СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Особенности квалификации признаков хищения


ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРИЗНАКОВ ХИЩЕНИЯ

Просочкин А. М.,

подполковник полиции, старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии РЮИ МВД России, г. Ростов-на-Дону

В статье дано доктринальное и судебное толкование признаков хищения, определенных в рамках примечания к статье 158 УК РФ. Помимо этого, в статье приведены примеры следственно-судебной практики отражающие проблемы квалификации отдельных признаков хищения.

Ключевые слова: хищение; корысть; противоправность; изъятие; обращение в свою пользу; ущерб.

Нормы-дефиниции, играют определенную роль в системе уголовного права. Прежде всего, они закрепляют точные правовые рамки того или иного явления, что в свою очередь исключает возможности неправильной квалификации.

Примечание к статье 158 УК РФ раскрывает понятие и признаки хищения. Исходя из указанной законодательной формулировки, под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Но, не смотря на столь подробное определение понятия хищения, правовые рамки указанных признаков законодательно не раскрываются. Это в свою очередь создает определенные трудности в правоприменении. Постараемся обобщить судебную практику и положения доктрины в отношении указанных признаков.

В. Даль в своем толковом словаре определяет корысть как страсть к наживе, к накопительству. При этом в основе поведения виновного лежат материальные потребности человека, удовлетворяя которые он совершает преступление.

В доктрине не существует единства взглядов на определение правовых рамок понятия корысти. Как правило, авторы достаточно

узко рассматривают критерии корыстной цели, а именно - как стремление к личному обогащению.

Однако профессор Б.В. Волженкин в своих работах дает широкую трактовку понятию корысть.

Он отмечает, что «корыстная цель имеет место, если чужое имущество незаконно и безвозмездно изымалось и (или) обращалось:

1) в пользу виновного; 2) в пользу лиц, близких виновному, в улучшении материального положения которых он лично заинтересован; 3) в пользу других лиц, являющихся соучастниками хищения» [4, с. 121].

Профессор П.С. Яни также значительно шире рассматривает данное понятие, указывая, что «корыстная цель - это желание получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным... Следовательно, можно незаконно завладеть чужим имуществом и при этом лично не обогатиться, но действия эти при иных необходимых условиях все равно будут признаны хищением» [9, с. 78].

Исходя из указанной формулировки, завладение чужим имуществом в интересах детского дома, благотворительной организации также будет квалифицировано, как преступление, совершенное с корыстной целью.

Как правило, теоретики сходятся во мнении, что корыстная цель является основополагающим признаком хищения. Однако в отношении корысти как обязательного признака хищения в доктрине нет единого мнения.

Так, профессор Б.В. Волженкин указывает, что «наличие любого из мотивов или их совокупность при отсутствии корыстного мотива как ведущего, определяющего волевой акт и содержание умысла, меняет социальную сущность содеянного и исключает квалификацию преступления как хищения» [4, с. 140]. По мнению профессора Г.Н. Борзенкова, применительно к мошенничеству как форме хищения полагается, что отсутствие корыстной цели исключает квалификацию содеянного как мошенничества. Однако это не относится к корыстной мотивации [2, с. 112].

Указанная позиция является общепринятой в науке уголовного права [7, с. 322].

Поддерживая указанную позицию, можно указать, что необязательность корыстной мотивации исходит и из самого понятия хищения, которое является законодательно закрепленным.

Разъяснения Верховного суда также определяют наличие корыстной цели в качестве основополагающего признака при квалификации хищения. Так, п. 7 ППВС № 29 от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указывает, что не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

Примером может служить приговор Ленинского районного суда г. Тюмени, по которому гражданин Ш. осужден в том числе и по п. «б», ч. 2, ст. 158 УК РФ. Из обстоятельств дела было выявлено, что указанный гражданин осуществил тайное хищение имущества гражданина П., в том числе документов потерпевшего на автомобиль и ключей от него, после чего совершил угон указанного автомобиля. Президиум Тюменского областного суда изменил квалификацию, исключив п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, указав, что по материалам дела не доказана корыстная цель виновного. Так как указанный гражданин, после того как в личных целях воспользовался автомобилем потерпевшего, вернул его хозяину вместе с ключами и документами. Именно поэтому нельзя говорить о наличии корыстной цели в действиях лица [1, с. 21].

Наибольшие сложности представляют те случаи, когда хищение чужого имущества сопровождает другие преступления, например изнасилование или похищение человека. В этом случае необходимо установить, с какой целью было осуществлено указанное хищение.

Следующим признаком хищения является его незаконность. Как правило, теоретиками, он рассматривается как признак противоправности. Таким образом, при совершении хищения лицо не имеет ни реального, ни предполагаемого права на указанное имущество.

Часть авторов [6, с. 74-78], считает излишним законодательное закрепление указанного признака хищения. Прежде всего, это связано с тем, что на противоправный характер изъятия имущества указывает признак «чужое имущество». Запрещенность же является обязательным признаком целого ряда преступлений.

Хищение подразумевает изъятие имущества, а также его обращение в свою пользу. Прежде всего, необходимо указать, что изъятие имущества, а также обращение его в свою пользу это не способ [8, с. 349] хищения, а непосредственные действия, которые совершаются.

Изъятие подразумевает физическое отторжение у собственника либо иного владельца и последующее перемещение имущества. Изъятие подразумевает появление возможности фактически владеть, пользоваться и распоряжаться указанным имуществом. Факт изъятия подразумевает совокупность нескольких обстоятельств. Во-первых, имущество должно находиться в фондах собственника, числиться на балансе юридического лица либо считаться юридически поступившим в фонды предприятия или быть у собственника - физического лица. В том случае, если имущество еще не поступило в фонды предприятия, говорить об изъятии и, следовательно, о хищении нельзя. Во-вторых, требуется, чтобы имущество было изъято из фондов собственника. При изъятии вещь перемещается в пространстве, физически переходит из владения собственника либо законного владельца в чужое противоправное владение, пользование и распоряжение. Предметом такого изъятия выступают главным образом движимые вещи. При изъятии права на имущество происходит смена владельца.

Обращение чужого имущества - это установление фактического владения чужим имуществом в пользу виновного или других лиц. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» подразумевает под чужим имуществом, то имущество которое не находится в собственности или законном владении виновного.

Как правило, изъятие чужого имущества и его обращение в свою пользу неразрывно связаны между собой. Однако, применительно к таким формам хищения как мошенничество и растрата применительно лишь обращение имущества в свою пользу или пользу третьих лиц.

Безвозмездность изъятия или обращения означает приобретение чужого имущества без предоставления эквивалентного возмещения за него в натуральном виде или в виде иных материальных ценностей, компенсирующих его стоимость [5, с. 121]. Безвозмездность будет иметь место и тогда, когда налицо неадекватное возмещение причиненного ущерба собственнику. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствия признаков хищения, но может быть учтено судом при назначении наказания. Преступник не компенсирует стоимость изъятого имущества, не оставляет взамен какого-либо эквивалента. Эквивалент может быть денежным, натуральным и трудовым. При денежном эквиваленте собственник либо законный владелец взамен изъятого имущества получает денежную сумму, полностью или в значительной мере компенсирующую стоимость похищенного. При натуральном эквиваленте собственнику передается другая вещь. Если данная вещь равна по стоимости, хищения нет из-за отсутствия признака безвозмездности. Если вещь меньшая по стоимости, то безвозмездность изъятия имеет место. Исходя из сложившейся судебной практики по делам о хищениях, изъятие имущества путем замены его на менее ценное не влияет на квалификацию и рассматривается как хищение в размере стоимости изъятого имущества. Компенсация изъятого имущества возможна путем личного трудового участия. Вопрос о трудовой компенсации возникает при хищении денег в виде заработной платы или платы по договору подряда. В данном случае, если работы фактически были выполнены, хищение отсутствует. Если же заработная плата начислялась и получалась за работы, которые фактически не были выполнены, - налицо безвозмездность изъятия и состав хищения.

Причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества состоит в причинении прямого, реального ущерба, то есть уменьшении имущества. В такой ущерб не входит упущенная выгода, то есть плоды и доходы от имущества. Размер ущерба, причиненного собственнику, определяется стоимостью похищенного имущества. При ее определении следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»), В момент хищения имущество может находиться не у самого собственника, а у лица, которому собственник на законных основаниях передал его во временное владение или пользование. Например, между собственником и предпринимателем часто возникают отношения по хозяйственному использованию имущества, в этом случае предприниматель получает реальную возможность временно владеть и пользоваться этим имуществом.

Список литературы

БВС РФ. 2000. №2.

Борзенков Г.Н. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. 1995. № 2.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1974. № 4.

Волженкин Б.В. Мошенничество: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и процессе». СПб., 1998.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Шишова О.Ф. Том 2. М.: Новая Волна, 1998.

Лысое М.Д. Логико-структурный анализ понятий и признаков преступлений в действующем Уголовном кодексе РФ // Государство и право. 1997. №

12.

Уголовное право России. Практический курс: учебник/ под общ. и науч. ред. А.В. Наумова; Р.А. Адельханян и др.; 4-е изд., перераб. и доп. М.: Волтере Клувер, 2010.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Научно-практический комментарий. М.: Юридическая литература, 1998.

Яни П.С. Мошенничество и иные преступления против собственности; уголовная ответственность. М.: Интел-Синтез, 2002.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ