СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Решение органа конституционной юстиции как норма права


РЕШЕНИЕ ОРГАНА КОНСТИТУЦИОННОЙ ЮСТИЦИИ КАК НОРМА ПРАВА

Мокосеееа М. А.,

кандидат юридических наук, доцент, МарГУ, г. Йошкар-Ола,

Автор рассуждает о нормативности решений конституционных (уставных) судов. В статье он приходит к выводам о том, что в решениях конституционных (уставных) судов присутствуют такие элементы правовой нормы, как гипотеза и диспозиция. Автор приходит к выводам о том, что нормы права, содержащиеся в решениях конституционных (уставных) судов, обладают рядом особенностей.

Ключевые слова: правовая позиция; решения судов; конституционный суд; конституционная юстиция; конституционное право; российская правовая система; источник права.

Вопрос о нормативном характере решений органов конституционного контроля является одним из дискуссионных в российской теории и практике конституционного правосудия.

В законодательстве ряда государств дан однозначный ответ на вопрос о юридической природе актов органов конституционного контроля. В российском законодательстве однозначного ответа нет.

В соответствии со ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

В соответствии со статьей 75 Закон Республики Марий Эл от 11 марта 1997 г. № 14-3 «О Конституционном суде Республики Марий Эл» решение Конституционного суда Республики Марий Эл окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Решение Конституционного суда Республики Марий Эл действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Такие же нормы имеются и в других законах о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации.

Таким образом, решения органов конституционной юстиции являются источниками права, обладающими рядом свойств, характерных для нормативных правовых актов.

К ним относятся:

общеобязательность решения конституционного (уставного) суда;

окончательность решения конституционного (уставного) суда; 3) непосредственность действия решения конституционного (уставного) суда, которое не требует его утверждения каким-либо нормативным правовым актом; 4) непреодолимость решения конституционного (уставного) суда (юридическая сила решения не может быть преодолена повторным принятием того же акта) [6].

Поэтому J1.B. Лазарев считает, что решениям конституционных (уставных) судов придаются свойства, присущие нормативным актам, ибо такие акты направлены не только на установление, но и на изменение и отмену норм права или на изменение сферы их [4].

Действительно, во многом решения органов конституционной юстиции имеют свойства нормативного акта: обеспечиваются мерами государственного принуждения; имеют формальную определенность; имеют такую же сферу действия во времени, в пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа; рассчитаны на многократность применения, т.е. действуют постоянно и подлежат обязательному применению к неограниченному числу лиц; оказывают воздействие на правовую систему в целом.

Вместе с тем решения органов конституционной юстиции не являются нормативными актами. Конституционный суд только выявляет общеобязательные правила поведения путем интерпретации нормативных актов. Законодатель же устанавливает общеобязательные правила поведения. Решения конституционных (уставных) судов корректируют содержание проверяемых нормативных актов, преодолевают коллизии между нормами права [9].

Например, в Республике Беларусь акты Конституционного Суда определяются как нормативные. Следует обратить особое внимание на то, что нормативный характер имеют не все акты Конституционного Суда Республики Беларусь, а лишь акты, принимаемые Конституционным Судом в порядке последующего конституционного контроля, и решения, принимаемые в порядке обязательного предварительного контроля, а также решения об устранении правовых пробелов, исключении коллизий и правовой неопределенности.

В соответствии со статьей 2 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» акты Конституционного Суда, наряду с постановлениями пленумов Верховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда, определяются как нормативные правовые акты, принятые в пределах его компетенции по регулированию общественных отношений, установленной Конституцией Республики Беларусь и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами.

Таким образом, можно согласиться с позицией законодателя Республики Беларусь и признать решения конституционных (уставных) судов по наиболее важным вопросам о толковании конституций (уставов), о признании нормативных актов или их частей соответствующими или не соответствующими конституциям (уставам), по результатам рассмотрения споров о компетенции между органами государственной власти в качестве нормы права.

Органы конституционной юстиции принимают различные решения: о соответствии конституциям (уставам) Российской Федерации; по результатам рассмотрения споров о компетенции между органами государственной власти и т.д.; о конституционности закона, примененного в конкретном деле; о конституционность закона, подлежащего применению соответствующим судом в конкретном деле; о толковании конституций (уставов) и иные.

Прежде всего нормативная природа решений Конституционного Суда Республики Беларусь проявляется в правовых позициях. Но в законодательстве Республики Беларусь определение термина «правовая позиция Конституционного Суда» отсутствует.

Впервые законодательное понятие «правовая позиция» появилось в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. № 1- ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». В ст. 73 данного Закона содержалось положение, согласно которому «...в случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда Российской Федерации, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание». Данная статья была исключена из текста закона в 2010 г. Но само явление сохранилось и стало развиваться. Все чаще данный термин стал использоваться и в отношении судебных решений судов всех инстанций, в т.ч. Конституционного или Верховного Судов РФ [1], а также как понятие, определяющее установку органа государственной власти и управления.

Г.А. Гаджиев, J1.B. Лазарев, В.А. Кряжков в качестве важнейшего признака правовой позиции Конституционного Суда указывают юридическую нормативность и считают источником права именно правовые позиции Суда, а не решения. С эти утверждением не согласны Б.А. Старшун, И.В. Сухинина, которые считают, что «судебные решения... следует рассматривать как источник права».

По оценке Г.А. Гаджиева, судьи Конституционного Суда Российской Федерации, правовые позиции Конституционного Суда «важные правовые выводы, идеи, представляющие собой выявленное судом кристаллизованное право, источник права, правовой принцип, пригодный для разрешения группы сходных юридических коллизий» [2, с. 82].

В.А. Кряжков считает, что правовая позиция Конституционного Суда РФ - это «логико-правовое обоснование конечного вывода Суда, содержащегося в постановляющей части его решения, формулируемое в виде правовых умозаключений, имеющих общеобязательное значение» [3, с. 13-21].

По нашему мнению, прав В.А. Кряжков, который утверждает, что «юридически обязательны, видимо, некоторые из правовых позиций - это те, которые прописаны в решениях о толковании конституции (они общеобязательны), а также содержащиеся в резолютивной части иных решений во взаимосвязи с выводами их мотивировочной части. Другие позиции имеют юридически ориентирующий и координирующий смысл». Нормой права следует признать генеральную правовую позицию решений конституционных (уставных) судов, но в таких решениях могут дополнительно содержаться иные правовые позиции. Такие правовые позиции, косвенно связанные с генеральной позицией, касаются самостоятельных правовых проблем. Их именуют специальными правовыми позициями. Они имеют ориентирующее и координирующее значение. Генеральную правовую позицию можно рассматривать как единый нормативный комплекс, единство логических элементов, которые содержатся в различных структурных элементах решения Конституционного Суда.

Таким образом, юридические факты и оспариваемые положения следует рассматривать в качестве казуальной гипотезы правовой нормы. Предложенный Конституционным Судом вариант поведения соответствующих субъектов права будет являться диспозицией правовой нормы. Итоговый вывод, содержащийся в резолютивной части решения, - ее санкцией. При этом итоговый вывод о конституционности акта можно рассматривать в качестве санкции с положительным содержанием [7].

В республике Казахстан также используется понятие правовая позиция в качестве нормы права, но она приобретает форму нормы права (правоположения) после выражения ее в резолютивной части решения. Отмечается, что хотя правоположение не может быть поставлено на одну плоскость с юридической нормой, тем не менее оно вносит в правовое опосредствование общественных отношений новые элементы, приобретает характер источника права, при этом становится основой для будущего правового регулирования, являясь ориентиром в деятельности Президента Республики Казахстан, Парламента Республики Казахстан и Правительства Республики Казахстан в законодательном процессе.

Специфика нормативных постановлений Конституционного Совета Республики Казахстан в том, что указанные правоположения (конституционно-правовые правила) приближены по структуре и содержанию не только к классическим правовым нормам, но и к правоприменительным актам. Так, по вопросу о конституционности пункта 1 статьи 44 Закона Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество» правоположение изложено следующим образом: «Признать пункт 1 статьи 44 Закона Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество» соответствующим Конституции Республики Казахстан». Правоположение по вопросу совершенствования законодательства - «Рекомендовать Правительству Республики Казахстан рассмотреть вопрос об инициировании изменений в Закон Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество» в целях приведения его в соответствие с правовыми позициями Конституционного Совета Республики Казахстан, изложенными в настоящем нормативном постановлении». И, наконец, по проблемам применения норм законодательства выработанное правоположение рекомендует Верховному Суду Республики Казахстан в соответствии со статьей 81 Конституции Республики Казахстан в целях обеспечения единой судебной практики принять нормативное постановление, разъясняющее вопросы применения норм Закона Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество» и сопряженных с ними законодательных положений, ставших предметом конституционного производства [8].

Суммируя каждое из приведенных выше высказываний, приходим к следующим выводам:

Решения органов конституционного правосудия содержат нормы права. Анализируя различные решения Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов, мы пришли к выводу, что в них с очевидностью усматриваются такие элементы правовых норм, как гипотеза и диспозиция. Санкции, как правило, не содержатся в данных решениях.

Нормы права, содержащиеся в решениях конституционных (уставных) судов, обладают рядом особенностей:

эти нормы носят интерпретационный характер;

нормы или их элементы могут содержаться в различных частях решений;

нормы действуют не только с момента принятия решения, но также в определенных случаях распространяют свое действие на отношения, возникшие до их принятия.

Нормативность решений Конституционного Суда, конституционных (уставных) судов связана со сферой действия норм, содержащихся в данных решениях, во времени, пространстве и по кругу лиц.

Юридическая сила решений Конституционного Суда Российской Федерации превышает юридическую силу любого акта, кроме Конституции Российской Федерации. Решения конституционных (уставных) судов субъектов Федерации находятся на втором месте в системе источников права субъектов Федерации после конституции (устава) соответствующего субъекта.

На сегодняшний день можно констатировать двойственное отношение к актам органов конституционной юстиции, обусловленное отсутствием законодательной регламентации их места в правовой системе Российской Федерации. Для устранения данного противоречия считаем необходимым внести изменения в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», а также в законы о конституционных (уставных) судах субъектов Федерации, в которых следует закрепить, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации представляют собой родовое обозначение всех правовых актов, принятых в ходе осуществления конституционного правосудия, облеченных в особую правовую форму, направленных на регулирование общественных отношений, посредством которых суд излагает свои правовые позиции. Эти акты, обеспеченные принудительной силой государства, создают, изменяют и прекращают действие правовых норм. Им присущи нормативно-интерпретационный характер, обобщенность и обязательность для неопределенного круга лиц.

Правом осуществления надзора за исполнением решений Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов должны быть наделены органы прокуратуры [5, с. 317— 321]. Для этого в законе «О прокуратуре» необходимо закрепить право органов прокуратуры опротестовывать правовые акты, основанные на положениях закона или иного акта, признанного неконституционным или воспроизводящего их, а также выявлять решения судов, основанные на неконституционном законе.

Список литературы

Гаджиев Г.А. Методологические проблемы «прецедентной революции» в России // Журнал конституционного правосудия. 2013. № 4. С. 7-8.

Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда РФ как источник конституционного права // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1999. № 3. С. 82.

Кряжков В.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации в его интерпретации //Государство и право. 2005. № 11. С. 13-21.

А. Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М.: Формула права, 2006. С. 47.

Мокосеева М.А., Букатина Е.Г. Конституционные и уставные суды субъектов Российской Федерации: проблемы законодательного реформирования // Региональные аспекты экономики, управления и права в современном обществе: межвуз. регион, сб. статей. Йошкар-Ола, 2013. С. 317-321.

Михеева Т.Н., Михеев Д.С. Правовой вектор в развитии общественного контроля // Юридический мир. 2014. № 9. С. 16-19.

Правовые позиции Конституционного Суда Республики Беларусь. Выступление судьи Конституционного Суда Чигринова С.П. на междунар. конф. «Конституционный контроль: современные тенденции развития и совершенствования», посвященной 20-летию Конституционного Суда Республики Беларусь. Минск, 27-28 июня 2014 г. // КонсультантПлюс. Абдрасулов Е.Б. Правовые позиции и правоположения Конституционного совета РК и их роль в развитии и совершенствовании национального законодательства // КонсультантПлюс.

Эбзеев Б.С. Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля // Вестник Конституционного Суда. 2007. №

С. 84.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ