СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Двойные стандарты в практиках применения международного права


ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ В ПРАКТИКАХ ПРИМЕНЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Маликова Н. Р.,

доктор социологических наук, профессор МГУ им. М. В. Ломоносова, г. Москва

В статье рассматривается вопрос «двойных стандартов» в практиках применения международного права. Дискредитация и наличие «двойных стандартов» стали инструментом не юридического, а скорее идеологического обеспечения национальных, корпоративных и даже частных интересов. Требуется осуществление мониторинга структурами ООН, ОБСЕ, эффективное обеспечение социального контроля в области прав человека, неукоснительного соблюдения норм, основополагающих принципов международного права.

Ключевые слова: международное право; двойные стандарты; принципы международного права; нормы международного права; международная правовая ответственность.

«Dura lex, sed lex» VS «Pacta sunt servanda»

Социально-нормативная регуляция международного взаимодействия осуществляется в рамках современного международного права.

Согласно статье 38-ой Статута Международного Суда, источниками современного международного права являются:

международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, признанные государствами;

международный обычай, как доказательство всеобщей практики, признанный в качестве правовой нормы;

общие принципы права, признанные цивилизованными нациями.

Согласно ст. 59 Статута Международного Суда, в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм привлекаются судебные решения и экспертные заключения наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций. Однако насколько соблюдается паритет, объективные критерии приглашения экспертов в области международного права, в частности из России? Если, начиная с Нюрнберга, а затем и в 50-е, 60-е, 70-е годы XX века участие советских/российских юристов в разработке международного права было значимым и весомым, то практика последних двух десятилетий минимизировало практику представительства РФ.

Как известно, различают международное публичное право и международное частное право. Наше внимание обращено к практике применения «двойных стандартов» международного публичного права. Однако, и правоприменительная практика, связанная с взаимодействием на международной арене отдельных лиц, корпораций, неправительственных организаций, регулирующая транснациональную торговлю, обмен информацией, международный туризм и другие сферы социально- экономической деятельности, как показывают актуальные примеры применения режима антироссийских санкций, обусловили дискредитацию и международного частного права.

Попытаемся дать определение политике «двойных стандартов». Следует оговориться, что объективных оснований для этого вряд ли можно отыскать, если одни и те же либо аналогичные действия, события, оцениваются субъективно. Под «двойными стандартами» понимаются произвольность формирования обвинений в нарушении международных норм, принципов, конвенций, обязательств, «попрании общечеловеческих ценностей», «нарушении прав человека», «отступлении от норм международного права», в отношении одних акторов международных отношений, при последовательном и демонстративном игнорировании аналогий в действиях собственной стороны, реальных и потенциальных союзников.

Важнейшим, вытекающим из идеи суверенитета принципом международного права является принцип суверенного равенства государств, независимо от территории, населения, военной, экономической мощи. Все обладают одинаковыми правами, в соответствии со ст. 2, п. 1 Устава ООН. Суверенитет лежит в основе и других принципов международного права - нерушимости границ, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела. К принципам международного права относятся также принцип мирного разрешения международных споров, принцип неприменения силы или угрозы силы, принцип сотрудничества. Все они зафиксированы в Уставе ООН, Декларации и других международных документах. Разрешение споров на мировой арене может происходить либо путем переговоров и посреднических процедур с участием или без участия третьей стороны, либо путем судебных процедур.

Общеизвестно, что впервые Международный Суд был создан в 1945 году, как Нюрнбергский трибунал. Судебный процесс был осуществлен над нацистскими главарями, по приказу которых происходили преступления против человечества и человечности. Аналогичный Международный военный трибунал для Дальнего Востока был образован в январе 1946 года.

Сегодня местонахождение Международного суда как транснационального судебного органа ООН определено в Гааге. Он состоит из 15 судей, которые избираются членами Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН абсолютным большинством голосов на девять лет. Каждые три года состав судей обновляется на одну треть. Порядок избрания судей предусматривает преемственность. Они могут быть из любой страны, которая является членом ООН, при этом все пять постоянных членов Совета Безопасности представлены судьями. Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея ООН могут запрашивать заключения Международного Суда, который приступает к рассмотрению спорных дел только при согласии на это самих государств.

Существует и ряд региональных международных судов. Один из них - Европейский Суд по правам человека при Совете Европы в Страсбурге. Он действует на основе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой в 1950 году, рассматривает жалобы граждан стран-участниц в случае нарушения их прав. В 1993 году в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН, был учрежден Международный трибунал для бывшей Югославии в Гааге для судебного преследования тех, кто виновен в серьезных нарушениях международного гуманитарного права. Одним из последних международных судебных институтов стала организация Международного уголовного суда, который был учрежден по результатам конференции ООН в Риме (1998). В его компетенцию входит рассмотрение дел, связанных с геноцидом, нарушением прав человека. Однако принцип ротации и национального представительства судей не вполне четко определен.

Международное право регулирует сферу дипломатической деятельности. Кроме того, международное право большое внимание уделяло законам и обычаям войны. Устав ООН, статья 2, пункт 3, гласит: «Все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международной мир и безопасность». Далее в четвертом пункте говорится о том, что все члены ООН «воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности, или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом». В то же время статья 51-я допускает право на самооборону, индивидуальную или коллективную. Статья 39 предоставляет Совету Безопасности право определять «существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и дает рекомендации или решает, какие меры следует принять в соответствии со статьями 41 и 42 для поддержания или восстановления международного мира и безопасности». Статья 42-я, наделяет Совет Безопасности ООН правом «предпринимать такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

Для развития современной гуманитарной сферы международного права важны «Дополнительные протоколы 1977 года», принятые, в развитие положений известных «Женевских конвенций о защите жертв войны» (1949). Они направлены на защиту раненых, больных, военнопленных, а также гражданского населения во время вооруженных конфликтов. Участниками их разработки и реализации стали более 150 государств. Именно эти нормативные основания международного права подверглись последовательному подрыву путем латентного и явного распространения практик применения «двойных стандартов», вначале в процессе распада суверенного федеративного государства Югославии. Неправительственные организации («Эмнести Интернейшнл», «Мемориал») неоднократно выражали обеспокоенность демонстративным применением странами НАТО «двойных стандартов» в отношении курдского и косовского кризисов. Затем в ходе провоцирования «цветных революций» в арабском мире, в ряде государств СНГ осуществлялась односторонняя поддержка участников вооруженного противоборства. Страны Западной Европы, парламентарии ЕС приветствовали независимость Косова, референдум об отделении Черногории от Сербии и признали его результаты, однако категорически не желают признавать аналогичность референдумов в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровской Республики.

Когда где-либо осуществляется дискриминация по этническому, конфессиональному признаку, нарушаются фундаментальные права человека - сохранять свою культуру, пользоваться родным языком, право на свободу ассоциаций, право на свободное выражение своего мнения, свободу мысли и совести, тогда национальные движения обретают черты агрессивного сепаратизма, в ответ на применение силы развертывают партизанские вооруженные противодействия.

В международной политике практика оценок событий с позиции «двойных стандартов» ярко проявилась в ходе оценки августовских событий 2008 года, когда потерпела провал военная карательная операция правительства Грузии, возглавляемая М. Саакашвили, направленная против Южной Осетии и миротворческого контингента. Первоначально в «информационной войне» доминировала жесткая антироссийская риторика, с подачи администрации президента США. Затем независимые международные наблюдатели, представители неправительственных организаций, европейские парламентарии и журналисты убедились воочию и признали, что в отношении Южной Осетии наглядно продемонстрировано применение двойных стандартов. Для меня же это было особенно понятно и очевидно, так как на протяжении семи лет была членом Российской части СКК/Смешанной контрольной комиссии по урегулировании грузино-осетинского конфликта.

Неоднократно правительство Ирана высказывало сожаление по поводу резолюции, принятой Советом ООН по правам человека и направленной против страны, считая, что применение двойных стандартов по отношению к Тегерану преследует политические цели подрыва суверенитета. Повсеместна демонстрация отсутствия ориентации на универсалии международного права в практике применения «двойных стандартов».

После трагических событий террористической атаки 11 сентября под флагом организации широкой «антитеррористической коалиции» были осуществлены военные интервенции в ряде суверенных государств (Афганистан, Ирак, Ливия). Авиационные удары ВВС США по исламистам в Сирии, совершаемые без согласия Дамаска, по мнению авторитетного юриста, профессора Гамбургского университета Рейнхарда Меркеля, также противоречат международному праву.

По сути это вновь стало новым прецедентом дискредитации международного права, еще более незаконной внешней военной интервенции, нежели даже предпринятой НАТО так называемой «операции по принуждению к миру» в бывшей Югославии. Коль скоро подобный формат вмешательства не согласован с суверенным сирийским правительством, то в соответствии с пунктом 4-м, 2-й статьи Устава ООН очередное инициативное военное вмешательство, за которое так убежденно выступил президент Барак Обама перед конгрессом США, не может быть признано легитимным в рамках международного права. Тем более, что в течение предыдущих лет, руководствуясь практикой применения «двойных стандартов», соответствующие американские силовые структуры поддерживали сирийских повстанцев, можно сказать, «вскормили» ИГИЛ, подрывая признанное международным сообществом законное суверенное государство Сирию. Обвинения в авторитаризме Башара Асада, равно как и аналогичные претензиям в адрес экс лидеров Ирака и Ливии, также не могут служить оправданием американского военного присутствия в регионе.

Давайте вспомним слова канцлера ФРГ г-жи А. Меркель в отношении главы Сирии: «Кто обстреливает и бомбит свой народ, теряет всякую легитимность». Отчего же подобная формальная логика не относится к действиям президента Украины П. Порошенко? - Оттого, что действуют «двойные стандарты» толкования в правоприменительных практиках международного права.

Логика применения «двойных стандартов» повторяется в интерпретации событий актуального регионального конфликта на Юго- Востоке Украины. Была полностью проигнорирована статья 33-я, главы IV Устава ООН - «Мирное разрешение споров»: «Стороны, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны, прежде всего, стараться разрешить спор путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям иным мерам по своему выбору». Без попыток мирного решения накопившихся проблем, сразу после объявления результатов референдума, актов о самоопределении и провозглашении ДНР и ЛНР, вместо действенных мер по урегулированию конфликта, промайдановские киевские власти объявили регион зоной АТО - антитеррористической операции.

Однако попытки определить терроризм в рамках международного права во многом оказались безуспешными в деятельности ООН. Неопределенность понятия ведет и к трудностям при разработке правовой базы для борьбы с международным терроризмом. При всех разночтениях специалисты сходятся в одном - любая организация, которая делает «мишенью» гражданские объекты, является террористической по самой своей сути.

Коль скоро в Донбассе украинские военные широко применили артиллерию, боевую авиацию и тяжелую военную технику, блокаду ряда населенных пунктов, обстрел социальной инфраструктуры, жилых районов, школ, больниц, то тем самым те, кто отдавал приказы и руководил осуществлением карательных акций, сами подпадают под определение государственного террора.

Существует понятие международной правовой ответственности, закрепленное в международных договорах. Например, Устав ООН предусматривает ее за действия, связанные с нарушением международного мира и безопасности. В Декларации о принципах международного права, в соответствии с Уставом ООН, обращается внимание на то, что каждое государство обязано добросовестно выполнять международные обязательства. В случае противоречия между международным правом и национальным законодательством, возобладает приоритет международного права. Однако принцип суверенитета позволяет государству им пренебрегать. Поскольку международное право не регулирует внутреннее законодательство, то к такому государству могут применяться лишь политические и экономические меры воздействия, включая принятие резолюций ООН, санкции, осуждающие политический режим, который ограничивает права тех или иных групп. Парадоксально, но частичный режим международных санкций был применен не в отношении инициаторов АТО, а в отношении Российской Федерации, вообще не являющейся стороной конфликта, участвующей в оказании гуманитарной помощи гражданскому населению, продовольственной, медикаментозной, приему многотысячного потока беженцев, жертв конфликта.

Права человека, принцип самоопределения народов и наций, с одной стороны, и сохранение суверенитета, принцип невмешательства во внутренние дела, с другой - наиболее дискутируемые вопросы. Наиболее явно это проявилось в конфликте в Косове. Западные страны исходили из требований соблюдения прав человека, а потому и необходимости внешнего вмешательства, гуманитарной интервенции, со ссылкой на статью 55-ю Устава ООН. Однако спорным остается вопрос относительно степени возможного гуманитарного воздействия на другую страну. Одно дело - помощь медикаментами, продуктами питания, и совсем другое - введение вооруженных сил на территорию государства без его согласия.

Международное право развивается. В условиях глобализации, в связи с расширением взаимодействия между государствами в области культуры, образования, науки развитие и расширенное толкование получило международное гуманитарное право. Международное право является важнейшим инструментом стабильности международных отношений. Оно предполагает возможность обращения к моральной оценке тех или иных международных событий, действий с точки зрения ориентации на общечеловеческие ценности. Предполагается, что политические лидеры должны руководствоваться и национальными интересами, и соображениями морали. Деятельность многих современных международных межгосударственных и неправительственных организаций основана не только на правовых нормах, но и на признании мировой общественностью силы воздействия моральных принципов.

Вооруженный конфликт на юго-востоке Украины давно вышел за рамки внутреннего дела страны. Это значит, что урегулировать его без участия международных посредников вряд ли удастся. Минская встреча в феврале 2015 года еще раз наглядно продемонстрировала это. При исключении «двойных стандартов» в толковании международного права, ДНР и ЛНР, образованные в результате демократической процедуры проведения референдума, вряд ли можно рассматривать в качестве террористических организаций. Кстати, право граждан на проведение референдума по самоопределению гарантируется и Конституцией Украины. В рамках международного права именно они, а не Россия, должны представлять сторону конфликта, борющуюся за гражданские права населения. Участники боевых действий также определяются в контексте международного права комбатантами, но уж никак не транснациональной криминальной террористической организацией, угрожающей национальной и международной безопасности.

Воссоединение России с Крымом осуществлено было легитимно, в присутствии международных наблюдателей, которые могли убедиться в открытости, добровольности и действительно широкой общенародной поддержке сецессии, ирредентизма и свободного выбора, самоопределения национальной, государственно-гражданской идентичности. Но европейское общественное мнение было дезинформировано широкой пропагандой в СМИ «двойных стандартов» толкования основополагающих принципов международного прав. Не свободными от эффектов массированного манипулятивного информационного воздействия оказались и некоторые представители научного сообщества. Так, например, в октябре прошлого года давний друг и коллега - социолог, встретил на международной конференции в польском городе Щецине сетованиями о нарушении международного права в связи с присоединением Крыма. На что последовал резонный ответ: «С каких это пор для либерала и демократа определяющим международно-правовым основанием субъектности Крыма стало давнее решение Политбюро ЦК КПСС, волюнтаризм передачи его от РФ - Украинской ССР по инициативе Н.С. Хрущева?».

Двойные стандарты в практиках применения международного права максимально проявились в трактовке права на самоопределение. Зачастую они осуществляются видными политиками США с позиции - «тот прав, у кого больше прав, силы, ресурсов, влияния», видимо, слегка подзабывшими собственную историю. Гражданская война населения заокеанских английских колоний за независимость Соединенных Штатов Америки - наиболее яркий пример реализации права наций на самоопределение.

Семь десятилетий прошло со времен Ялтинской конференции, Нюрнбергского процесса, однако мир вновь сталкивается с дискредитацией международного права.

Главе МИД РФ С. Лаврову приходится призывать мировое сообщество оценивать происходящее как в Украине, так и в других регионах мира - последовательно, без двойных стандартов. «Двойные стандарты» в практиках применения международного права стали инструментом не юридического, а, скорее, идеологического обеспечения национальных, корпоративных и даже частных интересов.

Морально-этическими основаниями международного права стали идеи Гуго Гроция и Иммануила Канта. Они были переосмыслены в новейшее время и после второй мировой войны нашли свое отражение в Уставе ООН, конвенциональных нормах по защите прав человека и основных свобод, прав лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, в пактах об экономических, социальных, культурных, гражданских и политических правах. Юристами, международниками была проделана огромная работа по концептуальному обеспечению Устава Организации Объединенных Наций, «Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии сУставом Организации Объединенных Наций» и Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 2675 (XXV) «Основные принципы защиты гражданского населения в период вооруженных конфликтов» (1970). В разработке этих и многих иных документов участвовали лучшие юристы XX века. Отчего же масштабы избирательности, злоупотреблений в практике толковании, применения, прямых нарушений норм и принципов международного права становятся столь угрожающими?

Требуется осуществление мониторинга структурами ООН, ОБСЕ, эффективное обеспечение социального контроля в области прав человека, неукоснительного соблюдения норм, основополагающих принципов международного права не только на уровне национальной юрисдикции, но и в Гаагском Трибунале. Как известно, Гаагский трибунал обладает правом обвинения и осуждения за преступления против человечности, нарушения Женевских конвенций 1949 года, законов ведения войны. Затягивание судебного разбирательства, предвзятость прокурорской позиции в отношении обвиняемых сербских руководителей, отказ им в доступе к эффективной медицинской помощи, односторонняя практика «закрытых обвинений» как оснований для ареста - для одной стороны. С другой стороны, практикуется не принятие к рассмотрению обращений о привлечении к ответственности за аналогичные действия ряда других политических деятелей.

К сожалению, дискредитация и наличие «двойных стандартов» в современных практиках применения международного права во многом обусловлена ослаблением дееспособности ООН в качестве универсальной международной организации, гаранта международного мира, глобальной и региональной международной безопасности. Укрепление международного права вновь требует солидарных усилий научного сообщества, с привлечением широких консультаций с общественностью, международными правительственными и неправительственными организациями.

Список литературы

Маликова Н.Р. Социальное измерение глобализации. М.: Изд-во РГГУ, 2012. Глава 7. С. 163-167.

Меркель Р. Эксперт: Авиаудары США по Сирии нарушают международное право // Взгляд. Деловая газета. 1 октября 2014 г. [Электронный ресурс]. URL: www.vz.ru/news/2014/10/1/708277.html








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ