СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Ответственность за преступления, связанные с обманом, по зарубежному уголовному праву


ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ОБМАНОМ, ПО ЗАРУБЕЖНОМУ УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

Цветков А. 11.,

старший преподаватель кафедры уголовного права ПФ РГУП, г. Нижний Новгород

В статье авторы анализируют особенности уголовно-правовой ответственности за преступления, совершенные путем обмана. Освещаются наиболее проблемные вопросы, связанные с применением норм зарубежного уголовного права, направленные на противодействие преступлений, совершаемых путем обмана.

Ключевые слова: мошенничество; обман; реальный ущерб; признаки обмана.

Уголовное законодательство большинства стран мира содержит уголовно-правовой запрет преступных обманов. С учетом произошедших изменений в российском уголовном законодательстве и появления целой группы специальных вариантов мошеннического обмана интересным представляется решение вопроса об ответственности за эти преступление в европейских странах, к законотворческому опыту которых обращался российский законодатель.

В УК Швеции [5] преступлениям, способом совершения которых является обман, посвящена отдельная глава 9, что свидетельствует об ориентации Уголовного закона на борьбу с указанного рода преступными деяниями. В соответствии с параграфом 1 ст. 9:1 УК Швеции лицо подлежит уголовной ответственности за мошенничество, если оно путем обмана склоняет кого-либо совершить или не совершить какое- либо деяние, которое влечет выгоду для обвиняемого и убытки для обманутого или для того, чьим представителем последний является.

Если провести сравнительный анализ приведенной формулировки мошенничества по УК Швеции с формулировкой мошенничества, содержащейся в ст. 159 УК Российской Федерации (мошенничество - хищение путем обмана или злоупотребления доверием), то можно прийти к выводу, что «мошенничество» по УК Швеции охватывает больший круг преступных проявлений, чем «мошенничество» по УК РФ.

Убыток по УК Швеции включает как реальный ущерб, так и упущенную выгоду, то есть неполученные потерпевшим доходы, которые он бы получил при обычном ходе своей деятельности. Напротив, ущерб в соответствии со ст. 159 УК РФ предполагает только реальный ущерб, то есть сумму, на которую уменьшились фонды потерпевшего. Причинение ущерба в виде упущенной выгоды путем обмана или злоупотребления доверием не охватывается ст. 159 УК РФ, подлежит квалификации по ст. 165 УК РФ [1, с. 135].

В соответствии с параграфом 1 ст. 9:2 УК Швеции малозначительным мошенничество может быть признано судом с учетом размера убытка и других обстоятельств преступления, например, если умысел обвиняемого был направлен на причинение небольшого ущерба или на избавление от небольшой задолженности. Характер обмана не позволял причинить значительный ущерб потерпевшему и получить значительную выгоду обвиняемому. Малозначительное мошенничество в УК Швеции именуется «мошенническим поведением».

Необходимо обратить внимание, что «малозначительность» по УК Швеции, в том числе применительно к мошенничеству, кардинально отличается от «малозначительности» по УК Российской Федерации. Признание преступления малозначительным в соответствии со статьей особенной части УК Швеции является основанием для суда назначить наказание меньшее в рамках санкции соответствующей статьи, чем это предусмотрено за основное преступление. При этом «малозначительность» не лишает преступное деяние, совершенное обвиняемым, ни одного из обязательных признаков соответствующего преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально содержащее признаки какого- либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. По УК РФ деяние виновного лица вследствие малозначительности не может рассматриваться как преступление, так как отсутствует такой материальный признак преступления, как общественная опасность. Таким образом, виновный в совершении малозначительного деяния не подлежит привлечению к уголовной ответственности по УК РФ [2, с. 79].

Если воспользоваться терминологией российского уголовного права, то малозначительное мошенничество (ст. 9:2 УК Швеции) можно было бы назвать «привилегированным мошенничеством» (ст. 9:1 УК Швеции), а «тяжкое мошенничество» (ст. 9:3 УК Швеции) - «квалифицированным мошенничеством».

Для квалификации действий виновного по ст. 9:3 УК Швеции как «тяжкое мошенничество» необходимо специально установить: злоупотреблял ли виновный общественным доверием, или использовал ли он фальшивый документ, вводящий в заблуждение бухгалтерские отчеты, или иным образом преступление носило особо опасный характер, или повлекло за собой существенную выгоду для обвиняемого или значительный ущерб для обманутого (потерпевшего).

При этом «тяжкое мошенничество» (ст. 9:3) по признаку использования виновным фальшивого документа при наличии необходимых условий может образовывать совокупность преступлений с «использованием фальшивого документа» (ст. 14:9), а если сам виновный при этом фальсифицировал документ, то еще дополнительно совокупность с «поделкой документа» (ст. 14:1, 14:2 или 14:3 в зависимости от обстоятельств).

Наказуемыми в соответствии со ст. 9:11 УК Швеции являются покушение или приготовление к совершению мошенничества, тяжкого мошенничества. В параграфе 2 ст. 9:11 УК указано, что если лицо с целью обмануть страховое общество или с иным мошенническим намерением причинило телесные повреждения себе или другому лицу либо вред своему имуществу или имуществу другого лица, то оно должно быть приговорено за приготовление к совершению мошенничества или тяжкого мошенничества. Аналогичным образом указанное положение о приготовлении к (тяжкому) «страховому мошенничеству» должно применяться в случае, если лицо с целью обмануть страховое общество или с иным мошенническим намерением покушается на причинение телесных повреждений себе или другому лицу либо вреда своему имуществу или имуществу другого лица.

При этом при определенных обстоятельствах приготовление к тяжкому страховому мошенничеству, носившему особо опасный характер, может образовывать совокупность с одним из преступлений, содержащихся в главе 13 «О преступлениях, представляющих общественную опасность».

Под мошенничеством в соответствии со ст. 313-1 УК Франции [3] понимается совершенное путем использования обманных приемов введение в заблуждение какого-либо физического или юридического лица и склонение его таким образом к передаче имущества, оказанию услуги или совершению сделки, влекущей возникновение обязанности или освобождение от нее, в ущерб себе или третьим лицам.

Определение мошенничества достаточно емкое, оно охватывает как случаи похищения имущества у потерпевшего, в результате чего причиняется ущерб потерпевшему или третьему лицу, так и случаи, когда виновный путем обманного заключения сделки освобождается от исполнения обязанности перед потерпевшим, в последнем случае потерпевшему причиняется убыток в виде упущенной выгоды.

Если преступное деяния, предусмотренное ст. 313-1 УК Франции, назвать «простым мошенничеством», то преступное деяние, предусмотренное ст. 313-2 УК Франции, можно назвать «квалифицированным мошенничеством». В соответствии со ст. 313-2 УК Франции уголовной ответственности подлежит лицо, обладающее публичной властью или выполняющее обязанности по государственной службе, которое совершило мошенничество при осуществлении или в связи с осуществлением своих полномочий (обязанностей).

Так, застрахованное должностное лицо, фальсифицировавшее с использованием своих служебных полномочий страховой случай и незаконно получившее от страхового общества страховую сумму, подлежит уголовной ответственности в соответствии со ст. 313-2 УК Франции.

Покушение на совершение мошенничества, предусмотренного ст. 313-1 и 313-2 УК Франции, наказуемо (ст. 313-3 УК Франции).

Под злоупотреблением доверия в соответствии со ст. 314-1 УК Франции понимается деяние, выразившееся в присвоении, во вред другому, имущества, которое было виновному передано и которое виновное лицо обязалось возвратить, предъявить или использовать определенным образом.

Покушение на злоупотребление доверием (присвоение имущества) наказуемо (ст. 314-3 УК Франции).

В соответствии со ст. 146 УК Швейцарии [4] подлежит уголовной ответственности виновный, кто с целью незаконно обогатиться самому или обогатить другого обманно вводит кого-то в заблуждение путем утверждения фактов или их сокрытия или обманно укрепляет это заблуждение и таким образом побуждает заблуждающегося к поведению, в результате которого заблуждающийся наносит ущерб себе или другому.

Законодатель Швейцарии разъясняет в статье 146 содержание обмана («введения в заблуждения»), под которым понимается:

1) обманное утверждение фактов, 2) обманное сокрытие фактов, 3) обманное укрепление уже имеющегося у потерпевшего заблуждения.

Состав преступления по конструкции материальный, преступное деяние считается оконченным с момента причинения потерпевшим ущерба себе или иному лицу. Ущерб причиняется в результате, например, передачи виновному имущества, права на имущество. Неполучение в результате обманных действий виновного причитающегося потерпевшему дохода не может быть рассматриваемо как ущерб, соответственно лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 146 УК. В остальном данное преступление схоже с уже рассмотренными аналогичными преступлениями, предусмотренными уголовными кодексами других стран.

В соответствии со ст. 246 УК Японии лицо подлежит уголовной ответственности за мошенничество, если оно путем обмана выманило имущество у другого лица, в частности у страховой компании, либо аналогичным образом добыло незаконную имущественную выгоду для себя или для другого лица.

Преступные деяния, подпадающие под определение мошенничества, по характеру последствий схожи с «мошенничеством», наказуемым УК Швеции (ст. 9:1), то есть последствия мошеннических действий, согласно ст. 146 УК Японии, могут выражаться в реальном ущербе, причиненном потерпевшему, когда фонды потерпевшего уменьшились в результате деяния, или в виде упущенной выгоды, когда фонды потерпевшего не изменились, хотя при нормальном развитии событий должны были увеличиться. В первом случае виновный обманным путем похищает имущество, во втором случае виновный обманным путем избавляется от обязательства передачи определенного имущества.

С мошенничеством связаны подлоги документов. В действиях виновного может быть совокупность мошенничества и подлога документа [7, с. 117].

В УК Японии содержится достаточно обширный перечень преступных деяний, содержанием которых является подделка документа, печати, подписи - преступления, содержащиеся в главах 17 и 19 Особенной части.

Преступления данной группы можно классифицировать по предмету преступления на две подгруппы::

а) предметом преступлений являются официальный документ, исходящий от публичного учреждения или должностного лица, печать публичного учреждения или должностного лица, подпись публичного должностного лица (ст.ст. 155, 156, 157, 158, 165 УК Японии);

б) предметом преступления являются частные документ, печать, подпись (ст.ст. 159, 161, 167 УК Японии).

Документ является официальным, если он изготавливается публичным учреждением или публичным должностным лицом, снабжен печатью публичного учреждения или должностного лица и подписью публичного должностного лица.

В соответствии со ст. 7 УК Японии под публичным должностным лицом понимается правительственный чиновник, муниципальный чиновник или депутат либо член комитета, или иной служащий, занятый выполнением публичных обязанностей в соответствии с законодательством.

Согласно той же статье под публичным учреждением понимается учреждение, где публичные должностные лица выполняют свои обязанности.

Частным признается документ, относящийся к какому-либо праву, обязанности или какому-либо факту, снабженный подписью и печатью соответствующего частного лица.

Способы подделки документа в соответствии со ст.ст.155, 159 УК Японии могут быть следующие:

использование на документе, не соответствующем действительности, настоящих печати и подписи, в том числе другого, публичного учреждения (должностного лица);

использование поддельных печати или подписи публичного учреждения (должностного лица);

видоизменение документа, снабженного настоящими печатью и подписью публичного учреждения (должностного лица);

иные способы подделки.

Подделка документа, печати, подписи является наказуемой в соответствии с соответствующей статьей УК, если имеется цель употребления поддельного документа, использования поддельных печати, подписи.

Действия по подделке подписи или печати в ходе подделки официального или частного документа не могут образовывать идеальную совокупность преступления - подделки документа и подделки печати или подписи, то есть подделка документа в указанном случае не требует дополнительной квалификации действий виновного по ст. 165 и 167 УК Японии.

Использование поддельных официального или личного документа, поддельных печатей и подписей публичных учреждений и должностных лиц, частных подписей и печатей являются наказуемыми в соответствии со ст.ст. 158, 161, 165, 167 УК Японии, наказуемыми являются также покушения на совершение преступлений, предусмотренных ст. 158, 161, 165 УК Японии [6].

В соответствии со ст. 157 УК Японии уголовной ответственности подлежит лицо, которое побуждало публичное должностное лицо путем предоставления ему ложных сведений к внесению ложной записи в оригинал подлинного документального свидетельства, касающегося какого-либо права или обязанности. Покушение на совершение указанного деяния, когда недостоверность предоставляемых виновным сведений была выявлена до внесения должностным лицом ложных сведений в подлинник свидетельства, является наказуемым в соответствии с ч. 3 ст. 157 УК. Так, оригиналом подлинного документального свидетельства может быть специальное разрешение компетентного органа государства на осуществление компанией страховой деятельности в соответствии с законодательством Японии.

Таким образом, можно сделать вывод, что преступления, связанные с обманом, в зарубежном праве, так же, как и в российском, подразделяются на обманы и подлоги. В рассмотренных законодательствах мошеннический обман не дифференцируется на отдельные его виды и охватывает любые проявления обмана, кроме подлогов.

Список литературы

Гладышев ДЮ. Некоторые особенности уголовной ответственности за мошенничество с учетом признаков обмана как способа совершения преступления // Актуальные проблемы противодействия экономической преступности на современном этапе: Сборник статей. Н. Новгород: Изд-во Нижегород. акад. МВД России, 2012. С. 79-80.

Гладышев Ю.А. Признаки обмана как способа совершения преступлений против собственности // Экономика. Право. Образование: региональный аспект: сборник научных статей. Вып. 3. Н. Новгород, 2009. С. 135-143.

Уголовный кодекс Франции / науч. ред. JI.B. Головко, Н.Е. Крыловой; пер. с фр. и пред. Н.Е. Крыловой. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. 648 с.

Уголовный кодекс Швейцарии. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

350 с.

Уголовный кодекс Швеции / пер. с англ. / УК Швеции по состоянию на 1 мая 1999 года / науч. ред. Кузнецова Н.Ф.; ред. пер. Беляев С.С. (науч. ред.). М.: Изд-во МГУ, 2000. 167 с.

Уголовный кодекс Японии / под ред. Коробеева А.И. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. 84 с.

Чупрова А.Ю. Содержание понятия «экономическая преступность» в российском и зарубежном праве // Уголовное законодательство в XXI веке: современное состояние, проблемы трактовки и применения его положений с учетом задач дальнейшего укрепления экономического правопорядка: материалы междунар. науч.-практ. конф. Н. Новгород: Изд-во НИУ ВШЭ, 2012. с. 117. ИжнинаЛ. П.,

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного права и процесса ННГУ им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ