СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Правовой статус органов юридического лица в контексте реформы гражданского законодательства российской федерации


ПРАВОВОЙ СТАТУС ОРГАНОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В КОНТЕКСТЕ РЕФОРМЫ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В рамках реформы гражданского законодательства были внесены изменения в гл. 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), которые, в частности, затронули положения ГК РФ, регламентирующие правовой статус органов юридического лица.

В абз. 1 п. 1 ст. 53 ГК РФ органы юридического лица приравнены к его представителям. Подобная позиция законодателя не соответствует сложившемуся в гражданско-правовой науке подходу, сторонники которого рассматривают орган юридического лица как его часть, а его действия - как действия самого юридического лица. Аналогичной точки зрения ранее придерживался Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, который указывал на то, что органы юридического лица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и, следовательно, выступать в качестве представителей юридического лица в гражданско-правовых отношениях. Соответственно действующая редакция ст. 53 ГК РФ подвергается критике: ссылка в п. 1 ст. 53 ГК РФ на п. 1 ст. 182 ГК РФ даже расценивается как юридико-техническая ошибка.

Вопрос о соотношении категорий «орган юридического лица» и «представитель юридического лица» актуален в первую очередь для единоличных исполнительных органов юридических лиц. Надо полагать, директор хозяйственного общества является именно органом юридического лица, через который организация принимает участие в гражданском обороте и который действует от имени юридического лица без доверенности.

Вместе с тем есть ряд весомых доводов в пользу распространения действия норм ГК РФ о представительстве на органы юридического лица. Прежде всего, это позволит защитить интересы юридического лица от недобросовестных действий его органов. Например, единоличный исполнительный орган теперь не вправе отчуждать имущество юридического лица в свою пользу или в пользу другого лица, представителем которого он одновременно является, так как такая сделка может быть оспорена юридическим лицом при нарушении его интересов (п. 3 ст. 182 ГК РФ). Ранее лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа нескольких юридических лиц и заключившее договор между двумя юридическими лицами от их имени, не признавалось представителем обеих сторон в сделке.

Наделение органов юридического лица правовым статусом его представителей взаимосвязано с введением ст. 53.1 ГК РФ, конкретизирующей и развивающей положения об ответственности органов юридического лица за виновно причиненные

юридическому лицу убытки. Представляя собой самостоятельный субъект ответственности перед юридическим лицом, орган не может рассматриваться как его неотъемлемая часть.

Однако воля законодателя в данном случае не нуждается в неоправданно широкой интерпретации. Так, признание необходимости в выдаче органу доверенности на представление юридического лица определенно будет излишним. Нецелесообразно рассматривать как представителя общее собрание участников корпорации. Вне всяких сомнений, представленная законодательная новелла требует уточнения и гармонизации с другими положениями ГК РФ.


Н.С. Чиженков, студент ЮИ ТГУ Научный руководитель - канд. юрид. наук, доцент Т.Ю. Баришпольская





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ