СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Квалифицирующие признаки компьютерных преступлений: проблемы дифференциации ответственности


КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ КОМПЬЮТЕРНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: ПРОБЛЕМЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Пелевина А. В.,

заведующий кабинетом кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права НА МВД России, г. Нижний Новгород

В статье рассматриваются проблемы дифференциации ответственности компьютерных преступлений с квалифицирующими составами, дается доктринальная характеристика отдельных квалифицирующих обстоятельств, обращается внимание на некоторые юридико-технические погрешности, допущенные законодателем при их конструировании.

Ключевые слова: компьютерные преступления; дифференциация; квалифицирующие признаки; юридико-технический прием; крупный ущерб; корыстная заинтересованность; группа лиц по предварительному сговору; организованная группа; использование своего служебного положения; тяжкие последствия; создание угрозы тяжких последствий.

В процессе правотворческой деятельности законодатель в качестве дифференциации ответственности и наказания использовал юридико-технический прием конструирования - квалифицирующий признак. Проведенное исследование показало, что, по сравнению с первоначальной редакцией уголовного закона, законодатель квалифицирующий признак значительно расширил: практически в каждой второй статье Особенной части УК РФ содержится описание одной либо двух квалифицированных или особо квалифицированных разновидностей составов преступлений. Включение указанных признаков в состав преступления наделяет их характерными чертами, придает им особое значение, влияет на санкцию, отражающую специфику диспозиции.

В конечном итоге квалифицирующие признаки составов преступлений позволяют отграничивать преступление от административного проступка, выступают в качестве отягчающих или смягчающих обстоятельств [4, с. 300].

Полагаем, что задачей законодателя является в соответствии с юридико-техническими правилами правильно сконструировать квалифицирующие признаки, исключить неопределенность в оценки их содержательных элементов, громоздкость в изложении, затрудняющих понимание текста уголовного закона.

Однако, несмотря на очевидность и бесспорность указанных положений, законодатель в процессе конструирования квалифицирующих признаков допустил отступление от установленных правил. Характерным примером могут служить квалифицирующие признаки статей об ответственности за компьютерные преступления.

Так, если в частях 2 ст. 272, 273, 274 УК РФ первоначальной редакции формулирование квалифицирующего признака начиналось со слов «то же деяние...», то в настоящее время во всех частях статей главы 28 УК РФ описание квалифицирующих признаков начинается словами «деяние, предусмотренное частями...», и в части 2 ст. 172 УК РФ формулировка начинается со слов «то же деяние...». Такой прием в конструировании квалифицирующих признаков вряд ли можно признать правильным, так как нарушается единый подход к изложению квалифицирующих признаков.

Отметим, что законодатель к числу квалифицирующих признаков состава компьютерных преступлений отнес: крупный ущерб; корыстную заинтересованность; группу лиц по предварительному сговору; организованную группу; использование своего служебного положения; тяжкие последствия; создание угрозы тяжких последствий. Такая конструкция квалифицирующих признаков потребовала от ученых доктринальных разъяснений. В представленной статье автор, исходя из исследования доктринальных положений, дает некоторые толкования квалифицирующим признакам компьютерных преступлений.

Характеристика квалифицирующих признаков компьютерных преступлений. Как уже отмечалось, законодатель при конструировании статей об ответственности за компьютерные преступления предусмотрел в качестве квалифицирующих признаков следующие виды: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 3 ст. 272 УК РФ; ч. 2 ст. 273 УК РФ;); организованной группой (ч. 3 ст. 272 УК РФ; ч. 2 ст. 273 УК РФ); лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 272 УК РФ; ч. 2 ст. 273 УК РФ); тяжкие последствия (ч. 4 ст. 272 УК РФ; ч. 3 ст. 273 УК РФ); крупный ущерб (ч. 2 ст. 272 УК РФ; ч. 2 ст. 273 УК РФ); корыстная заинтересованность (ч. 2 ст. 272 УК РФ; ч. 2 ст. 273 УК РФ);создание угрозы тяжких последствий (ч. 3 ст. 273 УК РФ, ч. 2 ст. 274 УК РФ).

Группа лиц по предварительному сговору. Законодательное закрепление понятия совершения преступления группой лиц по предварительному сговору содержится в ч. 2 ст. 35 УК: преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления. Применительно к исследуемой теме при установлении данной формы соучастия следует обращать внимание на наличие предварительного сговора на совершение преступления, который должен состояться до начала противоправного посягательства на объект уголовно-правовой охраны, образующего объективную сторону неправомерного доступа к компьютерной информации. Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц следует рассматривать как квалифицированный вид только в тех случаях, когда все соучастники действуют как исполнители. Если группа состоит из одного исполнителя и других соучастников, то их деяния не может квалифицироваться по ч. 2 ст.272 УК, предусматривающей признаки совершения преступления группой лиц по предварительному сговору [6, с. 18].

Организованная группа. Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации признается совершенной организованной группой, если он совершен устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ).

Указанной разновидности соучастия характерно наличие следующих признаков:

а) заранее предварительное объединение для совершения преступления; б) высокая степень организованности, включающая: планирование и тщательную подготовку преступной деятельности, распределение ролей между соучастниками; в) устойчивость, то есть стабильный состав участников, тесная взаимосвязь между ними, согласованность действий участников, постоянство форм и методов преступной деятельности [1, с. 2].

Изучение судебных источников показало, что высшая судебная инстанция - Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя понятие организованной группы, давал в своих многочисленных постановлениях противоречивые законодательному определению толкования. Такой подход нельзя признать оправданным, так как он затрудняет понимание организованной группы и делает невозможным провести отграничение от группы лиц, либо лиц по предварительному сговору.

В этой связи следует согласиться с мнениями ученых, считающих, что Верховный Суд Российской Федерации в своих разъяснениях не должен выходить за законодательные рамки, в которых сформулированы признаки организованной группы [5, с. 29-32].

Примером действия организованной преступной группы может служить описание в российских средствах массовой информации операции по неправомерному доступу к компьютерной информации, осуществляемой по заказу одной из московских преступных группировок, в которую входило около двадцати человек: «главный хакер (технический руководитель операции), его ассистенты, операторы группы ресурсной поддержки, находившиеся в разных районах г. Москвы, собственно охрана указанных лиц, внешняя охрана - работники милиции» [3, с. 9].

Особую опасность представляют международные организованные группы, в которых, кроме распределения ролей и обязанностей, распределяются места совершения преступных действий в масштабах разных стран. Так, преступная организованная группа компьютерных взломщиков, называющая себя MOD или «мастера скачивания», проникшая в американскую компьютерную систему, управляемую спутниками, насчитывала около 15 человек, в числе которых были американцы, англичане, русские [8, с. 8-9].

Деяние, совершенное организованной группой, необходимо квалифицировать по ч. 2 ст.275 УК без ссылки на ст. 33 УК независимо от выполнения конкретных функций того или иного члена группы (исполнителя, пособника, подстрекателя и т.п.) [6, с. 38].

Использование своего служебного положения. В уголовноправовом значении под использованием служебного положения предполагается доступ к охраняемой законом компьютерной информации в силу занимаемой должности либо выполнения обязанности по службе. Например, виновный на основании договора или соглашения с собственником, владельцем или иным пользователем имеет доступ к компьютерной информации, занимается обслуживанием компьютеров, информационно-телекоммуникационных сетей. Таким образом, к лицам, имеющим допуск к компьютерной информации, обслуживанию компьютеров, информационно-телекоммуникационным сетям следует относить лиц, профессиональная деятельность которых непосредственно связана с эксплуатацией компьютерной информации, информационно-телекоммуникационных сетей, техническим обслуживанием (программисты, операторы, администраторы базы данных, работники службы защиты информации, инженеры по терминальным устройствам и т.д.).

В данном случае, действие лица, хотя и осуществляется в пределах его служебной компетенции, но совершается с явным нарушением установленного порядка осуществления своих функциональных обязанностей, регламентированных нормативными правовыми актами [6, с. 18].

Неправомерным доступ к компьютерной информации будет признаваться в том случае, если указанные лица выходят за пределы своих функциональных обязанностей и получили возможность распоряжаться компьютерной информацией, на которую их полномочия не распространяются, либо к которым они доступ не имеют.

Тяжкие последствия. Квалифицирующий признак тяжкие последствия рассматриваемого преступления предусмотрен в ч. 4 ст. 272 УК РФ и ч. 3 ст. 273 УК РФ. По конструкции данный состав преступлений материальный и считается оконченным при наступлении общественно опасных последствий - причинением тяжких последствий в результате создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ. Законодатель при обрисовке тяжких последствий в исследуемом составе использует оценочные понятия, которые устанавливаются следственно-судебными органами с учетом всей совокупности объективных и субъективных обстоятельств дела. В уголовно-правовой доктрине к тяжким последствиям относят причинение крупного материального ущерба пользователям компьютерной информации; длительную остановку работы предприятия или учреждения; несчастные случаи с людьми (причинение легкого вреда здоровью, причинение средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, причинение смерти хотя бы одному человеку) [6, с. 18].

Тяжкими последствиями могут быть признаны любые последствия, исходя из конкретных обстоятельств дела. Следует иметь в виду, что если в действиях лица будут содержаться не только признаки преступления, предусмотренного ст. 273 УК, но и признаки другого преступления (например, убийство, тяжкий вред здоровью), предусматривающие аналогичные последствия по неосторожности, оно должно квалифицироваться по совокупности (ст. 17 УК). Так, если в результате создания, использования и распространения вредоносных программ произошло нарушение технологического процесса на производстве и это послужило причиной наступления смерти по неосторожности, указанные деяния должны квалифицироваться по совокупности.

Квалифицированный состав преступления предусмотрен в ч. 2 ст. 274 УК - причинение по неосторожности тяжких последствий. В данном случае тяжкие последствия - оценочное понятие, содержание которого необходимо устанавливать применительно к каждой конкретной ситуации в зависимости от фактического обстоятельства дела. Тяжкие последствия могут выражаться в различных формах: дезорганизации деятельности предприятия или учреждения; безвозмездной утрате ценной компьютерной информации; уничтожении системы ЭВМ или их сети; выходе из строя важных технических средств, обеспечивающих обороноспособность страны, безопасность жизни и здоровья граждан; создание опасности технологической, военной, экологической или иной катастрофы; осложнении межгосударственных отношений - возникновении (провоцировании) вооруженных конфликтов [7, с. 583-584].

Крупный ущерб. Стоимостной критерий крупный ущерб в качестве квалифицирующего признака законодатель установил в ч. 2 ст. 272 УК РФ и ч. 2 ст. 273 УК РФ. В соответствии с примечанием 2 ст. 272 УК РФ крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей. Отметим, что в первоначальной редакции крупный ущерб как конструктивный признак общественно опасного последствия объективной стороны не устанавливался.

Квалифицирующий признак корыстная заинтересованность законодатель определил в качестве обязательного признака субъективной стороны в ч. 2 ст. 272 УК РФ и ч. 2 ст. 273 УК РФ. Под корыстной заинтересованностью понимается стремление виновного получить для себя или других лиц незаконную имущественную выгоду. Например, за вознаграждение виновной по просьбе третьего лица уничтожает экономическую информацию о финансово-хозяйственной деятельности и уклоняется от уплаты долга либо убирает конкурента с хозяйственного рынка. Получение выгоды при корыстной заинтересованности предопределяется противоправностью деяния, желанием получить для себя материальную выгоду [2, с. 27].

Создание угрозы тяжких последствий. Под созданием угрозы наступления тяжких последствий понимается сложившаяся ситуация, свидетельствующая о наличии реальных оснований опасаться в зависимости от конкретных обстоятельств наступления тяжких последствий. Уголовно-правовое значение данного квалифицирующего признака включает в себя совершение разнообразных противоправных действий с информационными системами, создающими угрозу наступлений тяжких последствий.

Список литературы

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №7. С.2; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №3. С.2.

Изосимов С.В., Кузнецов А.П. Ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: учебно-практ. комментарий к главе 30 УК РФ. Н. Новгород, 2002. С. 27.

Кокоткин А. Компьютерные взломщики // Аргументы и факты. 1997. № 8. С. 9.

Кругликов Л.Л. Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. 300 с.

Кузнецов А.П., Маршакова Н.Н. Ответственность за преступления экстремистской направленности (ст. 280, 2821, 2822 УК РФ): лекция. Н. Новгород: Институт ФСБ России, 2008. С. 29-32.

Кузнецов А.П., Маршакова Н.Н., Паршин С.М. Преступления в сфере компьютерной информации: учебно-практ. пособие. Н. Новгород, 2007.

Уголовное право России. Часть Особенная, учебник для бакалавров / отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. 4-е изд. перераб. и доп. М.: Проспект, 2014. С. 583-584.

Хакеры атакуют американскую систему обороны // Конфидент. 1998. №3. С. 8-9.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ