СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Об актуализации уголовно-правовых исследований деяний, преступность которых исключается


В статье рассматриваются вопросы, связанные с необходимостью и своевременностью проведения уголовно-правовых исследований обстоятельств, исключающих преступность деяния. Актуализируются некоторые направления таких исследований.

Ключевые слова: обстоятельства, исключающие преступность деяния; деяния, преступность которых исключается.

Проблема отграничения преступного поведения от непреступного является фундаментальной проблемой уголовно-правового регулирования, решение которой предопределяет формирование содержания всего нормативного материала уголовного законодательства. Традиционно основным способом ее решения принято считать установление уголовно-правовых запретов на совершение тех или иных общественно опасных деяний. Между тем таким же традиционным является и другой способ - исключение преступности содеянного, наказуемого при прочих равных условиях в силу его специфических социально-правовых характеристик. Неприступность такого рода формально уголовнопротивоправных деяний, именуемых обычно «обстоятельствами, исключающими преступность деяний», объявляется дополнительными к уже существующим и сохраняющим силу запретам нормативными установлениями. И, как свидетельствует опыт отечественного и зарубежного уголовного законодательства, государство и общество всегда возлагают определенные надежды на то, что с помощью таких установлений будут решаться задачи уголовной политики в целом.

В Уголовном кодексе 1996 года число статей российского уголовного закона, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния, возросло в три раза. Наряду с известными с давних времен необходимой обороной и крайней необходимостью в настоящее время законодательное признание получили причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Однако качественная характеристика и самих норм об этих обстоятельствах, и особенно практики их применения вызывает у специалистов озабоченность. Последняя объясняется не только общепризнанной невысокой степенью реализации нормативного материала гл. 8 УК РФ, но и нередко имеющим место прямо противоположным эффектом его применения. Призывая граждан к защите правоохраняемых благ и законных интересов, к достижению тех или иных общественно полезных результатов путем провозглашения неприступности установленных законом способов, нормы гл. 8 УК РФ не предусматривают при этом надежных гарантий однозначной уголовно-правовой оценки содеянного. Надо отметить, что появившееся 27 сентября 2012г. постановление Пленума Верховного Суда РФ N 19 "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" хоть и стало значительным событием, однако не разрешило проблем, возникающих в правоприменительной деятельности. Это, в свою очередь, порой приводит к тому, что либо преступниками признаются те, кто на самом деле действуют во благо интересов общества и государства, либо при этом необоснованно причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам.

Проблема деяний, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости, обычно рассматриваемая через призму обстоятельств, исключающих преступность деяния, достаточно широко освещается в научной литературе по уголовному праву. Начиная с фундаментальных трудов, посвященных этой проблематике, изданных в 50-70 гг. прошлого столетия (М.С. Гринберг, С.А. Домахин,

В.Ф. Кириченко, В.Н. Козак, А.Н. Красиков, Н.Н. Паше-Озерский, И.И. Слуцкий, И.С. Тишкевич, Т.Г. Шавгулидзе), она и в части исследования отдельных обстоятельств, и в части исследования их совокупности нашла свое яркое отражение на страницах специальной литературы в последующие годы (Ю.В. Баулин, Г.В. Бушуев, С.Г. Келина, И.Э. Звечаровский, Э.Ф. Побегайло, Б.В. Сидоров, В.И. Ткаченко, Ю.Н. Юшков, М.И. Якубович). При этом примечательно, что практически всегда в указанные периоды времени в поле зрения специалистов попадали как законодательно признанные необходимая оборона и крайняя необходимость, так и те, которым подобное качество присваивалось собственно теорией уголовного права и судебной практикой (задержание лица, совершившего преступление, профессиональный риск, согласие потерпевшего и т.д.). Весьма достойное внимание деяниям, преступность которых исключается, уделено в науке уголовного права после принятия и вступления в силу УК РФ 1996 г. (В.В.Бабурин, В.А. Блинников, Т.Ш. Зиястова, В.Л. Зуев, Н.Г. Кадников, М.А. Кауфман,

Н.Ш. Козаев, В.В. Орехов, Т.Ю. Орешкина, А.Н. Попов, И.Г. Соломо- ненко, Р.Д. Шарапов). Усилиями названных и многих других авторов теория уголовного права в этой сфере в настоящее время приобрела в достаточной степени зрелое состояние, результаты которого востребованы и законодателем, и правоприменителем.

Однако жизнь не стоит на месте, а практика применения норм гл. 8 УК РФ ставит перед наукой уголовного права новые проблемы. Некоторые же из них, образно говоря, «перешли» из прежнего уголовного законодательства, приобретя более контрастные формы выражения с учетом расширения законодательного перечня обстоятельств, исключающих преступность деяния, и их структурного обособления в рамках УК. К сожалению, за редким исключением анализ нормативноправовой основы таких деяний ограничивается рамками только уголовного закона, и при этом недооценивается роль других отраслей в создании надлежащих гарантий обеспечения их правомерности. По- прежнему малоисследованными в теории уголовного права остаются вопросы юридической природы и социально-правового назначения норм, закрепляющих данную группу обстоятельств, соотношения этих норм с другими, юридически также исключающими преступность деяния (предусмотренными, в частности, в ч. 2 ст. 14, в ст.ст. 20, 21, 28 УК). По сей день недооценивается то принципиальное обстоятельство, что уголовно-правовые предписания в этой области предоставляют право не на совершение самих по себе актов необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, обоснованного риска и т.д., а на причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, и только в этой связи данные акты интересуют уголовный закон. Немаловажно и то, что нормы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, будучи в большинстве своем управомочивающими, то есть рассчитанными на их активную реализацию, с точки зрения законодательной техники оформлены настолько небезупречно, что без дополнительных комментариев и разъяснений малодоступны для правоприменителя, не говоря уже о тех субъектах, которым они адресованы непосредственно.

Все приведенные тезисы свидетельствуют о том, что большая часть из поставленных вопросов осталась не решенной или недостаточно аргументированной, что в свою очередь говорит о необходимости дальнейшей разработки института обстоятельств, исключающих преступность деяния (деяний, преступность которых исключается в силу социальной полезности или необходимости).

Информация об авторе

Пархоменко Светлана Валерьевна - доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин. Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, (664035, г. Иркутск, ул. Шевцова,1, psvetATmail.ru)

УДК 67.408.122

ББК 343.7


С.В. Пархоменко доктор юридических наук, профессор Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ