СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Правовое регулирование банкротства граждан в российской федерации


Рассмотрена история развития российского законодательства о банкротстве граждан. Поставлены отдельные научные проблемы конкурсного права: преждевременность введения «потребительского банкротства» в России, наличие правотворческих ошибок в механизме правового регулирования банкротства граждан. Акцентировано внимание на необходимости его совершенствования.

Ключевые слова: конкурсное право; банкротство граждан; реструктуризация долгов гражданина; реализация имущества гражданина.

Институт банкротства действует в Российской Федерации с 1 марта 1993 г. В соответствии с Законом РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»возможными субъектами банкротства призвались «занимающееся предпринимательской деятельностью юридическое лицо, или не образующие юридического лица предприниматели, или гражданин-предприниматель», но не иные физические лица. Хотя исторически банкротство рассматривается именно как банкротство физических лиц, тем не менее практическая возможность признания банкротом данной категории лиц пока исключается в России до сих пор.

Вопрос об источниках правового регулирования банкротства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, имеет в Российской Федерации свою многолетнюю историю, несмотря на то обстоятельство, что признание физических лиц банкротами (так называемое «потребительское банкротство») впервые станет возможным в современной России только с 1 октября 2015 г.

Впервые развернутая система норм о банкротстве граждан была закреплена в Федеральном законе от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»в главе IX «Банкротство гражданина». Предполагалось, что нормы главы IX будут действовать в отношении граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, только после внесения изменений в ГК РФ (п. 2 ст. 185 Закона о банкротстве 1998 г.). Соответствующих изменений внесено не было, поэтому нормы главы IX в отношении граждан утратили силу вместе с Законом о банкротстве 1998 г., так и не вступив в действие.

Действующий в настоящее время Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержит отдельную главу, посвященную банкротству гражданина (глава X), которая подобно закону 1998 г. не вступила в силу вместе со вступлением в действие самого закона. Начало применения главы X в отношении граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, было отложено до вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы (п. 2 ст. 231). В последующем предпринимались отдельные попытки принятия соответствующего специального закона. Так, в частности были подготовлены в разное время несколько законопроектов в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника. И только через

лет после принятия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в закон были внесены соответствующие изменения, выразившиеся в появлении новой редакции параграфа 1 и 2 главы X. Установленный порядок банкротства граждан существенно отличается от ранее предусмотренного варианта правового регулирования. Примечательно, что соответствующие нормы главы X в первоначальной редакции должны утратить силу так и не вступив в действие в отношении граждан.

Новая модель правового регулирования банкротства граждан предполагает введение иных признаков и критериев банкротства гражданина (замена критерия неоплатности критерием неплатежеспособности), применение специальных процедур, рассчитанных исключительно для граждан, а не юридических лиц (реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества гражданина), создание специального порядка банкротства индивидуального предпринимателя и гражданина в случае его смерти.

Первоначально планировалось, что новые правила о банкротстве граждан должны были вступить в силу с 1 июля 2015 г., но в последующем срок был изменен. Предполагается, что институт банкротства граждан в России начнет действовать с 1 октября 2015 г.

В юридической доктрине необходимость возрождения института несостоятельности физических лиц в России рассматривается как одно из основных направлений совершенствования законодательства о несостоятельности [1, с. 7]. Думается, что по данному вопросу обоснована менее категоричная позиция. Следует принять во внимание такие обстоятельства, как низкий уровень доходов большого числа населения России, высокий уровень расслоения российского общества, развитие экономического кризиса, низкий уровень правосознания, высокая безработица и др. Поэтому многолетняя «нерешительность» российского законодателя в данном вопросе вполне закономерна.

Анализ норм российского законодательства позволяет выделить отдельные проблемные вопросы механизма правового регулирования банкротства граждан.

Прежде всего, вызывает сомнения обоснованность перехода от критерия неоплатности к критерию неплатежеспособности в вопросе определения признаков банкротства гражданина. Представляется, что банкротство должно рассматриваться как крайняя мера защиты субъективного права. И критерий неоплатности, как раз, обусловливает исключительный характер применения процедур банкротства. Напротив, критерий неплатежеспособности может спровоцировать массовый характер «потребительского банкротства».

Неудачным является решение вопроса о порядке применения отдельных норм. Так, положения о банкротстве граждан (глава X) будут применяться ко всем физическим лицам - как являющимися индивидуальными предпринимателями, так и не имеющими такого статуса. Но предусмотрена также возможность применения специальных правил в отношении отдельных категорий граждан. Так, имущество индивидуальных предпринимателей - должников, предназначенное для осуществления ими предпринимательской деятельности, подлежит продаже в порядке, установленном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» в отношении продажи имущества юридических лиц, а не граждан. При банкротстве индивидуального предпринимателя, являющегося застройщиком, субсидиарно должны применяться соответствующие нормы параграфа 7 главы IX. Исключительный порядок предусмотрен в отношении глав крестьянских (фермерских) хозяйств, имеющих статус индивидуального предпринимателя. В отношении последних действуют специальные правила, предусмотренные в параграфе 3 главы X.

Непоследовательность механизма правового регулирования отдельных категорий граждан очевидна. Во-первых, модель правового регулирования главы крестьянского (фермерского) хозяйства строится по модели банкротства юридических лиц, а не граждан. Нормы о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства таким образом являются «инородными» по отношению к нормам о банкротстве граждан. Во-вторых, законодатель предусмотрел возможность субсидиарного применения норм при банкротстве застройщиков - индивидуальных предпринимателей, но оставляет вопрос о возможности субсидиарного применения норм о банкротстве граждан к отсутствующему должнику-гражданину (параграф 2 гл. XI) нерешенным. В-третьих, не до конца выясненным является вопрос о том, какими правилами необходимо будет руководствоваться, если имущество индивидуального предпринимателя используется им не только в предпринимательской деятельности. В-четвертых, актуальными остаются вопросы субсидиарного применения норм при банкротстве индивидуальных предпринимателей, о которых указывалось в юридической литературе [1, с. 4041].

Анализ норм закона дает основания говорить о «слабой» правовой защищенности отдельных категорий граждан. Допуская возможность банкротства недееспособных, ограниченно дееспособных, инвалидов, беременных женщин, лиц, имеющих несовершеннолетних детей, а также лиц, находящихся под стражей или отбывающих наказание, законодатель практически не предусматривает каких-либо дополнительных гарантий соблюдения прав и законных интересов указанных лиц. Как будут, например, взаимодействовать опекун (попечитель) гражданина с финансовым управляющим? Допустимо ли лишить беременную женщину, имеющую несколько несовершеннолетних детей, жилого помещения в рамках дела о банкротстве в условиях декларируемых семейных ценностей в российском государстве?

Неудачным, с нашей точки зрения, является подход законодателя по вопросу о фактическом переименовании процедуры конкурсного производства в «реализацию имущества гражданина». Телеологически указанные процедуры полностью соотносимы друг с другом, поскольку целью той и другой процедуры является «соразмерное удовлетворение требований кредиторов» (ст. 2). Но почему согласно Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» реализация имущества гражданина провозглашена в качестве реабилитационной процедуры в отличие от конкурсного производства? Неужели реабилитационная направленность процедуры выражается в освобождении гражданина от обязательств после завершения расчетов с кредиторами (ст. 2 1 328)? Но ведь освобождение гражданина от обязательств в отдельных случаях не допускается (п. 4 ст. 2 1 328). Сохраняется ли при этом реабилитационная направленность? Кроме того, в случае банкротства главы крестьянского (фермерского) хозяйства применение реабилитационной процедуры (реализации имущества гражданина) вообще заменено конкурсным производством.

В законе имеются и другие «слабые» места. В частности, отсутствуют положения, определяющих порядок выделения в натуре доли из общего имущества, принадлежащего гражданину-должнику, что неизбежно вызовет затруднения при формировании конкурсной массы и при продаже имущества [3, с. 7]. Кроме того, в законе не предусматриваются особенности правового режима таких специфичных имущественных прав, как целевые субсидии, «материнский капитал», средства в рамках добровольного софинансирования пенсии. Низким является размер денежного вознаграждения финансового управляющего, назначаемого в деле о банкротстве гражданина (всего 10 000 рублей единовременно за проведение одной процедуры банкротства).

Таким образом, источники правового регулирования банкротства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, имеют в

Российской Федерации свою многолетнюю историю. Введение института банкротства физических лиц в России является преждевременным. Правовое качество конкурсного законодательства о банкротстве гражданина является невысоким, имеют место отдельные правотворческие ошибки, что обусловливает необходимость его совершенствования.

Список использованной литературы

Михневич Т.Н. Развитие правового регулирования процедур несостоятельности (банкротства) физических лиц (граждан) в России и за рубежом (сравнительноправовой анализ): автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 2011. - 28 с.

Пахаруков А.А., Тюкавкин-Плотников А.А. Проблемы правового регулирования несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей // Сибирский юридический вестник. - 2012. - № 4. - С. 39-50.

Новокрещенов Д.Н., Пахаруков А.А. О концепции правового положения финансового управляющего в деле о банкротстве граждан // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права) (BaikalResearchJournal). Электронный научный журнал. - 2014. - № 5.

Информация об авторе

Пахаруков Александр Анатольевич - кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского и финансового права. Байкальский государственный университет экономики и права (664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: paharu- kovATmail.ru)

УДК 347.254 ББК Х67.404.2


А.А. Пахаруков, кандидат юридических наук, доцент Байкальский государственный университетэкономики и права





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ