СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Вопросы регулирования мирового соглашения в процессуальном законодательстве


Окань В.А.

студент юридического факультета Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала

Научный руководитель Колесникова М.М.

доцент кафедры гражданского права и процесса Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии,

к.ю.н.

В настоящее время все более широкое распространение получают так называемые «медиативно-примиренческие» процедуры, конструкции. Пожалуй, базовым среди них является институт мирового соглашения, регулируемый ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и ст. ст. 49, 138-142 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ). «Такое законодательное решение соответствует российским традициям регламентации этого института со времен Устава гражданского судопроизводства 1864 года и до наших дней». •

Большинство юристов в своих работах определяют мировое соглашение как судебный (процессуальный) институт и рассматривают его в качестве процессуального договора о прекращении производства по делу на согласованных сторонами условиях. «.А утверждение судом мирового соглашения, по мнению многих советских и современных исследователей, выступает как один из способов судебной защиты права.».

Как известно, к важнейшим функциональным принципам гражданского и арбитражного судопроизводства относится диспозитивность. Этот принцип связывает возникновение, изменение и прекращение гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных отношений, в первую очередь, с распорядительными действиями сторон спорного материального правоотношения. Среди которых выделяют действия

истца по отказу от иска, увеличению и изменению размера исковых требований, изменению предмета или основания иска; ответчика - по признанию иска и сторон - по заключению мирового соглашения.

Важно отметить, что распорядительные права сторон не являются абсолютными и реализуются под контролем суда. «.Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ).». Так, суд в определении должен указать, «что мировое соглашение, достигнутое сторонами, не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц, оснований, препятствующих его утверждению, не имеется». Поскольку наличие утвержденного судом мирового соглашения является основанием для отказа в принятии искового заявления или прекращения производства по делу согласно ст. ст. 134, 220 ГПК РФ, «предполагается, что законодатель должен обеспечивать адекватный механизм защиты и в положении, когда мировое соглашение уже утверждено судом». В ином случае сторона будет вынуждена претерпевать меры принудительного исполнения, не имея возможности возражать против их применения.

В работах ученых и юристов-практиков не раз поднималась тема

усовершенствования законодательного закрепления института мирово- И го соглашения. В соответствии с тем, что АПК РФ включает в себя целую главу -главу 15. Примирительные процедуры. Мировое соглашение, раскрывающую порядок заключения, форму и содержание, утверждение и исполнение мирового соглашения, ГПК РФ настоятельно нуждается в перенесении и в гражданский процесс таких положений. Так, «не прописан порядок «овеществления» условий мирового соглашения: ни по форме, в которую стороны облекают свое решение, ни по содержанию, основываясь на котором стороны согласились урегулировать спорные вопросы путем определения для себя «по-новому» прав и обязанностей». Кажется необоснованным уделить мировому соглашению в рамках гражданского процесса лишь три статьи, ограничиваясь общими положениями, что требует более детального подхода со стороны законодателя.

Специфичной проблемой стала возможность мирного урегулирования производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Она не имеет однозначного решения в процессуальной науке, и, как следствие, в законодательстве и судебной практике. Что касается гражданского судопроизводства, то «такая возможность, как правило, отрицается.» Согласно п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», «по делам данной категории суд не вправе утвердить мировое соглашение между заявителем и заинтересованным лицом, поскольку в этом случае судом проверяется законность оспариваемых решений, совершенных действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, и на решение этого вопроса не могут повлиять те или иные договоренности между заявителем и заинтересованным лицом».

В арбитражном судопроизводстве возможность урегулирования публичных споров мирным путем не отрицается. В соответствии со ст. 190 АПК РФ, «экономические споры, возникающие из административных • и иных публичных правоотношений, могут быть урегулированы сторона- И ми путем заключения соглашения или с использованием других примирительных процедур, если иное не установлено федеральным законом». Однако, по мнению М.А. Рожковой законодатель не зря использует формулировку «соглашение», которое в порядке ст. 190 АПК РФ имеет особую правовую природу, заключение же «мирового соглашения» как гражданско-правовой сделки в процессуальной форме, невозможно.

Как отмечает О.В. Баулин, зачастую на практике суды не воспринимают различие в терминологии и довольно часто именуют соглашения, заключаемые по делам, возникающим из публичных отношений, мировыми, и подтверждают право участников на заключение именно мирового соглашения. К тому же, согласно ч. 2 ст. 150 АПК РФ, основанием для прекращения производства по делу являются именно мировые соглашения (без оговорки о каких-либо других соглашениях). Свое мнение высказывали Е.В. Русинова и Е.М.

Цыганова, которые пришли к выводу о том, что заключенное мировое соглашение по делам, возникающим из публичных правоотношений, будет допустимо:

Если материальное законодательство в публичной сфере допускает установление прав и обязанностей сторон по воле участников правоотношения.

Если мировое соглашение полностью соответствует императивным предписаниям закона, не изменяет существующего между сторонами правоотношения, а лишь констатирует его бесспорность». Так, этим они определяют критерии допустимости судебных соглашений для государственного органа, органа местного самоуправления, должностного лица, не выделяя при этом какую-либо специфику соглашения.

По мнению А.В. Иванова, по многим публичным делам (например, по делам об административных правонарушениях) заключение соглашений невозможно в принципе, по другим такая возможность существует. «.Так, по смыслу Налогового кодекса Российской Федерации погашение налогового обязательства возможно только в той форме, которая определена в названном Кодексе (как правило, это уплата налога). Вместе с тем названный Кодекс допускает возможность изменения срока уплаты

налога.».

И Мировое соглашение всегда было одной из форм проявления диспо-зитивности сторон, вследствие чего имеет особую актуальность и требует повышенного внимания к существующим вопросам. Мировое соглашение выступает одним из основных путей добровольного урегулирования арбитражного или гражданского спора без применения государственного принуждения, что, несомненно, снижает нагрузку на судебный аппарат и открывает возможности для сторон для более выгодного сотрудничества. Комплексное его совершенствование должно быть направлено на обеспечение благоприятных законодательных условий для достижения и оформления достигнутого примирения.

Табаков А.В.

доцент кафедры физического воспитания Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения, подполковник таможенной службы в отставке,

к.ю.н.

СУДЕБНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ, РАССМАТРИВАЕМЫХ В СУДАХ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ: ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ПРАВОВОГО ИНСТИТУТА СУДЕБНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

В числе генеральных направлений (ориентиров) развития отечественной правовой системы - гарантированная Конституцией Российской Федерации судебная защита прав и свобод личности. Одним из правовых институтов, обеспечивающих гражданам такую защиту, является судебное представительство в гражданском процессе. *

Представительство в суде - процессуальная деятельность, которая '' осуществляется от имени и в интересах лиц, участвующих в деле. В современном гражданском процессе значение судебного представительства значительно выросло. Возрастающие потребности общества в квалифицированной юридической помощи связаны с увеличением количества и появлением новых категорий сложных в юридическом отношении дел, требующих высокой квалификации участников при их рассмотрении.

Граждане, являющиеся основной категорией участников по гражданским делам, рассматриваемых в судах общей юрисдикции, более всего нуждаются в профессиональной юридической помощи со стороны представителей. Вместе с тем расслоение общества по финансовым возможностям ограничивает круг лиц, которые могут позволить себе судебные расходы, связанные с судебным представительством, даже если перспективы судебного процесса позволяют с высокой вероятностью утверждать о последующем взыскании этих расходов со стороны. В этой связи представляется актуальным работа по совершенствованию правового института судебного представительства в гражданском процессе,

направленная на снижение финансовых и (что немаловажно) временных издержек участников судебных разбирательств.

Частью 1 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) определено, что граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей, при этом личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя. Согласно части 1 статьи 53 ГПК РФ полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Часть 2 статьи 53 ГПК РФ уточняет требования, предъявляемые в гражданском процессе к доверенностям, выдаваемым гражданами.

Такие доверенности могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо перечисленными ниже лицами:

организацией, в которой работает или учится доверитель;

товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным или иным специализированным потребительским кооперативом, осуществляющим управление многоквартирным домом, управляющей организацией по месту жительства доверителя;

администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находится доверитель;

администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором доверитель находится на излечении;

командиром (начальником) соответствующих воинских части, соединения, учреждения, военной профессиональной образовательной организации, военной образовательной организации высшего образования, если доверенности выдаются военнослужащими, работниками этих части, соединения, учреждения, военной профессиональной образовательной организации, военной образовательной организации высшего образования или членами их семей;

начальником места лишения свободы, если доверенности выдаются лицами, находящимися в местах лишения свободы.

Анализ приведённого выше списка лиц, которые в соответствии гражданско-процессуальным законодательством могут удостоверять выдаваемые гражданами доверенности представителям в суде, подвёл нас к следующему вопросу: а почему полномочия представителя в гражданском процессе не могут быть оформлены самим судом?

В порядке, предусмотренном частью 2 статьи 161 ГПК РФ, председательствующий устанавливает личность явившихся участников процесса, проверяет полномочия должностных лиц, их представителей. Представляется, что отсутствуют какие-либо затруднения для того, чтобы, установив личность представляемого лица, суд принял его заявление о предоставлении необходимых полномочий, связанных с судебным представительством, другому лицу (представителю). Такое заявление можно оформить соответствующей записью в протоколе судебного заседания. После принятия судом такого заявления и установления личности представителя последний стал бы полноправным участником гражданского процесса.

Характерно, что подобным образом вопрос оформления полномочий представителей решён в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - АПК РФ). Частью 4 статьи 61 АПК РФ установлено, что полномочия представителя наряду с доверенностью могут быть выражены в заявлении представляемого, сделанном в судебном заседании, на что указывается в протоколе судебного заседания.

С учётом обстоятельств, изложенных в начале настоящего доклада, предлагаем в порядке delegeferenda ввести аналогичную правовую норму в ГПК РФ, дополнив её для полной определённости положением о том, что в случае судебного оформления полномочий представителя предоставление доверенности не требуется. Такая новелла будет способствовать снижению материальных и временных издержек участников дел, • рассматриваемых в судах общей юрисдикции, а значит, в целом оптими- И зации института судебного представительства в гражданском процессе. Представляемый и представитель, минуя нотариальную контору и не оза-бочиваясь удостоверения доверенности в ином, предусмотренном законом порядке, могли бы сразу прийти в судебное заседание и приступить к судебному разбирательству. Возможно, с нашим предложением не согласятся только некоторые представители нотариального сообщества, которые усмотрят снижение доходов от нотариальных сборов. Однако и нотариусы тоже судятся.








МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ