СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


«Процессуальная свобода» в стадии возбуждения уголовного дела


«ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ СВОБОДА» В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Лугинец Э. Ф.,

адъюнкт адъюнктуры (докторантуры) кафедры уголовного процесса НА МВД России, г. Нижний Новгород

В статье рассмотрены проявления идеи «процессуальной свободы» на первой досудебной стадии уголовного процесса - стадии возбуждения уголовного дела. Акцентируется внимание и на «проблемных» моментах этой стадии: «согласование» возбуждения уголовного дела прокурором, проведение следственных и иных действий и других. Автор приходит к выводу, что идея «процессуальной свободы» пронизывает всю стадию и проявляется повсеместно: и в «свободном» поводе для возбуждения уголовного дела, и в списке участников, и в решениях, принимаемых по результатам рассмотрения сообщения

о преступлении, и в возможности проведения достаточно обширного количества следственных и иных действий, оперативно-розыскных мероприятий, а также в сроках и других процессуальных нюансах.

Ключевые слова: стадия возбуждения уголовного дела; «процессуальная свобода»; «свободный» повод для возбуждения уголовного дела; прокурор; объяснение.

В данной статье мы хотим проанализировать проявления идеи «процессуальной свободы» на первой досудебной стадии уголовного процесса - стадии возбуждения уголовного дела. И прежде чем мы начнем свой анализ, необходимо отметить тот факт, что в настоящее время все более набирает вес позиция ученых процессуалистов - сторонников ликвидации указанной стадии уголовного процесса. По их мнению, стадия возбуждения уголовного дела является лишней в современном уголовном судопроизводстве, которое должно начинаться со стадии предварительного расследования. В связи с чем данную стадию необходимо ликвидировать либо придать ей служебный характер [1]. И если еще лет десять назад подобные высказывания вызывали удивление, то сейчас они все больше завоевывают свои позиции. К примеру, в уголовно-процессуальных кодексах ряда стран Содружества Независимых Государств (СНГ) стадия возбуждения уголовного дела отсутствует (Украина, Грузия, страны Прибалтики), и они прекрасно без нее обходятся.

«Процессуальную свободу» мы встречаем в самой первой статье 7 раздела «Возбуждение уголовного дела» в системе поводов для возбуждения уголовного дела. В п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ указан один из поводов для возбуждения уголовного дела «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников».

Данный повод делает систему поводов для возбуждения уголовного дела универсальной, в связи с чем М.П. Поляков назвал его «свободным»'. «Жизнь многообразна, и уложить обилие ситуаций в жесткую систему поводов практически невозможно. Поэтому наличие в системе информационных сигналов о преступлении «свободного» повода необходимо приветствовать» [6, с. 99].

Ученик профессора И.Р. Дмитриев, работая дальше в этом направлении, дал определение «свободному» поводу для возбуждения уголовного дела - это такой элемент системы поводов, который позволяет этой системе улавливать максимальное число сведений о признаках преступления. Он представляет собой неформализованную (указанный термин означает здесь отсутствие необходимости в уго- ловно-процессуальной форме) информацию, зафиксированную способом, позволяющим проводить её расшифровку и проверку. Термин «свобода» здесь подразумевает не только широкий информационный охват, но и возможность использования альтернативных методов формирования повода (форма «свободного» повода для возбуждения уголовного дела не должна пониматься как именно уголовно- процессуальная форма)» [5, с. 132-133].

И.Р. Дмитриев исследовал в своей работе стадию возбуждения уголовного дела в срезе концепции «процессуальной свободы». Он обратил свое внимание и на связь «процессуальной свободы» с процессуальной экономией. Действительно принцип процессуальной экономии должен предусматривать определенную формальную свободу системы поводов. Для сравнения вспомним, что в УПК РСФСР было шесть поводов, а нормативное объяснение было дано двум из шести (заявлению и явке с повинной).

Но для возбуждения уголовного дела мало того, чтобы преступление было совершено и осознано пострадавшим, компетентными государственными органами и другими лицами. Необходимо, чтобы лицо осуществило волеизъявление, чтобы начались уголовнопроцессуальные правоотношения. Нужно, чтобы лицо проявило волю, то есть свободу. Мы имеем в виду уголовные дела частного и частно-публичного характера. Составы данных видов уголовных дел перечислены в ч. 2 и ч. 3 соответственно ст. 20 УПК РФ «Виды уголовного преследования». (Но в данной статье мы не будем акцентировать свое внимание на свободе потерпевшего при возбуждении уголовных дел частного и частно-публичного характера).

В стадии возбуждения уголовного дела мы встречаем проявления «процессуальной свободы» в следующих моментах:

Список участников данной стадии достаточно широк. Согласно УПК РФ к ним относятся: прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель, начальник следственного органа, начальник органа дознания, заявитель, потерпевший, лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, специалист, эксперт, понятые, проживающие в помещении лица, где проводится осмотр, представитель администрации соответствующей организации, в помещении которой проводится осмотр и другие.

Несмотря на то, что прокурор в настоящее время утратил право возбуждать уголовные дела, мы считаем его активным участником данной стадии, поскольку прокурор подписывает статистическую карточку формы № 1 на выявленное преступление, фактически «согласовывает» возбуждение уголовного дела. Кроме этого, прокурор проверяет исполнение требования федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ); может вынести постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ); истребует и проверяет законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ); может передавать, изымать материалы проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Для науки уголовного процесса дискуссионным является вопрос отнесения суда к числу участников рассматриваемой стадии. И хотя законодатель твердо стоит на позиции, что суд не должен возбуждать уголовные дела, в науке на этот счет имеются противоположные мнения [4].

Например, С.Г. Бандурин в своей диссертации пишет: «...суду, как органу публичному закон должен предоставлять право возбуждения уголовного дела в случаях, когда задержка в принятии такого решения может повлечь за собой утрату доказательств или есть основания считать, что лицо, на которое указывают имеющиеся сведения как на совершившее преступление, скроется от органов уголовного преследования» [3, с. 109].

Мы считаем, что суд является участником данной стадии, конечно, не таким активным, как следователь, дознаватель или потерпевший по делам частного обвинения. Закон наделяет суд правом в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя (а это может быть постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела) (ч. 3 ст. 29 УПК РФ); давать санкции на производство следственных действий, проводимых до и после возбуждения уголовного дела (например, о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, личного обыска и других) (п. 4 ч. 2 ст. 29, п. 6 ч. 2 ст.

УПК РФ); обязывает суд принять устное сообщение о преступлении, сделанное в ходе судебного разбирательства, и занести его в протокол судебного заседания (ч. 4 ст. 141 УПК РФ); рассмотреть заявление потерпевшего или его законного представителя по уголовным делам частного обвинения (ч. 6 ст. 144 УПК РФ, ч. 1 ст. 318 УПК РФ); дать заключение о наличии (отсутствии) в действиях специальных субъектов признаков преступления (ст. 448 УПК РФ).

По верному замечанию И.Р. Дмитриева обширный список участников стадии возбуждения уголовного дела позволяет использовать этот список в качестве дополнительного аргумента «процессуальной свободы» стадии возбуждения уголовного дела [5, с. 32].

«Процессуальная свобода» в решениях, принимаемых по результатам рассмотрения сообщения о преступлении (ст. 145 УПК РФ). Орган предварительного расследования должен принять одно из следующих решений: возбудить уголовное дело, отказать в возбуждении уголовного дела, передать сообщение по подследственности. Несмотря на то, что перечень решений является исчерпывающим, правоприменителю дается возможность выбирать из трех вариантов (для альтернативы достаточно и двух).

Ранее прокурор согласовывал решение о возбуждении уголовного дела. Сейчас этого не требуется, что также согласовывается с идеей «процессуальной свободы», принципом процессуальной экономии в данной стадии уголовного процесса. Однако не следует забывать о том, что прокурор все-таки фактически продолжает «согласовывать» возбуждение уголовного дела, так как осталась необходимость подписания статистической карточки на выявленное преступление у прокурора (мы уже упомянули этот нюанс выше). Происходит это следующим образом: орган предварительного расследования предоставляет прокурору собранные материалы, статистическую карточку формы 1 и постановление о возбуждении уголовного дела. Прокурор проверяет материалы, правильность заполнения карточки и если соглашается с возбуждением уголовного дела, то подписывает карточку. В противном случае прокурор выносит постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела как незаконного или необоснованного (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Причем вся указанная процедура возбуждения уголовного дела регламентируется приказом Генпрокуратуры России N 39, МВД России N 1070, МЧС России N 1021, Минюста России N 253, ФСБ России N 780, Минэкономразвития России N 353, ФСКН России N 399 от 29.12.2005 г. (ред. от 20.02.2014 г.) «О едином учете преступлений» [8]. Нам не понятно, почему указанные должностные лица руководствуются не федеральным законом, а приказом?

Нам представляется, что данный порядок вещей противоречит идее «процессуальной свободы» и принципам процессуальной независимости должностных лиц, процессуальной экономии. Следователь (дознаватель) в состоянии самостоятельно принимать решение по результатам рассмотрения сообщения о преступлении в том диапазоне, который ему предоставляет УПК РФ. Он не должен получать на это «благословение» начальника следственного органа (органа дознания) или прокурора. «Заявитель» же (по любому из поводов для возбуждения уголовного дела) в случае несогласия с решением, принятым следователем (дознавателем), может обжаловать данное решение начальнику следственного органа (органа дознания), прокурору, в суд или всем сразу.

«Процессуальную свободу» мы можем увидеть в возможности проведения достаточно обширного перечня следственных и иных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий на стадии возбуждения уголовного дела. Этот перечень предоставляет должностному лицу широкий простор для деятельности. Ранее практические работники, не имея подобных возможностей, были вынуждены заполнять пробелы в законодательстве, придумывая суррогаты следственных действий.

Например, по уголовным делам о взяточничестве, коммерческом подкупе в ходе осмотра места происшествия мы умудрялись проводить и осмотр, и освидетельствование и допрос взяткополучателя, оформляя весь этот «винегрет» протоколом осмотра места происшествия. А по уголовным делам о дорожно-транспортных преступлениях, составляя прокол осмотра места происшествия, проводили и осмотр, и освидетельствование и даже следственный эксперимент. Аналогичных примеров можно привести очень много.

Не вызывает сомнения, что любое сообщение о преступлении нуждается в тщательной, всесторонней проверке. Должностное лицо, проверяя информацию о признаках преступления, теперь вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве, получать заключение эксперта в разумный срок (проявление принципа процессуальной экономии), осматривать место происшествия, документы, предметы, трупы, производить освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в данных мероприятиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Однако данные новеллы в ч. 1 ст. 144 УПК РФ вызывают много вопросов на практике, так как механизм их применения недостаточно проработан и можно только пожалеть «бедного правоприменителя уже запутавшегося в хитросплетениях уголовной политики последних лет» [2, с. 23-28].

Хотим заострить внимание на том, что новая редакция ч. 1 ст. 144 УПК РФ разрешает получать объяснения при проверке сообщения о преступлении, которые впоследствии могут быть использованы в качестве доказательств. Безусловно, это является положительным моментом. А.С. Александров и М.В. Лапатников заметили по этому поводу: «Распространение режима «доказательство» за пределы процессуального поля указывает на закладывание нового смысла устоявшихся понятий. Грань между процессуальной и не процессуальной деятельностью практически стерта» [2].

Однако очень часто, выезжая на место происшествия, следователь (дознаватель) берет (либо дает поручение оперуполномоченному, участковому взять) у лиц (будущего потерпевшего, свидетелей и даже подозреваемого) объяснения по поводу обстоятельств произошедшего. Часто следователи (дознаватели) оформляют показания в бланк протокола допроса свидетеля, потерпевшего без числа и времени, не предупреждая лицо об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Понятно, что делается это не с целью нарушить закон или чьи-либо права, а в целях оперативного хода расследования, чтобы не утратить важные сведения (доказательства) (ведь лица могут их забыть либо по какой-то причине в другом эмоциональном состоянии умышленно умолчать). Впоследствии следователь (дознаватель) либо заполняет эти протоколы допросы числом

после возбуждения уголовного дела, либо зачеркивает на бланке наименование допрос и пишет «Объяснение». Чтобы исключить все эти ненужные трудности, нарушения (которые по своей сути являются фальсификацией), мы считаем целесообразным в ч. 1 ст. 144 УПК РФ внести такое следственное действие, как допрос. И пусть правоприменитель решает по ситуации: взять ли ему у лица объяснение или все-таки провести его допрос.

Также теперь в арсенале практических работников имеется законная возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий, таких как опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент (ч. 3 ст. 141 УПК РФ, ст. 6 ФЗ «Об ОРД»), Органы дознания в ходе проведения предварительной проверки могут пользоваться полномочиями, которые им предоставляет ФЗ «О полиции».

«Процессуальную свободу» мы можем увидеть и в сроках стадии возбуждения уголовного дела, указанных в ст. 144 УПК РФ. Закон устанавливает продолжительность данной стадии в количестве 3 суток. Однако срок проверки сообщения о преступлении может быть продлен руководителем следственного органа, начальником органа дознания до 10 суток. А в случае необходимости производства документальной проверки, ревизии, судебной экспертизы, исследования документов, предметов, трупов, проведения оперативнорозыскных мероприятий, руководитель следственного органа, прокурор по ходатайству дознавателя может продлить указанный срок до

суток.

Получается, что срок данной стадии может составлять от 0 до 30 суток, то есть 1 месяц. Законодатель оставляет за правоприменителем свободу выбора сроков на данной стадии.

Мы понимаем, что должностное лицо в одном и том же случае может возбудить уголовное дело в день принятия сообщения о преступлении, то есть незамедлительно, а может и по истечении 3 суток, и даже продлить этот срок до 10 суток (а в предусмотренных законом случае и до 30 суток). В данном случае «процессуальная свобода» вновь пересекается с принципом процессуальной экономии. Также мы можем наблюдать здесь «отсрочку реализации принципа публичности» [7, с. 97].

По мнению И.Р. Дмитриева, правовой институт возбуждения уголовного дела имеет межотраслевой характер, что является благоприятным для реализации идеи процессуальной свободы [5, с. 39].

Мы надеемся, что смогли наглядно продемонстрировать, что идея «процессуальной свободы» пронизывает всю стадию возбуждения уголовного дела и проявляется в ней повсеместно: и в «свободном» поводе для возбуждения уголовного дела, и в списке участников, и в решениях, принимаемых по результатам рассмотрения сообщения о преступлении, и в возможности проведения достаточно обширного количества следственных и иных действий, оперативно- розыскных мероприятий, а также в сроках и других процессуальных нюансах.

Список литературы

.Александров А.С., Круглов И.В. Необходимость и сущность коренной реформы досудебного производства // Уголовно-процессуальная деятельность. Теория. Методология. Практика: Сборник научных статей / под ред. А.Ф. Jly- бина. Н. Новгород, 2001. С. 43-44; Попов А.П. Непосредственное обнаружение признаков преступления как повод к возбуждению уголовного дела: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 11; Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Томск, 1999; Кругликов А.П. Нужна ли стадия возбуждения уголовного дела в современном уголовном процессе России // Российская юстиция. 2011. № 6; Бычков В.В. Стадия возбуждения уголовного дела - нарушение конституционных прав граждан // Библиотека уголовного права и криминологии. 2014. № 1(12). С. 41-52.

Александров А.С., Лапатников М.В. Старые проблемы доказательственного права в новой уголовно-процессуальной упаковке «сокращенного дознания» // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 22. С. 23-28.

Бандурин С.Г. Публичность как принцип уголовного судопроизводства и его действие в стадии возбуждения уголовного дела: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов. 2004. 209 с.

Бойков А. Опасность негативного правотворчества // Уголовное право.2000. № З.С. 96; Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ

Н.В. Витрука II Российская газета. 2000. 2 февраля; Cedaui Е.А. Частное начало в Российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 18.

5 .Дмитриев И.Р. «Свободный» повод для возбуждения уголовного дела: дис. ... канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2005. 180 с.

Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: монография / под науч. ред. проф. В.Т. Томина. Н. Новгород, 2001.

Поляков М.П., Попов А.П. Результаты ОРД как повод и основание к возбуждению уголовного дела // Интерпретация результатов оперативнорозыскной деятельности в эффективном уголовном процессе: Сборник научных статей / под ред. В.Т. Томина. Пятигорск, 2001.

СПС «КонсультантПлюс» [сайт]. URL: //www.consultant.ru/ (дата обращения: 02.03.2015).








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ