СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Российское энергетическое законодательство: в начале пути


РОССИЙСКОЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: В НАЧАЛЕ ПУТИ

Мареее Ю. JI.,

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой предпринимательского права юридического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород

Статья посвящена анализу энергетического законодательства в РФ. По мнению автора, российские законодательство в этой части представляет собой совокупность разрозненных нормативных правовых актов различных уровней. Их изучение показывает отсутствие полноценного регулирования отношений в сфере энергетики на уровне федеральных законов и относительно полное регулирование на уровне подзаконных актов.

Автор приводит в качестве примера развитой нормативно-правовой базы в данной сфере энергетическое законодательство ФРГ.

Ключевые слова: энергетическое законодательство; правовой энергетический порядок; энергетический бизнес.

Российское энергетическое законодательство видными российским специалистами характеризуется как «крупный интегрированный (межотраслевой) комплекс», являющийся одним из элементов системы законодательства Российской Федерации. Комплекс этот, по их мнению, составляет совокупность нормативных правовых актов различных уровней , регулирующих предпринимательские и иные отношения, возникающие в области организации и функционирования топливно- энергетического комплекса страны и нетопливной энергетики. В нормах этого законодательства закрепляются существенные особенности правовых отношений, образующие в своей совокупности «правовой энергетический порядок» в ТЭК и нетопливной энергетике, в том числе правила предпринимательской деятельности (энергетического бизнеса), регулирования отношений, связанных с осуществлением этой деятельности в условиях рыночной экономики [2, с. 60].

Предмет энергетического законодательства по П.Г. Лахно образуют три группы общественных отношений: (1) внутренние отношения - внутри самого топливно-энергетического комплекса, его суботраслей и взаимоотношения между ними, а также инвестирования, инвестиционной деятельности в нем; (2) внешние отношения - предприятий и организаций ТЭК с внешней по отношению к нему средой, под которой понимаются поставщики и потребители ТЭК, транспортные, финансово-кредитные и другие организации, составляющие инфраструктуру рынка; (3) отношения государственного регулирования - между органами государственной власти и управления и субъектами ТЭК. И все это (за исключением внешнеэкономической деятельности, которая в предмет энергетического права не входит - «стоит обособленно»), «охватывает» (кажется, лучше было бы сказать - «составляет») «всю систему рыночного хозяйства ТЭК, которая требует формирования адекватной системы правовых норм, регулирующих во взаимосвязи и единстве деятельность государства по формированию и развитию рыночного механизма в ТЭК, а также деятельность хозяйствующих субъектов энергетического рынка России и его инфраструктуры» [2, с. 60] (курсив мой - Ю. М.).

Такое решение с позиций «энергетической составляющей рынка», т.е. с позиций отношений воспроизводства (производства, оборота и потребления) энергии или даже только ее оборота представляется неприемлемым, поскольку во главу угла в нем ставится организационно- экономическая деятельность государства, а не поведение самих участников рыночных отношений. Энергетическое законодательство в этом случае предстает как подотрасль публичного права, подкрепляемая на периферии действием частно-правовых механизмов1. Оставляя в стороне детальный разбор этой

позиции, в основе которой лежит подход, не однажды становившейся предметом бурных научных дискуссий [5], отметим, что ставка на одну только сферу действия (ТЭК), в границах которого действуют самые разные правовые механизмы, причем значительной частью ничего «специфически энергетического» в себе не содержащие (в том числе и инвестиционные, и финансово-кредитные, не говоря уже о договорах купли-продажи, аренды, перевозки и т.д.), дает в итоге не понятие энергетического законодательства, а законодательства, применяемого (действующего) в сфере энергетики (а точнее ТЭК), что, в принципе, далеко не одно и то же.

Представляется, что энергетическое законодательство имеет смысл только как законодательство, регулирующее отношения, складывающиеся в процессе воспроизводства энергии. Только такое понимание дает хоть какое-то основание надеяться отыскать в нем специфические юридические механизмы, отличные как от частно-правовых форм оборота иных товаров, так и от публично-правовых ограничений этого оборота . Хотя надежда эта на первый взгляд представляется не слишком радужной. Мало ли сегодня в обороте объектов (газы и жидкости, воздушное пространство, бездокументарные ценные бумаги, электронный документ, цифровая подпись, радиочастоты, уставный капитал, прибыль и др.), не относящихся к разряду вещей, чьи потребительские свойства требуют особого отношения и особенных правил поведения, не образующих вместе с тем никакого самостоятельного юридического механизма, а благополучно действующих в качестве субсидиарного элемента существующих юридических конструкций, в том числе и таких, которые традиционно используются при обороте вещей.

Как и всякое другое, «энергетическое законодательство» по форме представляет собой совокупность нормативных актов. В этом отношении более логичной представляется позиция тех, кто полагает, что первичным элементом законодательства выступают не правовые нормы, а «нормативные правовые формы», в которых

эти нормы выражаются и благодаря которым они приобретают признак всеобщности и обязательности. Это законы, указы, постановления и т.п. [3, с. 28]. Поэтому в утверждениях типа «Энергетическое право - комплексная отрасль законодательства» [2, с. 61] для нас недопустимым образом сливаются воедино два явления, относящиеся к разным областям правовой реальности . Законодательство совсем не обязательно является точной копией права - официальным закреплением текста норм в соответствии с их отраслевой принадлежностью [1, с. 68-70]. Право не всегда имеет законодательную форму выражения. Наконец, законодательные тексты не обязательно имеют силу права .

В узком смысле «энергетическое законодательство» - это совокупность законов: федеральных (в соответствии со ст. 71 Конституции в ведении Российской Федерации находятся федеральные энергетические системы, ядерная энергетика - лит. «и»; федеральная государственная собственность - лит. «д»), субъектов федерации (согласно ч. 1 ст. 72 Конституции в совместном ведении РФ и субъектов федерации находятся «вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами» - лит. «в»; природопользование - лит. «д»; водное, лесное законодательство, законодательство о недрах - лит. «к»), В широком смысле к энергетическому законодательству могут быть отнесены также подзаконные нормативные акты, принимаемые в реализацию положений, устанавливаемых законами.

Содержание «энергетических законов» цементируется наличием совокупности базовых положений, благодаря которой данные законы существуют и применяются не как ситуативная эмпирическая реакция на некоторые спонтанно возникающие конфликты, но как организованный юридический комплекс, целенаправленно воздействующий на стабильно развивающуюся область общественных отношений в сфере энергетики. Эти базовые положения именуются принципами энергетиче ского з аконо дате льств а.

Принципы российского энергетического законодательства, или его основополагающие предельно общие положения, закрепленные в федеральных законах и лежащие в основе значительной группы нормативных актов, в российской юридической литературе на сегодня представлены работами В.Ф. Яковлева и П.Г. Лахно .

Составной частью энергетического законодательства являются нормативные акты, регулирующие отношения, складывающиеся в процессе воспроизводства энергии из возобновляемых источников.

Российские законодательство в этой части представляет собой совокупность разрозненных нормативных правовых актов различных уровней, регулирующих предпринимательские и иные отношения, возникающие в области организации и функционирования нетопливной энергетики, основанной на использовании возобновляемых источников энергии. Их изучение показывает, во-первых, отсутствие на уровне федеральных законов сколько-нибудь внятного юридического механизма регулирования отношений по развитию и функционированию альтернативной энергетики. Во-вторых, относительно полное регулирование этих отношений сосредоточено на уровне подзаконных актов - постановлений Правительства, Министерства энергетики, актов Некоммерческого партнерства

Совет Рынка, как если бы отношения в этой области затрагивали только субъектов, созданных и действующих на базе публичной собственности. Но даже и здесь единого механизма, системно регулирующего указанную область отношений, мы не обнаружим. Речь идет почти исключительно об электроэнергетике и в некоторых случаях - об электростанциях, работающих в режиме комбинированной выработки энергии, и только о решении отдельных различной степени важности частных вопросах. Среди них нет ни механизма компенсации повышенных затрат производства альтернативной энергии (ни надбавки к равновесной цене оптового рынка, даже если они будут установлены, ни особый механизм купли-продажи мощности проблемы не решат).

В качестве примера продвинутого решения может служить энергетическое законодательство ФРГ. Современную систему нормативно-правового регулирования воспроизводства электроэнергии из возобновляемых источников в Германии образуют Закон о приоритетности возобновляемой энергии , принятый в 2000 году, трижды изменявшийся с тех пор и действующий в редакции 2012 года (Erneuerbare-Energien-Gesetz) [7] вместе с конкретизирующим его положения подзаконным нормативным актом - распоряжением о механизме сбалансированного распределения издержек от 17 июля 2009 г. Закон предусматривает два пути реализации сбыта электроэнергии операторами энергоустановок - опосредованный через операторов передаточных сетей по фиксированным повышенным тарифам и прямой по рыночным ценам, формируемым по результатам биржевых торгов.

Названный закон действует во взаимосвязи с другими законами. В их числе закон «О развитии использования возобновляемой энергии в теплоснабжении» (Erneuerbare-Energien-Warmegesetz) от 7 августа 2008 г. [8], закон «Об установлении квот на биотопливо и о внесении изменений в налогообложение энергии и электроэнергии» от 18 декабря 2006 г. [9], закон «Об изменениях в стимулировании использования биотоплива» от 15 июля 2009 г. [10] и закон «О защите от вредных воздействий на окружающую среду, загрязнений атмосферного воздуха, шумов, вибраций и других аналогичных процессов» от 15 марта 1974 г. [11].

Этот пример, относящийся к регулированию перспективного направления энергетики во всем мире, по нашему мнению показывает, что российское энергетическое законодательство и соответственно юридическая теория данной части правовой реальности находятся только еще на ранней стадии своего развития, содержанием которой является определение его места в системе российского законодательства и разработка его собственных юридических конструкций и процедур, обосновывающих его становление в качестве самостоятельного нормативно-правового комплекса.

Список литературы

Красавчиков О. А. Система права и система законодательства // Правоведение. 1975. № 2. С. 68-70.

Лахно П.Г., Яковлев В.Ф. Энергетическое право как комплексная отрасль права России // Энергетическое право России и Германии: сравнительноправовое исследование / под ред. Зеккера Ф.Ю., Лахно П.Г. (Энергетика и право. Вып. 4). М.: Юрист, 2011. С. 60.

Попондопуло В.Ф. Частное и публичное право как отрасли права // Ци- вилистические записки: межвуз. сб. научных трудов. Вып. 2 / под ред. Алексеева С.С. М., Екатеринбург: Статут, Ин-т частного права, 2003. С. 28.

Романова В. Особенности принципов энергетического права // Российская юстиция. М. 2013. № 4. С. 4.

Систематизация хозяйственного законодательства / отв. ред. д.ю.н., профессор Братусь С.Н. М.: Юридическая литература, 1971.

Яковлев В.Ф. Отраслевая дифференциация и межотраслевая интеграция как основы системы законодательства// Правоведение. 1975. № 1. С. 17.

BGB1.1 S. 2730, 2743 f.

BGB1.1 S. 1658.

BGB1. IS. 3180.

BGB1.1 S. 180.

BGB1. IS. 721, ber. S. 1193.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ