СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Актуальные вопросы противодействия преступлениям, содержащим в себе признаки экстремизма


АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ, СОДЕРЖАЩИМ В СЕБЕ ПРИЗНАКИ ЭКСТРЕМИЗМА

Петрянин А. В.,

кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права НА МВД России, г. Нижний Новгород

В представленной статье раскрыты особенности ряда проблем правовой оценки преступлений экстремистской направленности. Определены направления их решения. Предложены механизмы по повышению качества уголовноправового противодействия экстремизму. Разработаны редакционные изменения ряда положений Постановления пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

Ключевые слова: экстремизм, противодействие, призывы, деятельность, преступление.

Наблюдая широкомасштабное распространение экстремизма во всем мире и в Российской Федерации в частности, мы, безусловно, сталкиваемся с проблемой правовой оценки преступлений экстремистской направленности.

С учетом необходимости выработки единого подхода рассматриваемого вида правоприменительной деятельности мы сочли необходимым осветить в данной публикации наиболее проблемные вопросы и предложить алгоритм их решения, а также изложить возможные перспективы развития уголовного законодательства в исследуемой области.

Анализ особенностей квалификации преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ «Организация экстремистского сообщества», показывает, что наиболее дискуссионным как в науке, так и в деятельности правоприменительных органов является вопрос отнесения сообщества к экстремистскому1. Рассмотрение уголовных дел по статье 282 УК РФ показало, что в основной своей массе (83%) к таковым относятся сообщества религиозного толка1, а также ультраправые националистические организации . Представленные результаты четко указывают на то, что судебно-следственные органы оценивают экстремистские сообщества в первую очередь по их радикальной политико-религиозной принадлежности.

Основная масса уголовных дел, возбужденных по статье 2821 УК РФ (96%), квалифицируется по совокупности с иными составами преступлений, как экстремистского, так и общеуголовного характера. При этом 61% из них квалифицируется по совокупности со статьей 282 УК РФ. Полагаем, что представленная совокупность подтверждает экстремистскую мотивацию участников экстремистского сообщества, что в том числе и ложится в основу обоснования признаков, не только закрепленных в статье 282 УК РФ, но и признаков статьи 2821 УК РФ. В частности, в диспозиции данной статьи прямо указано: «Создание экстремистского сообщества, ... для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности...». Предпринятый законодательный подход, по нашему мнению, четко указывает на то, что квалификация действий лиц, совершивших преступление, предусмотренное статьей 2821 УК РФ, без наличия в их противоправных актах иных предикатных деяний экстремистской направленности будет являться необоснованной. Этой позиции придерживаются также П.В. Агапов и А.Г. Хлебушкин, отмечающие, что определяющими факторами квалификации действий виновных по статье 2821 УК РФ являются не только характер организованности соответствующей экстремистской структуры, но и совершение ее участниками иных преступлений экстремистской направленности, чаще всего насильственного характера [1].

В рамках раскрытия особенностей квалификации преступлений, предусмотренных статьями 2821 и 2822 УК РФ, а также пунктом «л» части 2 статьи 105 УК РФ, чаще всего возникает вопрос об их совокупности. Исследовав судебно-следственную практику, мы получили следующие результаты.

Анализ приговоров по пункту «л» части 2 статьи 105 УК РФ показал, что в 73% случаев применения данной нормы действия виновных квалифицируются по совокупности со статьями 2821 и 2822 УК РФ.

Считаем, что это еще раз подчеркивает обоснование признаков, закрепленных в данных статьях, в первую очередь указывающих на совершение противоправных действий, основанных на экстремистской мотивации. Учитывая, что основной идеей доминирующего количества экстремистских сообществ и экстремистских организаций является уничтожение оппонентов, преступления против жизни и здоровья представляют собой основу их противоправной деятельности и наиболее часто встречаются в рамках правовой оценки экстремистских деяний.

Однако в рамках квалификации преступлений экстремистской направленности не исключаются случаи квалификации действий виновных исключительно по пункту «л» части 2 статьи 105 УК РФ, без какой-либо совокупности.

По нашему мнению, это никаким образом не нарушает правил квалификации, так как экстремистская мотивация, закрепленная в пункте «л» части 2 статьи 105 УК РФ, может выступать в качестве самостоятельного криминообразующего признака, тем самым исключая наличие обязательного условия дополнительной квалификации по статьям 2821 или 2822 УК РФ в случае отсутствия признаков данных преступлений в действиях виновных.

Исследуя особенности квалификации статьи 2822 УК РФ, мы также обнаруживаем отсутствие единого подхода к ее применению. Анализ судебно-следственной практики показал наличие двух принципиально отличающихся друг от друга способов правовой оценки этого преступления. Что касается первого подхода, то в основу его применения положена отработанная практика по статье 2821 УК РФ, указывающая на наличие в доминирующем своем большинстве совокупности с иным деянием, основанным на экстремистской мотивации. Однако, с нашей точки зрения, эти деяния содержат в себе принципиально отличающиеся фундаментальные признаки, что четко указывает на невозможность применения аналогичных подходов при их правовой оценке.

Основные отличия заключаются, в первую очередь, в признаках экстремистского сообщества и экстремистской организации.

Так, экстремистское сообщество по своему определению представляет собой криминальную структуру, основной целью которой выступает подготовка или совершение преступлений экстремистской направленности. Экстремистская же организация приобретает форму запрещенной только в случае наличия судебного запрета на осуществление своей деятельности, что не является признаком экстремистского сообщества. При этом деятельность экстремистской организации рассматривается как преступная вне зависимости от ее целей.

Однако в деятельности правоохранительных органов встречаются случаи, когда объединение, признанное судом экстремистской организацией, обладая при этом признаками экстремистского сообщества, совершает преступления экстремистской направленности. В этих случаях содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 2821 и 2822 УК РФ и иными составами, основанными на экстремистской мотивации.

Второй подход, реализуемый в рамках применения анализируемой статьи, показал, что в доминирующем количестве (в 71% изученных материалов уголовных дел, возбужденных по данной статье) отсутствует совокупность с иными составами преступлений. Считаем, что он полностью обоснован и является наиболее верным, исходя из признаков преступления, закрепленных в статье 2822 УК РФ, не устанавливающих в качестве обязательного условия наличия в действиях виновных дополнительных противоправных деяний.

Однако на практике встречаются случаи ошибочной квалификации действий лиц по статье 2821 УК РФ. Чаще всего данные проблемы возникают при определении признаков самого экстремистского сообщества.

По результатам исследования материалов уголовных дел нами было установлено, что дополнительные преступные деяния, совершаемые виновными в рамках преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, как раз и подтверждают высокий уровень организации экстремистского сообщества и его цели.

Исследование судебно-следственной практики показало на наличие еще одной существенной проблемы в рамках правовой оценки деяний, содержащих в себе признаки экстремизма. В частности, это касается установления признаков, закрепленных в ч. 2 ст. 214 УК РФ «Вандализм».

Так, в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», отмечено, что, если наряду с вандализмом совершены действия, предусмотренные статьей 282 УК РФ , содеянное квалифицируется по совокупности со статьей 282 УК РФ, а в некоторых случаях и со ст. 280 УК РФ.

И в этом вопросе возникает проблема отнесения надписей или рисунков к экстремистским, так как именно от этого зависит квалификация деяний.

Полученные нами результаты дают основания сделать следующие выводы.

В случае изображения недоступных для всеобщего понимания экстремистских текстов и рисунков, действия виновных охватываются только частью 2 ст. 214 УК РФ.

Эта же квалификация применяется и при размещении общеизвестной нацистской символики, символики, сходной с нацистской до степени смешения, символики экстремистских организаций, оскорбительных изображений знаков или эмблем религиозной, мировоззренческой символики.

В случае изображения доступных для всеобщего понимания материалов, направленных на разжигание ненависти и вражды или унижение человеческого достоинства, деяние квалифицируется по совокупности ч. 2 ст. 214 УК РФ и ч. 1 ст. 282 УК РФ.

В случае нанесения надписей, содержащих доступные для всеобщего понимания экстремистские призывы на совершение преступлений, действия виновных содержат в себе признаки ч. 2 ст. 214 и ч.1 ст. 280 УК РФ.

В случае размещения доступных для всеобщего понимания экстремистских призывов к совершению иных дискриминационных, но при этом не преступных действий, они оцениваются в рамках ч. 2 ст. 214 и ч. 1 ст. 282 УК РФ.

От правильности квалификации зависит не только соответствие деяния и назначаемого за него наказания, но и подследственность. Так, если ст. 214 УК РФ расследуется органами внутренних дел, то совокупность ст. 214 и 282 УК РФ - это уже подследственность Следственного Комитета РФ, а совокупность ст. 214 и 280 УК РФ - Федеральной службы безопасности РФ.

Проведенный анализ применения норм, регламентирующих ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности, показал отсутствие единообразной практики их реализации, что указывает на частичную пробельность и противоречивость статей 280, 282, 282 , 282 УК РФ. Выявленные недостатки обосновывают необходимость совершенствования антиэкстремистского законодательства, в том числе и в рамках Уголовного кодекса РФ.

Далее, развивая направление по совершенствованию уголовного законодательства в области противодействия экстремизму, в первую очередь основанного на принципах систематизации и унификации уголовного законодательства, хотелось бы выделить следующие перспективы.

Во-первых, с учетом того, что, терроризм является проявлением экстремистской деятельности1, механизмы борьбы с ними должны носить общий системный и унифицированный характер, в том числе и при назначении уголовного наказания.

В настоящее время, в соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 130 ФЗ, увеличен максимальный срок лишения свободы при полном или частичном сложении наказаний до 30 лет по совокупности преступлений и до 35 лет, по совокупности приговоров, при совершении преступлений террористической направленности.

Поддерживая это законодательное решение, считаем, что оно должно применяться в преступлениях экстремистской направленности. Однако учитывая различную категоризацию исследуемых деяний, полагаем применять это правило только в случае совершения тяжких или особо тяжких преступлений, содержащих в себе признаки экстремизма.

На основании вышеизложенного предлагаем следующую редакцию ч. 5 ст. 56 УК РФ: «В случае совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, частями третьей и четвертой статьи 206, частью четвертой статьи 211, статьями 277, 278, 279, 353, 356, 357, 358 и 360 настоящего Кодекса, а также тяжких или особо тяжких преступлений экстремистской направленности, при частичном или полном сложении сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более тридцати лет, а по совокупности приговоров - более тридцати пяти лет».

Во-вторых, схожий механизм должен быть реализован и в ст. 73 УК РФ «Условное осуждение», при закреплении запретов на его назначение.

Считаем, что пункт а.1 ст. 73 УК РФ должен быть изложен в следующей редакции: «осужденным за преступления, предусмотренные частью первой статьи 205, частями первой и второй статьи 205.1, статьей 205.2, частью второй статьи 205.4, частью второй статьи 205.5, частями первой - третьей статьи 206, статьей 360 настоящего Кодекса, а также за тяжкие и особо тяжкие преступления экстремистской направленности».

Ну и конечно же было бы целесообразным, в рамках ст. 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание», по аналогии с пунктом «р» ч. 1 этой статьи, добавить следующее отягчающее обстоятельство: «совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки экстремизма».

В качестве основного аргумента таких предложений выступает существующее сегодня направление развития российского законодательства в области противодействия экстремизму и терроризму, основанное на усилении ответственности за совершение одноименных деяний, выражающееся как в криминализации новых преступлений террористической и экстремистской направленности, так и в увеличении санкций в рамках уже существующих статей УК РФ.

Но, в целом разделяя такое направление, нам бы хотелось согласиться с мнением И.М. Мацкевича, отметившего, что ужесточение ответственности за экстремизм может быть целью законодателя, но лишь одной из, а не единственной [2, с. 3-5].

Список литературы

.Агапов П.В., Хлебушкин А.Г. Обзор судебной практики по применению ст. 282.1 («Организация экстремистского сообщества») и ст. 282.2 («Организация деятельности экстремистской организации») Уголовного кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

Мацкевич И.М. О предложениях, направленных на дальнейшее совершенствование законодательства об экстремизме // Юридическое образование и наука. 2014. № 2. С. 3-5.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ