СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Применение общих и специальных уголовно-правовых норм


ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ И СПЕЦИАЛЬНЫХ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ НОРМ:

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Панъшин Д. JI.,

майор полиции, адъюнкт кафедры криминологии НА МВД России, г. Нижний Новгород

В работе рассматриваются вопросы уголовной ответственности за множественность преступлений. Освещаются наиболее проблемные вопросы, связанные с формами множественности, на основании материалов судебной практики РФ, предложений отечественных и зарубежных ученых.

Ключевые слова: совокупность, рецидив, неоднократность, повторность, систематичность, множественность.

Где законы ясны и точны, обязанность судьи состоит единственно в установлении события

Ч. Беккариа .

На практике нередко встречаются случаи, когда одним лицом совершается не одно, а несколько преступлений, что вызывает существенные уголовно-правовые особенности квалификации этих преступлений и назначения за них наказания, связанные с тем, что имеет место множественность преступлений. Сложность в квалификации деяния содержащего признаки преступления предусмотренного несколькими статьями представляется в неоднозначном понимании понятий общей и специальной нормы и их конкурирующая взаимосвязь.

Конкуренция уголовно-правовых нормы как элемент системы множественности преступлений изучалась в связи с определением понятий неоднократности, повторности, совокупности преступлений, рецидива . Особенно проблема конкуренции общих и специальных уголовно-правовых норм как элемент совокупности преступлений вызывает, на наш взгляд, наибольший интерес на современном этапе развития российского законодательства.

Верховный Суд Российской Федерации систематически выносит постановления о разъяснении порядка квалификации преступных деяний, но однозначного мнения до сих пор нет, поскольку нет законодательного закрепления данного механизма. Уголовный кодекс Российской Федерации (далее - УК РФ) не содержит специальных глав о множественности преступлений, а также о правилах квалификации преступных деяний. В тоже время Уголовный кодекс Республики Молдова [6] содержит целую главу о квалификации преступлений. В свою очередь Уголовный кодекс Республики Латвия содержит статьи определяющие понятие множественности преступлений, которое образует повторность, совокупность и рецидив преступных деяний [5].

Представляется необходимым рассмотреть частные случаи конкуренции общих и специальных составов преступлений как одного из элементов совокупности преступлений, а также на этой основе попытаться сформулировать правила квалификации преступных деяний по данным признакам.

Выделяя и сопоставляя элементы общих и специальных уголовно-правовых норм Особенной части УК РФ, необходимо выделить факторы, позволяющие отнести деяние к тому или иному составу преступления; исходя из полученных выводов и проанализировав ряд зарубежных источников, сформулировать предложение по законодательному закреплению правил квалификации деяний.

Данное исследование позволит наглядно убедиться в необходимости законодательной регламентации понятийного аппарата множественности преступлений, а также выделить проблемы в квалификации деяний при конкуренции общих и специальных норм.

Небезынтересно отметить, что теории российского дореволюционного уголовного права и российскому уголовному законодательству была известна дифференциация совокупности преступлений на идеальную и реальную. Например, в Своде законов уголовных употреблялось выражение «стечение преступлений», которое в Уголовном уложении (первоначальная редакция 1842 г.) было заменено словом «совокупность». Под совокупностью в ст. 165 Уложения понимался случай, когда подсудимый был признан виновным в учи- нении в одно или разное время нескольких дотоле ещё ненаказанных преступлений, не покрытых древностью или же общим или особенным прощением [4].

Несмотря на имеющиеся разногласия по этим проблемам, понятие множественности преступлений и понятие квалификации деяний разрабатывается теорией уголовного права и пока неизвестно российскому уголовному законодательству.

В соответствии со статьей 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При этом, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Так, приведем несколько примеров из судебной практики: например, если при изнасиловании (статья 131) или совершении насильственных действий сексуального характера (статья 132) в целях преодоления сопротивления потерпевшего лица применялось насилие или выражалась угроза применения насилия в отношении других лиц (к примеру, близкого родственника потерпевшей), такие действия требуют дополнительной квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ [2]. Подчеркнем, что с одной стороны если применялось насилие в виде побоев, то деяние содержащее насилие охватывается уже статьей 131 или статьей 132 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуется.

В тоже время убийство в процессе совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера следует квалифицировать по совокупности преступлений предусмотренных пунктом «к» части 2 статьи 105 УК РФ и соответствующими частями статьи 131 и статьи 132 УК РФ.

Если участником преступного сообщества (преступной организации) тяжкое или особо тяжкое преступление не было доведено до конца по независящим от руководителя преступного сообщества или иных его участников обстоятельствам, его действия в зависимости от конкретных обстоятельств дела подлежат юридической оценке как приготовление к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на его совершение (по части 1 или части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации), а также с учетом положений статьи 17 УК РФ по совокупности преступлений: по части 1 статьи 210 УК РФ - действия руководителя преступного сообщества и входящего в него структурного подразделения и по части 2 статьи 210 УК РФ - действия иных участников преступного сообщества (преступной организации). При этом дополнительной квалификации действий руководителя преступного сообщества по части 2 статьи 210 УК РФ не требуется [3].

Позиция Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) заключается в том, что поскольку диспозиция статьи 210 УК РФ предусматривает ответственность за сам факт создания преступного сообщества, руководства им или участия в нем, но не предусматривает ответственность за совершение иных преступлений, совершение участником преступного сообщества либо участником объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных преступных групп конкретных преступлений независимо от их тяжести подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 210 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. В этих случаях следует руководствоваться положениями статьи 17 УК РФ о самостоятельной квалификации каждого преступного деяния.

При этом руководитель (организатор) преступного сообщества также несет ответственность по совокупности преступлений как за совершенные участниками сообщества преступления (или за покушение на их совершение), так и по части 1 статьи 210 УК РФ за создание преступного сообщества (преступной организации) либо за руководство таким сообществом.

Таким образом, мы видим, что ВС РФ своими разъяснениями, исходя из теории уголовного права о совокупности преступлений, относит одни деяния к имеющим идеальную совокупность преступлений, а другие - к реальной совокупности. При этом ссылка на теорию уголовного права, на наш взгляд, является основой для выработки правил квалификации преступлений, требующей законодательного их закрепления.

В свою очередь, Л.Д. Гаухман предлагает квалификацию преступлений определить не только как установление точного соответствия между фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовными законом, но и как процесс юридического закрепления.

Профессор В.Н. Кудрявцев совершенно справедливо утверждает, что квалификация преступления представляет собой, с одной стороны, процесс и, с другой - результат [1, с. 7].

В качестве одной из составных частей процесса квалификации выделяются мысленные операции субъекта квалификации преступлений по сопоставлению признаков совершенного деяния и признаков конкретного состава преступлений. Результат квалификации заключается в юридическом закреплении вывода о соответствии деяния признакам преступления при помощи фиксации в уголовно- процессуальных документах.

Однако необходимо отметить, что ключевым моментом в квалификации преступления является законодательно закрепленная регламентация порядка мысленного процесса.

Таким образом, на наш взгляд, необходимо в уголовном законе закрепить следующие положения, такие как: определить, что общей признается уголовно-правовая норма, охватывающая состав преступления без дополнительных квалифицирующих признаков, а специальной - уголовно-правовая норма, предусматривающая деяние, наиболее полно содержащее в себе все признаки состава преступления, включая квалифицирующие и дополнительные признаки состава.

Список литературы

.Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юридическая литература, 1972. С. 7.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 г. №16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности». Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: www.supcourt.ru/Show_pdf.php?ld=9636 (дата обращения: 24.03.2015).

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10июня2008г. №8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)». Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: www.supcourt.ru/Show_pdf.php?ld=9636 (дата обращения: 24.03.2015).

Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. Т. 4 I под общ. ред.

О.И. Чистякова. М.: Юридическая литература, 1987.

Уголовный кодекс Республики Латвия [Электронный ресурс]. URL: pravo.lv/likumi/07_uz.html (дата обращения: 26.03.2015).

Уголовный кодекс Республики Молдова [Электронный ресурс]. URL: lex.justice.md/ru/331268 (дата обращения: 25.03.2015).








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ