания в уголовнопроцессуальной сфере: «Исследуя правила, регулирующие доказывание на стадии возбуждения уголовного дела, - пишет В.Н. Григорьев,

необходимо учитывать, что является частью (подсистемой) целостной системы доказывания в уголовном процессе, другими подсистемами которой является доказывание в стадии предварительного расследования, в стадии судебного разбирательства и т.д.» [4, с. 159].

Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела и доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности соотносятся по отношению друг к другу как целое к части. Отсюда вполне закономерным является суждение, согласно которому доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности является частью (подсистемой) целостной системы доказывания в отечественном уголовном судопроизводстве.

Как в целом доказывание, так и доказывание по уголовным делам коррупционной направленности в стадии возбуждения нуждается в организации (упорядочивании) со стороны тех субъектов доказывания, на которых возложена обязанность осуществления доказывания. В данном случае мы речь ведем о должностных лицах, осуществляющих производство по уголовному делу коррупционной направленности. В этой связи возникает вопрос. Возможно ли доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности без его организации?

Думается, что ответ на поставленный вопрос не может быть утвердительным. Доказывание в стадии возбуждения по уголовным делам коррупционной направленности невозможно исследовать вне организации. Правоту своей мысли мы обосновываем как сложностью процесса организации доказывания как такового, так и неоднозначностью положений, связанных с производством по уголовным делам коррупционной направленности. Мы исходим из того, что организация доказывания на стадии возбуждения уголовного дела предполагает «создание для достижения конкретных целей некого сообщества исполнителей, руководство ими и координацию их действий, создание устойчивых связей между различными исполнителями и сторонними субъектами, разработку планов и созданий условий для их совершения, использование и распределение результатов» [9, с. 48].

Процессы организации доказывания по уголовным делам коррупционной направленности представляют собой повторяемые, упорядоченные, последовательные и взаимосвязанные между собой (т.е. последовательно увязанные друг с другом) события , которые ведут к достижению цели доказывания в стадии возбуждения уголовного дела. Как правило, в основе этих событий лежит уголовнопроцессуальная деятельность. Повторяемость, упорядоченность, последовательность и взаимосвязанность событий в ходе доказывания по уголовным делам коррупционной направленности является наглядной иллюстрацией того, что в данной ситуации юридическая наука имеет дело с управлением в социальных системах. Сущность такого управления состоит в уголовно-процессуальной деятельности осуществляемой в стадии возбуждения уголовного дела, включая свойственные ей организацию и правоотношения [3, с. 5, 7; 5, с. 39; 6, с. 9, 15]. В этом плане уголовно-процессуальная деятельность на стадии возбуждения уголовного дела представляет собой объект социального управления. Одним из основных способов управления на стадии возбуждения уголовного дела является воздействие субъекта управления на сознание и волю должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность (доказывание) по уголовным делам коррупционной направленности.

Воздействие на сознание и волю должностных лиц, осуществляющих доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности, в самом общем плане и представляет собой управление в социальных системах. Содержанием рассматриваемого воздействия субъекта на объект является упорядочивание доказательственной деятельности по исследуемой категории уголовных дел, а также обеспечение её функционирования в полном соответствии с закономерностями её существования и развития» [2, с. 57].

Посредством воздействия субъекта на объект рассматривается управление и в управленческой литературе, посвященной исследованию управления в правоохранительных системах. В подтверждение сказанного обратим внимание на мысль Д.А Керимова, который пишет: «Всеобщее определение системы, имеющее гносеологическую цель, должно включать в себя такой «набор» характеристик, который позволил бы ориентировать любое системное исследование, во- первых, на обнаружение составных частей системной целостности; во-вторых, на выявление специфических особенностей каждой из частей; в-третьих, на аналитическое изучение связей, отношений и зависимостей частей между собой; в-четвертых, на обобщение частей в их качественной определенности и взаимодействии, раскрывающем свойства системы как единого целого; в-пятых, на познание функционального назначения, роли и эффективности воздействия системы и каждой её части на среду и обратного влияния среды на систему» [7, с. 244].

Некоторые из исследователей содержание управленческого воздействия отождествляют с его сущностью. Так, Ф.М. Кобзарев усматривает сущность управления в органах прокуратуры «в волевом воздействии вышестоящих органов прокуратуры и прокуроров на нижестоящих (подчиненных) прокурорских работников с целью достижения надлежащего выполнения задач, возложенных на них Законом о прокуратуре и другими федеральными законами, и повышения эффективности их деятельности»[8, с. 78].

Цель управленческого воздействия на стадии возбуждения уголовного дела в процессе доказывания по уголовным делам коррупционной направленности состоит: во-первых, в согласовании процессуальных и организационных действий, должностных лиц, осуществляющих доказывание; во-вторых, в обеспечении целостности, устойчивости, определенности и ясности самого доказывания; в- третьих, в сохранении целостности процесса доказывания.

Сложность самого процесса доказывания в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности объясняем тем, что само по себе доказывание имеет двойственную природу. С одной стороны, доказывание представляет собой мыслительно-логическую деятельность, а с другой, - практическую деятельность. При этом, каким образом осуществляется переход доказывания из одного состояния в другое, и в обратное состояние до сих пор нашей юридической наукой не объяснены.

Не объяснение со стороны юридической науки взаимного перехода доказывания из одного состояния в другое дает нам основание высказать предположение о том, что в практическом аспекте рассматриваемая проблема разрешается на основе опыта. В этом смысле опыт (практика) доказывания в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности является тем своеобразным организационным «ключиком», который позволяет открыть дверь в потаенные тайны доказывания по рассматриваемой категории дел. Таким образом, организационная составляющая на стадии возбуждения уголовного дела при доказывании по уголовным делам коррупционной направленности, по праву становится «краеугольным камнем исследования».

Организационная составляющая доказывания по уголовным делам коррупционной направленности наиболее актуализируется тогда, когда необходимо установить фактическую мотивацию и истинную цель лица, совершившего коррупционное деяние. Образно выражаясь, «в этой ситуации традиционные средства доказывания пасуют». Они просто не просто не способны своим потенциалом устанавливать эти субъективные обстоятельства коррупционного деяния. Выходом из этой тупиковой ситуации как раз и является использования опыта организации доказывания по данной категории уголовных дел.

Рассматривая проблемы управления и организации применительно к области борьбы с преступностью, Г.А. Аванесов указывает: «Любая организаторская деятельность направлена на создание оптимальных условий для осуществления тех или иных видов работ. Решающим звеном деятельности по борьбе с преступностью является организация. При этом организация, исполнение организаторских функций характерны для всех направлений этой деятельности; имеется в виду организационной аспект этой деятельности» [1, с. 452]. Сказанное в полной мере имеет отношение и к организации доказывания по уголовным делам коррупционной направленности.

Наши размышления об использовании опыта организации в деле доказывания по уголовным делам коррупционной направленности в стадии возбуждения уголовного дела, осуществляются не ради удовлетворения праздного любопытства исследователя. В наши дни, в контексте доказывания коррупционных деяний, особенно остро встала нижеследующая управленческая проблема. Её суть состоит в том, что сегодня (как никогда) должностным лицам, осуществляющим доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности приходиться решать управленческо-организационную задачу: устанавливать соответствие между «замерами» криминологов относительно коррупции и положениями уголовного закона. В последствие на основании такого установления решать организационные вопросы. В частности подлежит разрешению вопрос том, какими средствами доказывания будут устанавливаться эти криминологические и уголовно-правовые свойства коррупции. «За последние годы на территории страны, - пишет А.Н. Сухаренко - неоднократно возбуждались уголовные дела в отношении депутатов и выборных должностных лиц, в том числе за бандитизм и организацию преступного сообщества (ст.ст. 209-210 УКРФ). Большая часть обвиняемых (осужденных) лиц до своего избрания занимались бизнесом» [11, с. 163].

В стадии возбуждения уголовного дела вопрос о средствах доказывания некоторых криминологических и уголовно-правовых свойств коррупционных деяний иногда вообще невозможно разрешить только в правовой плоскости. Еще во второй половине 70-х годов XX столетия, выступая на научной конференции, С.М. Крылов, говорил: «Уголовно-правовые проблемы борьбы с преступностью длительное время изучались односторонне. Основной их “болезнью” являлся отрыв от управленческих проблем, что влияло на качество». На этой же конференции В.Г. Афанасьев обратил внимание на необходимость проникновения в сферу управления юридических наук, и, наоборот - в область юриспруденции управленческой тематики. Об этом же вели речь и другие выступающие [10, с. 56-61].

Ныне без управленческой тематики в юриспруденции, и только на основании действующей парадигмы средств доказывания невозможно установить, например, фактическую мотивацию коррупционных деяний. На это обстоятельство необходимо акцентировать внимание в ходе организации процесса доказывания в стадии возбуждения уголовного дела по уголовным делам коррупционной направленности. К тому же, противоправная мотивация коррупционера может быть скрыта под благовидными намерениями.

Список литературы

Аванесов Г.А. Криминология. М., 1984. С. 452.

Административное право: учебник / под ред. JI.JI. Попова. М., 2005. С.

57.

Асриев Б.В. Начальник следственного отдела в советском уголовном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1974. С. 5, 7;

Григорьев В.Н. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела // Доказывание по уголовным делам: межвуз. сб. Красноярск, 1986. С. 159.

Зеленский В.Д. Структура организации расследования преступлений // Совершенствование организации расследования преступлений следственными аппаратами органов внутренних дел. М., 1984. С. 39.

Калъницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей органов внутренних дел: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1982. С. 9, 15.

Керимов Д.А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. М., 2001. С. 244.

Кобзарев Ф.М. Понятие организации работы и управления в органах прокуратуры // Прокурорский надзор: учебник / под ред. Ю.Е. Винокурова. М.,

С. 78.

Кондрат И.Н. Уголовная политика государства и нормативное правовое регулирование уголовно-процессуальных отношений: монография. М., 2014. С. 48.

Проблемы управления и деятельность органов внутренних дел: материалы конф. М., 1975. С. 56-61.

Сухаренко А.Н. Криминализация региональных органов власти: состояние, тенденции и меры противодействия // Союз криминалистов и криминологов. 2014. № 2 (2). С. 163.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ