СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Отдельные аспекты механизма защиты избирательных прав


ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МЕХАНИЗМА ЗАЩИТЫ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ

Мастюкое Н. Ю.,

аспирант НИУРАНХиГС, г. Нижний Новгород

Избирательный процесс в Российской Федерации имеет «непрерывный характер», обусловленный необходимостью формирования органов власти разного уровня (федеральных, региональных и местных). Отсюда в избирательном процессе просто чисто из правил формальной логики ситуации, связанные с различного рода ограничениями избирательных возможностей граждан, являются неким рядовым неизменно присущим явлением. А государство, ставящее себя гарантом прав граждан, является базовым механизмом защиты.

Ключевые слова: избирательные споры; защита избирательных прав; охрана избирательных прав; ответственность; деликтная деятельность; избирательная ответственность; латентность.

Непосредственно выборы, как отмечает А.Г. Орлов, представляют собой «основную форму волеизъявления населения, форму реализации народного суверенитета как одного из конституционных принципов» [2, с. 234].

Если государство претендует на то, чтобы избирательное право этого государства и механизм его реализации претендовали на статус избирательной системы развитого государства, то необходимо существование не только материальных норм, закрепляющих общие принципы избирательного права и процесса, но также системы органов публичной власти, которые будут разрешать избирательные конфликты и при этом не будут вызывать сомнений в своей честности и беспристрастности, то есть прозрачной системы публичных органов.

Избирательные споры являются разновидностью защиты прав граждан, в частности избирательных, отсюда считаем целесообразным разобраться со значением института «защита избирательных прав».

Существуют два синонимичных института - «защита» и «охрана». Одна группа авторов (Н.В. Витрук, Н.А. Боброва) рассматривают эти институты как тождественные [5, с. 194, 200; 3, с. 95].

Другие (В.Н. Бутылин, М.В. Пучкова) подразумевают разграничение указанных институтов: если охрана включает меры, которые направлены на превенцию нарушения права, устранение причин, которые их порождают, то защита в свою очередь выражена принудительным способом реализации права, которое применяется по заранее определенной процедуре определенными юрисдикционными органами для компенсации состояния, существовавшего до нарушения права [4, с. 83; 17, с. 13].

Нельзя отождествлять эти термины в абсолюте, что четко видно даже с лингвистической точки зрения:

«охранять» - оберегать, относиться бережно, стеречь»[14, с. 484];

«защитить» - «охраняя, оградить от посягательств [14, с. 228].

Под охраной гражданских прав можно понимать систему мер,

которые обеспечивают стабильное осуществление права. Под целями охраны права можно понимать механизм превенции правонарушения, надзор за тем, чтобы субъекты права действовали по установленному законом порядку, кроме того, осуществление мероприятий для восстановления права, которое было нарушено, и, наконец, реализация механизма принуждения со стороны государства. К охране можно отнести весь комплекс мер политического, экономического, организационного, правового и какого-либо другого характера, которые преследуют цель создания комплекса условий для реализации субъективных прав субъектов избирательного права [1].

М.А. Рожкова считает, что «охрана гражданских прав - это «деятельность, осуществляемую законодательными и исполнительными органами государства в целях нормализации имущественного оборота, обеспечения беспрепятственного осуществления гражданами и юридическими лицами их субъективных прав, объединяющая правовые, экономические, политические, организационные и иные меры» [18].

Под охранительными правовыми мерами в широком смысле можно понимать меры, благодаря которым происходит обеспечение развития гражданских прав как в нетронутом состоянии, то есть тех, которые не были нарушены, так и восстановление уже нарушенных прав либо тех, которые находятся в конфликтном состоянии [7].

В деятельность государственных органов по охране и обеспечению гражданских прав можно включить как их деятельность по превенции нарушения, так и деятельность по восстановлению состояния, которое было до нарушения [13, с. 58].

Под охраной в узком смысле (то есть как защиты) принято понимать меры и средства, которые предусмотрены законом и направлены на компенсацию гражданских прав. При варианте, когда нарушение права уже произошло, имеет место защита права [13, с. 58]. В Конституции РФ сказано в статье 2, что зашита избирательных прав - это «обязанность государства», кроме того, граждане обладают возможностью по защите своего права всеми способами, которые не запрещены законом (статья 46 Конституции РФ), а эта процедура имеет место исключительно отдельными уполномоченными юрисдикциями (статья 53 Конституции РФ).

Наиболее емкое и объективное определение защиты избирательных прав принадлежит Матейковичу М.С., которое мы возьмем за основу: «Защита избирательных прав граждан - это принудительный механизм реализации прав граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, участвовать в иных избирательных действиях, обеспечиваемых межгосударственными организациями, органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, иными организациями, самим гражданами посредством предотвращения нарушений избирательных прав, устранения препятствий их реализации либо восстановления нарушенного права иными способами» [12, с. 89].

Систематизируя способы защиты избирательных прав граждан, М.С.

Матейкович выделяет пять базовых из них:

самозащита прав и свобод;

государственная защита прав и свобод;

муниципальная защита прав и свобод;

общественная защита прав и свобод;

международная защита прав и свобод [12, с. 89].

С другой стороны, он же выделяет три способа защиты по их стадии (этапу):

восстановление избирательных прав;

пресечение деяний либо отмена решения, нарушающего избирательные права;

привлечение субъекта к юридической ответственности [12, с. 168]. Говоря о механизме защиты избирательных прав, стоит помнить о

том, что он, прежде всего, связан с государственной защитой прав и свобод. При этом Охотников Р.А.

выделяет следующие виды защиты:

применение юридической ответственности к нарушителям избирательного законодательства (уголовной, административной, конституционной);

разрешение избирательных споров (досудебном и судебном порядке);

подача обращений в избирательные комиссии без инициирования избирательных споров (пункт 4 статьи 20 ФЗ «Об основных гарантиях»);

конституционный контроль избирательного законодательства по жалобам граждан [15, с. 64].

Под ответственностью за деликтную деятельность в отношении норм электоральных законов можно понимать обязанность правонарушителя претерпевать неблагоприятные для него последствия в виде наказания, выражающегося в определенном спектре мер правоограничительного характера (санкций), применяемых специальными юрисдикциями [19, с. 58-59].

За деликтную деятельность по нарушению избирательного законодательства и избирательных прав граждан предусмотрены следующие виды ответственности:

ответственность по избирательному праву (конституционноправовая);

административная ответственность;

уголовная ответственность [9, с. 5].

Среди видов ответственности особый интерес представляет такой вид ответственности, как конституционная. В действующем законодательстве понятие конституционно-правовой ответственности не формализовано.

Являясь особым видом ответственности, конституционноправовая ответственность обладает как общими, так и частными признаками ответственности, что обусловлено ее тесной связью с таким видом ответственности, как политическая ответственность. А кроме того, конституционно-правовая ответственность обладает ярко выраженным публично-правовым характером [11, с. 385^02].

Несмотря на то, что в законодательных актах конституционноправовая ответственность (как, например, уголовно-правовая, административно-правовая, гражданско-правовая) не выделена как отдельный институт, ее существование вполне четко обосновано на доктринальном уровне, а также в судебной практике высшей инстанции, такой как КС РФ [16].

В целом можно сказать о том, что как таковая конституционноправовая ответственность не может быть поставлена в один ряд с иными видами ответственности.

Несмотря на то, что специфические аспекты данного вида юридической ответственности еще досконально не исследованы, мы считаем, что выделение отдельных нетривиальных черт вполне целесообразно и уместно:

«она не только строится на запрете определенного поведения, но и вызывает к жизни позитивную ответственность, требует от субъектов права активного поведения для достижения общественно полезных целей;

субъектами конституционной ответственности выступают как физические лица, так и коллективные образования;

на первый план в конституционно-правовой ответственности выходит правовосстановительная функция;

санкции в конституционно-правовой ответственности сами по себе не носят ни карательного в понимании уголовного права, ни компенсирующего характера;

применение к виновному лицу другого вида ответственности нередко влечет применение мер и конституционно-правовой ответственности;

конституционно-правовая ответственность часто носит ярко выраженный политический характер» [6, с. 9-12].

Особым случаем проявления конституционно-правовой ответственности является ответственность по избирательному праву, которая составляет особый субинститут, обусловленный особым предметом регулирования.

Названный вид ответственности также может быть охарактеризован своей ретроспективной сущностью, то есть негативным видом юридической ответственности, что имеет свое выражение в отрицательной оценке государством конкретного деяния, что основывается как на юридическом, так и на общественном осуждении правонарушения, а также наступлении в особом процедурном порядке определенных специальным органом каких-либо последствий для правонарушителя в виде конституционно-правового принуждения, а также реализации санкций к субъекту, виновному в совершении данного правонарушения [22, с. 7].

Использование термина «избирательная ответственность» представляется не совсем корректным.

Чтобы тот или иной вид ответственности мог быть признан самостоятельным видом ответственности, он должен характеризоваться наличием целого ряда специфических признаков:

основания ответственности;

санкции;

субъекты ответственности;

источники ответственности.

Очевидно, что такой вид ответственности как избирательная ответственность не обладает названными признаками. Отсюда вывод очевиден - можно говорить лишь об особом случае применения конституционно-правовой ответственности в избирательном праве. Конечно, определенные специфические особенности у конституционно-правовой ответственности в данном случае очевидны, но мы не видим в этих особенностях что-то настолько специфическое, чтобы говорить о новом виде ответственности, особенно учитывая тот факт, что сама по себе конституционно-правовая ответственность не является надлежаще обособленным видом ответственности на законодательном уровне [8].

Стоит отметить справедливую позицию Штурнева А.Е., что перечень мер конституционно-правовой ответственности достаточно широк, отдельные меры одновременно обладают как карательными, так и правовосстановительными элементами [8].

В частности, меры защиты избирательных прав, реализуемые путем обжалования, являются правовосстановительными мерами в чистом виде.

Заметим, что отождествление института избирательных споров с процедурой привлечения к ответственности не следует, так как не всегда при привлечении к ответственности имеет место конфликт (наличие второй стороны). Исключением являются лишь смежные меры конституционно-правовой ответственности в случае наличия избирательного спора.

Под институтом административной ответственности можно понимать некий «рычаг», который обеспечивает то, что императивные требования, которые определены федеральным избирательным законодательством, будут соблюдаться. На всех уровнях выборы, исходя из их природы, определенной конституционно-правовым содержанием, могут быть охарактеризованы как форма непосредственного народовластия, которое имеет своей целью сформировать органы государственной власти и местного самоуправления. Важно понимать, что даже на абстрактном уровне абсолютно любое несоблюдение установленных правил либо выход за определенные законодательством границы может привести к тому, что реальная вольная народа будет искажена, а также базовые конституционные права граждан будут нарушены, что недопустимо [20, с. 30-35].

Любая ответственность имеет свое основание, которым выступает деликт (правонарушение), а его можно дефинировать по следующим аспектам:

противоправность действия (бездействия);

виновность действия (бездействия);

совершается физическим либо юридическим лицом;

наказуемость, то есть установление ответственности по нормам законодательства Российской Федерации или ее субъектов. Определение противоправности деяния происходит посредством

диспозиции статьи КоАП РФ (находящейся в его Особенной части), а также через отсылки к другим законам и нормативным актам. Так как сам по себе КоАП РФ является лишь косвенным источником электорального права, «положения о запрете совершения действий, подпадающих под составы административных правонарушений, или, наоборот, требования к совершению действий, за неисполнение которых определена ответственность, должны содержаться в законе или норма- тивно-правовом акте, регулирующем проведение выборов или референдумов» [20, с. 30-35].

Уголовный кодекс Российской Федерации [21] (далее - УК РФ) включает определенные нормы, которые определяют ответственность за наиболее тяжелые незаконные действия в ходе электоральной процедуры:

статья 141 УК РФ (воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий);

статья 141.1 УК РФ (нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума);

статья 142 УК РФ (фальсификация избирательных документов, документов референдума);

статья 142.1 УК РФ (фальсификация итогов голосования). Статистика свидетельствует о немногочисленности уголовных

дел, которые заканчиваются чаще всего прекращением производства или вынесением условного наказания.

По очевидным причинам, количество преступлений в ходе выборов скорее носит исключительный характер по причине их высокой степени латентности и в связи с тем, что зачастую предварительное следствие носит финишный характер и не развивается дальше. Уровень правовой культуры участников электорального процесса, а также особенности ментальности сотрудников правоохранительной системы и судей приводят к тому, что данные преступления просто не оцениваются должным образом и считаются малозначительными [10].

Рассмотрение и разрешение избирательных споров в Российской Федерации принадлежит различным юрисдикциям. Разрешение избирательных споров возможно в двух вариантах - административном и судебном.

Список литературы

Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М., 2010.

Баглай М.В., Лейбо Ю.И., Энтин Л.М. Конституционное право зарубежных стран. М., 2009. С. 234.

Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 95.

Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод граждан // Журнал Российского права. 2001. № 12. С. 83.

Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе / под ред. Патюлина В.А. М., 1979. С. 194,200.

Гошуляк В.В. Теоретико-правовые проблемы конституционно-правовой ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 24. С. 9- 12.

Гражданское право современной России. Очерки теории / под ред. Н.М. Коршунова. М., 2006. С. 332-334.

Иванова Ю.А. К вопросу о соотношении конституционно-правовой и уголовной ответственности в сфере защиты избирательных прав граждан // Общество и право. 2009. № 2.

Игнатенко В.В., Ищенко Б.П. Юридическая ответственность за нарушение избирательного законодательства. М., 1999. С. 5.

Колюшин Е.И. Выборы и избирательное право в зеркале судебных решений. М., 2010.

Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 385^102.

.Матейкович М. С. Защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. М., 2003. С. 89.

13 .Мезгрин Б.Н. Состав механизма охраны прав граждан // Гражданско- правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977. С. 58.

Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. М. С.

484.

Охотников Р.А. Избирательные споры: понятие, структура, порядок рассмотрения: дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2006. С. 64.

Постановление Конституционного Суда РФ от 15.01.2002 № 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и статьи 92 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина А.М. Траспова» // Российская газета. 22. 01. 2002. № 12.

Пучкова М.В. Обеспечение прав граждан органами управления союзной республики. М., 1987. С. 13.

Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М., 2006.

Табиханов АД. Проблемы ответственности за нарушение избирательного законодательства // Академический юридический журнал. 2000. № 1. С. 58-59.

Тарабан Н.А. К вопросу об административной ответственности за нарушение избирательного законодательства // Государственная власть и местное самоуправление. 2012. № 1. С. 30-35.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года№ 63- ФЗ // СЗ РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.

Штурнев А.Е. Конституционно-правовая ответственность за избирательные правонарушения в Российской Федерации: общеправовая и юридическая природа: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток. С. 7.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ