СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


ТРУД ДЖЕЙМСА БРЭДЛИ ТАЙЕРА «ПРЕЗУМПЦИЯ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО»


Настоящий доклад представляет совой краткое изложение опубликованной в журнале «Г арвардский обозреватель права» статьи правового писателя и преподавателя Джеймса Брэдли Тайера (1831-1902). Доклад содержит результаты попытки исследования работы, проделанной Джеймсом Брэдли Тайером, касательно презумпции и доказательственного права. Невозможно представить себе судебный процесс, будь он уголовным или гражданским или административным, без доказывания чьей-либо правоты или вины. Однако в случае недостаточности доказательств суду не остается ничего иного, как гипотетически считать те или иные обстоятельства произошедшими или же считать ответчика виновным, пока не будет доказано обратное - и эти проблемы показывают актуальность труда Джеймса Боэдли Тайера в наши дни.

Ключевые слова: презумпция; доказательственное право; доказательства; английское право; зарубежная практика.

Джеймс Брэдли Тайер приступает к работе и делает заявление о том, что если природа и место так называемой «презумпции» существуют в праве, то это явление (презумпция) вносит значительный вклад в ясность правовой мысли и особенно помогает восприятии доказательственного права.

Далее Дж. Б. Тайер определяет отношения к презумпциям, которые обычно называют «доказательственным правом». Тайер выясняет, что в данном случае злую шутку играет неправильное понимание слов - в Европе схожи понятия «рассуждения» и «доказательства», в отличии от Англии, где это две различные вещи и презумпции к последнему не относят; а также ввиду того, что в Англии до сих пор распространено жюри (суд присяжных), в то время как на континенте от этой практики отказались лет семьсот-восемьсот назад.

Что представляет собой доказательственное право Англии? Это набор правил, с которыми имеют дело в судебных расследованиях по вопросам наличия фактов, и, по большей части, с исследованиями, где есть спор. Эти правила относятся к способу установления неизвестного, и как правило, оспариваются, по сути, в судах справедливости. Но они не регулируют процесс рассуждения и аргументации, которые иногда могут сойти за «доказательство», если логично обосновывают появление новых фактов с опорой на уже имеющиеся; подобное «доказательство» не меняет уже установленный базис судебного разбирательства. Доказательство есть любой факт, который обоснован с судебной точки зрения иначе, чем рассуждения.

Далее, рассуждая, Дж. Б. Тайер приводит два фундаментальных концепта о доказательствах своего времени. Первый говорит о существовании одного предписания о том, что есть не так уж много правил доказывания в роли предпосылок, задействованных в концепции рациональной системы доказательств, которая отличается от старых формальных и механических систем; ничто не может быть уместным, пока не будет логически доказанным. Второй концепт - все, что не является исключением из правил или принципов права, то будучи логически доказанным оно допустимо. Будучи исторически верными, основные положения, о которых Тайер уже говорил, должны быть в порядке, глубоко сидеть в уме. Если из-за этого приходится пересматривать некоторые сырые части доказательственного права, то так и должно быть.

В то же время, руководствуясь приведенными выше двумя концепциями, Тайер предупреждает, что не нужно впадать в заблуждение, полагая, что актуальность, логическая связь, реальность или предположение являются единственными критериями приемлемости доказательства, и не терять из виду главную роль доказательственного права. Некоторые вещи отклоняются как имеющие небольшое значение или же слишком предсказуемы, отчего теряется связь; другие же могут быть опасны и скорее всего оцениваются судом присяжных (жюри) не так, как положено, или же переоцениваются; ещё одни же вовсе являются опасны по своей значимости для государства; четвертые базируются на голом прецеденте. Как отмечает автор, таким вещам отказывают в роли доказательств, ввиду того что в доказательственном праве они отмечены влиянием коллегии присяжных, которые и породили их.

Право доказывания больше есть существо опыта, чем логики, и мы не можем избежать необходимости отслеживать этот самый опыт. Основанное как рациональная система, по законам, которыми управляют человеческие мысли, и предполагающее отвечать их требованиям, оно не может признавать какое-нибудь другое влияние; это правило распространяется как на порядок древних стран, так и современных. Как автор отмечает, главная обязанность доказательственного права есть определение не сколько того, что является допустимым, а то, что нельзя допускать; и считает, что исходя из принципа работы, в основном доказательства являются задолженностью, которая исключает огромный массив информации. Допустимость определяется, во- первых, по релевантности - дело логики, а не права; во-вторых, но только косвенно, по доказательственному праву, которое, строго говоря, только декларирует вопрос, который логически доказать нельзя.

Уяснив все это, теперь нужно обратить внимание на вещи, которые легко ускользают от внимания; а именно, что большая часть норм материального права выражается, предположительно, в виде primafacia - правила серьезных доказательств. Эта доказательная форма заявления часто приводит к мнению, что вещество предложения также доказательная, а затем к дальнейшему понятию, что, поскольку это доказательство, то оно относится к доказательственному праву. Это ошибка. В мотивированном своде законов, как на родине автора, многое из этого исходит от «intendments» - интерпретации закона. При применении статутного права это также происходит, но гораздо меньше заметно, чем в общем праве.

В большинстве случаях, то, что доказать просто, - то есть имеется основа из логического вывода о существовании одного из конечных фактов, к которым приходят отдельно, - то в первую очередь материальное право прилагает свои последствия, которые сами по себе становятся предметом нормы материального права, и приходится иметь дело с этими самыми определенными последствиями и непосредственными приложениями к нему.

Они прилагаются к нему изначально, потому что это в какой-то степени конечное доказательство на самом деле; в то время как имеющиеся правила обо всем этом покоятся на почве политики. Суды стараются держаться подальше от законодательства, и стараться придерживаться простого управления с действующим законодательством, обращаясь к правилу primafacia. К слову, иногда в некоторых случаях приводится высказывание «верховенство закона исходит из того, что суды и судьи должны иметь свое особое мнение»; но это заблуждение, поскольку это особое мнение может быть ошибочным и доказательственное правило должно иметь какие-нибудь правила для регулирования логического процесса. Было бы правильнее сказать, что верховенство закона требует, чтобы судья останавливаются в процессе для того, чтобы сделать какие-нибудь выводы, или же нет; учесть один факт как законный, как и некоторые другие. Правило фиксирует юридическую силу факта, его правовую эквивалентности с другими. И это не имеет никакого значения в сущности, есть ли распространение этого правила, устранена ли абсолютно или же применяется primafacie: это дает юридическое определение. Такова природа всех правил, чтобы определить юридическую силу фактов, в отличие от логического эффекта. Назначить определенную правовую эквивалентность фактов, есть ли смысл уделять им внимание. Норма презумпции не просто говорит такое-то и такое, что это допустимо и обычно выводится из других фактов, но продолжает говорить, что это значимость должна иметь место всегда, в отсутствие иных обстоятельств, которые должны быть преодолены и презумпция, наконец-то, вменена.

В течение всей своей работы Тайер приходит к следующим выводам: юридические правила часто конфликтуют, и из этих конфликтов нужно извлекать логические выводы; что касаемо правил презумпции, то все они являются правовыми нормами и нет каких-либо важных особенностей касательно предмета доказывания или юридического обоснования, ибо эффект схожий, несмотря на то, что будет использоваться, факты или же законы, в случае с предметом доказывания целесообразно избегать использования всех этих терминов, презумпцию права и презумпцию факта, и их применение не просто бесполезно, это самый худший вариант ввиду создаваемой ими двусмысленности. Проще будет называть судебное признание вероятностей или логических выводов презумпцией, что и делается чаще всего; но это не утверждается как обязательное правило.

В своем сочинении Джеймс Брэдли Тайер показал, и это важно для нас, это необходимо знать при совершении попыток познать зарубежное право, что в их понятии доказательственное право регулирует понятие и систему доказательств, содержание процесса доказывания, компетенцию органов, осуществляющих доказывание, права и обязанности лиц, в нем участвующих, для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовных и гражданских дел; в то время как презумпция используются для разрешения тех случаев, когда при всех имеющихся доказательствах затруднительно либо нецелесообразно установить какой-либо факт, и следует вывод, что презумпция исключает правовые неопределенности, приводящие к приостановлению либо затягиванию судебного процесса.

Списокиспользованнойлитературы

Presumption and Law Of Evidence by James B. Thayer // Harvard Law Review, Vol.

№ 4 (Nov. 1889), pp. 141-166.

Информация об авторе

Ефимов Иван Алексеевич - студент 4-го курса очной дневной формы обучения. Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)» (664011, г. Иркутск, ул. Некрасова, д. 4; e-mail: ilovecaroldanversATgmai.ru). Научный руководитель - Нестолий Вячеслав Геннадьевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса. Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России).

УДК 347.952(476)(043.3)

ББК Х629.217.7


И.А. Ефимов, Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции(РПА Минюста России)





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ