СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


История развития форм судебного процесса в российском процессуальном праве


ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ФОРМ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА В РОССИЙСКОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ

Королев Б. И.,

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры общетеоретических правовых дисциплин ПФ РГУП, г. Нижний Новгород

Статья посвящена истории генезиса основных форм судебного процесса в России. История отечественного судопроизводства знает три формы процесса: об- винительно-состязательный, розыскной (инквизиционный), состязательный. Каждая из форм имела свои особенности, свои доказательства вины, которые соответствовали содержанию формы процесса. Статья представляет интерес для историков права и исследователей.

Ключевые слова: судопроизводство; форма процесса; обвинительный процесс; инквизиционный (розыскной) процесс; доказательства; «божий суд»; «повальный обыск».

Правда и милость да царствуют в судах!

Император Александр II

Истории уголовного преследования известны три типа, или формы судебного процесса:

1) ранний - обвинительный, частный; 2) средневековый - инквизиционный, государственный; 3) цивилизованный - состязательный. Они сменяли друг друга по социально- экономическим и политико-идеологическим причинам [16, с. 81]. Для раннего и средневекового права были характерны отсутствие разделения материальных и процессуальных отраслей права, суда от администрации, следствия от суда. Следствие и процесс по делам о преступлениях вели, кроме князя, бояр и общины, представители князя (вирники, метельники, мечники и другие) [15, с. 9, 10; 4, с. 85]. Чертой древнерусской традиционной системы права была идея примирения. Поэтому «тать» и потерпевший от небольшого хищения могли поладить между собой, а община способствовала примирению своих участников [11].

В Русской Правде впервые были закреплены нормы, ставшие содержанием обвинительно-состязательного процесса, который исторически именовался «тяжебным» (действовал принцип презумпции виновности). Он начинался с обращения к феодалу («поклепа») истца в связи с преступлением (ст. 18 Пространной Правды) - нанесением последнему имущественного, физического или морального вреда («обиды»), с задержания вора или иного нарушителя на месте совершения преступления либо с его явки с повинной [15, с. 11; 13]. Судебный процесс по Русской Правде проходил при активном участии сторон в форме состязания. Обе стороны назывались истцами, они пользовались почти одинаковыми судебными правами. Процессуальные действия производила сама заинтересованная сторона, без участия кого-либо из представителей власти. Потерпевший сам обязывался найти доказательства своего иска - свидетелей, или «поличное»; он сам должен был отыскать преступника. Если же ему в этом необходима была помощь, то он искал ее у соседей, свидетелей, заявляя о факте «обиды» (объявляя о преступлении). Истец сам вызывал на суд ответчика, и стороны договаривались о сроке, когда они предстанут перед судом. Наконец, и само исполнение судебного решения возлагалось на выигравшего процесс: кредитор должен сам устроить продажу должника, обиженный - сам осуществить расправу с обидчиком. Помощь княжеских чиновников была возможна, за нее они получали «продажу», штраф, в зависимости от цены иска [14, с. 29-32].

При судебном разбирательстве стороны доказывали свою правоту при помощи доказательств. В качестве свидетелей выступали «ви- доки» и «послухи». В литературе существует их двоякое значение: видок - очевидец совершавшегося факта; послух - человек, свидетельствующий по слуху; или видок - свидетель, а послух - пособник, поручитель, на которого «послались» истец или ответчик [7, с. 126— 127; 16, с. 642].

Если одна сторона не могла добиться признания другой стороны, то прибегали к разновидностям «божьего суда». «Божий суд» — способ выявления виновности человека, когда апеллировали от суда человеческого к суду божьему (религиозное представление, что истина может быть установлена вмешательством высшего существа). Формы божьего суда были различны: жребий, присяга, ордалии и судебный поединок. Ордалиями назывались испытания обвиняемого посредством огня, железа, воды. Пространная редакция Русской Правды упоминает об испытании водой и раскаленным железом (ст.22, 85, 87) [15, с. 11, 20-21]. При испытании ледяной водой обвиняемого связывали веревкой и бросали в воду. Если он тонул, то считался невиновным. Цель ордалии - подтвердить обвинения, падавшие на такого человека, «добрую волю» которого никто не хотел свидетельствовать. Совершение преступления могло вообще не иметь свидетелей, и тогда «божий суд» оказывался единственным способом определить виновность или невиновность лица. Также использовали испытания причастием. Оно применялось преимущественно к обвиняемым духовного звания. Предполагалось, что на виновном оно должно отозваться неблагоприятно [9, с. 147]. В ст. 48, 49, 52, 115 Пространной Правды также говорится о присяге посредством кресто- целования. Другая разновидность божьего суда - судебный поединок («поле»). Победивший в поединке выигрывал дело, считалось, что бог помогает правому. В Русской Правде «поле» не упоминалось, но на практике оно применялось. Суд, взвешивая значение доказательств сторон, выносил словесное решение. Вторично жалоба не рассматривалась [15, с. 15-16, 25].

Разбирательство «обиды» делилось на ряд стадий: «заклич», «свод», «гонение следа». Исследователи расходятся в их оценке: одни называют их стадиями судебного, другие - досудебного процесса [3, 10].

«Заклич», публичное заявление о преступлении в местах скопления людей, сравним с возбуждением уголовного дела. «Свод» состоял в инициативном розыске потерпевшим вероятного преступника (ст. 11, 13, 14, 16 Краткой, ст. 32, 34 - 39 Пространной Правды). При обнаружении держателя похищенного имущества («поличного»), который указывал на человека, у которого он его приобрел, их «сводили» вместе, если предыдущий держатель тоже на кого-то указывал - вновь осуществлялся «свод», и так далее: до тех пор, пока не будет найден действительный похититель вещи [15, с. 5, 12-14; 10, 13]. Чтобы сократить сроки судопроизводства, Пространная редакция Русской Правды ввела в качестве ограничения принцип «до третьего свода». В ст. 5 Двинской Уставной грамоты (1398 г.) установлены десять сводов, пока не найдут вора (дело общины, без участия княжеского наместника) [1, с. 21].

В историко-правовых исследованиях XIX в. высказывались различные взгляды на свод. По мнению И.Ф.Г. Эверса, Ф.Л. Морошкина и Н. Дювернуа, свод - порядок производства по делам о восстановлении нарушенного права собственности. Ф.И. Леонтович полагал, что свод - порядок уголовного производства, «процесс по татьбе». М.Ф. Владимирский-Буданов считал свод начальной стадией судебного процесса. С.П. Пахман, Н. Ланге, В.И. Сергеевич понимали под сводом очную ставку. В.И. Курдиновский же думал, что свод

особое юридическое явление, которое изменялось по мере развития самого судопроизводства в феодальном государстве. Советские ученые С.В. Юшков и М.А. Чельцов-Бебутов полагали, что под сводом необходимо понимать процесс, состоящий в отыскании истцом надлежащего ответчика [16, с. 634]. Некоторые ученые рассматривают свод как очную ставку. Историко-правовая наука не выработала единого понятия этого процессуального явления [3].

Третья стадия определялась как розыск преступника, который не был пойман на месте преступления, по оставленным следам (ст. 68 Пространной Правды): куда следы приведут или где теряются следы, там он и находится. Если след терялся на большой дороге или в степи, то розыски прекращались. Если след приводил к какой-либо соседской общине (верви), то члены этой общины обязаны были найти виновного и выдать его. А если члены общины не находили преступника или отказывались от поиска его, тогда считалось, что преступник находится именно в этой общине и она обязана возместить ущерб, уплатить штраф (ст. 3, 77 Пространной Русской Правды) [12, с. 69; 15, с. 9, 19].

Процесс по Псковской Судной Грамоте сохранил обвинительносостязательный характер, но роль суда возросла, приобрела формальный характер. Вызов ответчика производился судом по официальной повестке («позовнице») через судебного пристава («позовника»). Если ответчик скрывался, то «позовница» обязан был «прочести на погосте грамоту пред попом». Позовникам запрещалось силой приводить истцов на суд, если же они применяли силу, то их должен был судить суд. Формализация затронула и систему доказательств: сохранился лишь «послух», как свидетель-очевидец и поручитель «доброй славы» тяжущихся сторон. Если послух не являлся на суд, говорил обратное тому, что доказывал его истец, то этот свидетель переставал быть свидетелем, а истец проигрывал суд (ст. 22). Суд имел право приговорить свидетеля к судебному поединку, равно как и истца с ответчиком. Грамота устанавливала возможность «пособничества», представительства интересов стороны. Закреплялась возможность найма бойца против послуха, при этом послух не имел возможности нанять себе бойца (ст. 21). Найм бойца разрешался, если истец был из духовенства, инвалидом, слишком старым, молодым, женщиной против мужчины (ст. 58). Если истцом и ответчиком являлись женщины

они не могли нанять бойца (ст. 119) [15, с. 27, 30, 34].

Формирование Российского централизованного государства, усиление власти царя и переход к абсолютизму, начало формирования крепостнических отношений привели к созданию государственной системы управления, важное место в которой занимала новая форма суда. Обвинительный процесс («суд») дополняется новым - розыскным, инквизиционным (следственным) или «розыском». Так, в Судебниках 1497 г., 1550 г. и Соборном Уложении 1649 г. сохранялись обе формы процесса.

Обвинительно-состязательная форма использовалась при ведении гражданских и мелких уголовных дел. Использовался широкий набор процессуальных документов: вызов в суд осуществлялся посредством «челобитной», «приставной» или «срочной» грамоты. В судебном заседании стороны подавали «ставочные челобитные», заявляя о своем присутствии. По решенному делу суд выдавал «правую грамоту», с выдачей которой иск прекращался. Широко использовались свидетельские показания (нельзя свидетельствовать против семьи); крестное целование (присяга в частных исках на небольшую сумму), «божий суд» (в форме судебного поединка - «поля» и присяги). Потерпевший или другой истец мог предъявить уголовный иск, а обвиняемый должен был оспорить и доказать его несостоятельность. Стороны имели право представлять документы и свидетельские показания, пользоваться услугами юристов. Если обвинение не подтверждалось, истец должен был «возместить ущерб, бесчестье и оплатить судебные издержки» (ст. 13 Судебника 1550 г.). Так, по Судебнику 1550 г. стадиями обвинительного процесса являлись: подача искового заявления - «челобитной» (в отношении любого, независимо от сословной принадлежности; привлекали к ответственности мужчин с 14 лет, женщин с 12 лет); судебное разбирательство в судебном органе (с участием «добрых людей», составлением письменного протокола); вынесение приговора [17, с. 23].

Вторая процессуальная форма, розыскная (инквизиционная), применялась по серьезным уголовным делам (государственные преступления, убийства, разбой и др.). Термин «розыск» имел двоякий смысл: определенные процессуальные действия, направленные на установление истины и расследование обстоятельств дел; особая форма судебного процесса [2, с. 112, 160]. Сущность процесса заключалась в инициативном проведении расследования государственными органами или должностными лицами, когда установление места нахождения преступника и меры по сбору доказательств поручалось должностным лицам судебных органов (по «зазывной» или «погонной грамотам», в которых содержалось предписание властям задержать и доставить в суд обвиняемого, обвинение предъявлялось судьей «по долгу службы»). Он мог возникнуть по инициативе судебного органа, доносу, но вся ответственность за его дальнейшее проведение целиком ложилась на эти органы. На смену непосредственности, гласности судопроизводства пришло тайное и преимущественно письменное рассмотрение дела, судоговорение было свернуто. Розыскные начала обнаруживаются еще в Псковской судной грамоте 1467 г., которая требовала обязательного участия представителя власти в расследовании дел о кражах [12, с. 46].

Чертами розыскного, инквизиционного процесса являлись: отсутствие прав у обвиняемого, отсутствие возможности состязания с обвинителем (подсудимый - объект процесса); слияние защиты с обвинением и разрешением дела, сосредоточение этих функций в руках одних и тех же лиц. Розыск применялся при рассмотрении наиболее серьезных уголовных дел, в том числе по политическим преступлениям. Его введение было обусловлено стремлением не столько найти истину, сколько быстро и жестоко расправиться с «лихими» людьми, т.е. опасными преступниками (разбойники, «душегубы»), «Лихой» человек - не только уличенный преступник, лицо неблагонадежное, с дурной славой, которое «облиховали» «добрые» люди, т.е. благонамеренные бояре, мнение которых заслуживало доверия, которые выступали свидетелями «доброй славы» («послухами», поручителями) [5, с. 175].

Становление розыскной формы процесса осуществлялось за счет совершенствования системы доказательств. Развивалась формальная оценка доказательств: преобладала количественная составляющая при представлении доказательств в суде; при рассмотрении доказательств учитывалось происхождение, статус и положение свидетелей; все доказательства делились на абсолютные (неоспоримые) и относительные (оспоримые), к первым относилось собственное признание, ко вторым - остальные. Основными видами доказательства вины являлись: а) «повальный обыск» - массированный допрос местного населения с целью выявить очевидцев преступления, провести процедуру «облихования»; б) поличное, изъятие вещественных доказательств «из-под замка»; в) личное признание под пыткой - способ «выявления истины» при розыске (по Судебнику 1497 г.); применение и продолжительность которой определялись «усмотрением судьи» (по Судебнику 1550 г.). В ходе разбирательства особую роль играли допросы и очные ставки; отыскание поводов для применения пытки - цель сбора доказательств. В Судебнике 1550 г. доказательством выступал опрос «добрых» людей, свободных людей, бояр (Ст. 12-13). Показаний двух свидетелей было достаточно для допроса под пыткой (ст. 25) [15, с. 42; 17, с. 23].

Повальный обыск - массовый опрос населения, иногда свыше ста человек, о факте преступления и личности преступника [8, с. 151]. По делу опрашивались все взрослые люди: кто совершал преступления, кто предоставлял разбойникам приют. Результаты повального обыска подсчитывались, и сторона, которая получала больше ответов в ее пользу, выигрывала дело. При повальном обыске не требовалось, чтобы опрашиваемое лицо было очевидцем. Достаточно, чтобы оно знало о происшедшем понаслышке или было убеждено в достоверности сообщаемого. Если подсудимого облиховали (обвинили) единогласно - приговор был смертным, если большинством голосов - преступника ожидало тюремное заключение на неопределенный срок, даже если он не признал своей вины. Одним облихованием суд не кончался, судьи добивались, чтобы сам подсудимый признавался в преступлении, ибо собственное признание считалось царицей доказательств. Облихован- ного пытали, заставляли выдать своих сообщников, признаться в других преступлениях (глава X Соборного Уложения 1649 г.) [15, с. 53- 90; 5, с. 267]. Процедура «повального обыска» являлась условием для определения тяжести правонарушения [8, с. 194]. Признание подозреваемого «ведомо лихим человеком» обозначало особую опасность совершенного им преступления, а также личности самого виновного.

Тенденцией развития судебного процесса в XV - XVII вв. стало постепенное увеличение значения «розыска» в ущерб «суду», замена обвинительно-состязательной формы инквизиционной. При Петре I розыскной процесс был введен для уголовных и гражданских дел, господствовала формальная теория оценки доказательств. Указ от 21 февраля 1697 г. предусматривал отвод свидетелей, но только ответчиком. Не предполагалось возможности выставления свидетелей ответчиком, иначе возник вопрос об их отводе истцом. Права истца и ответчика неравны. При отсутствии свидетелей необходимо было личное участие сторон в принесении церковной присяги («у веры быть»). Указ говорил, что крест должен целовать только сам ответчик [15, с. 138-139]. Указом «О форме суда» 1723 года обвинительная форма процесса была восстановлена для разбора гражданских и мелких уголовных дел [15, с. 204-205]. В XVIII - первой половине XIX вв. существовала сословная система судопроизводства, недостатками которой являлись взяточничество и волокита.

Судебные уставы 20 ноября 1864 г. установили современную состязательную форму судопроизводства, введя такие принципы правосудия, как состязательность, равноправие сторон, выборность, несменяемость судей, бессословность и гласность судебного процесса. Важным звеном правосудия, наряду с судом присяжных, прокуратурой и адвокатурой, стал мировой суд, призванный разгрузить общие суды [15, с. 239-244]. В современной России заимствована дореволюционная состязательная форма судопроизводства, основанная на указанных принципах.

Список литературы

1 .Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV началаXVI вв. Т. III. М., 1964.

Амплеева Т.Ю. По Закону Русскому. М., 2006. С. 160; Амплеева Т.Ю. Розыскной процесс в Московском государстве // Закон и право. 2007. № 2.

Бобровский О.В. Досудебный процесс по Русской Правде // Право и политика. 2007. № 9.

История органов внутренних дел / под ред. Р.С. Мулукаева. М., 2004.

История отечественного государства и права. Ч. 1: учебник / под ред.

О.И. Чистякова. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2007.

Кармановский М.С. Развитие русского уголовного законодательства в XV - XVII веках // История государства и права. 2008. № 5.

Колоколов И.А. История российского правосудия. М.: ЮНИТИ-ДАНА,

2009.

Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. История. Документы. В 6 томах. Т. 1: Начало формирования судебной власти. М.: Мысль, 2003.

Момотов В.В. «Божий суд» Средневековья глазами современника // Правоведение. 2002. № 5 (244).

Мухаметшин А.Ф. Правовые основы раскрытия и пресечения преступлений на Руси (X — XVI вв.) // История государства и права. 2010. № 3.

Назарова Н.Л. Вопросы юридической оценки хищения чужого имущества в России: исторический аспект // История государства и права. 2008. №

10.

Российское законодательство X — XX вв. В 9 томах. Т. 1. / под ред.

О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1984.

Перякина М.П. Институт очной ставки: история развития и современное состояние // История государства и права. 2007. № 13.

Рубаник В.Е. Суд в Древней Руси: этапы формирования и некоторые проблемы изучения // История государства и права. 2012. № 20.

Хрестоматия по истории государства и права России: учеб. пособие / сост. Ю.П. Титов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.

Челъцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. СПб.: Альфа; Равенна, 1995.

Чернявская Т.А. Законодательные памятники России до 1917 года. Судебник 1550 года: учеб. пособие. Н. Новгород: Изд-во Нижегород. юрид. ин-та МВД РФ, 1998.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ