СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Юрисдикционный иммунитет государства в новых геополитических условиях


Рассматривается вопрос о юрисдикционном иммунитете государства, одноименном законопроекте, внесенном Правительством РФ в Государственную Думу РФ, затрагивается резонансная судебная практика Ключевые слова: иностранное государство, иммунитет, суд.

Столкновение геополитических интересов различных государств име-ет различное проявление в жизни. Конечно, любые экономические последствия разнонаправленных суверенных интересов отступают на второй план, когда речь заходит о человеческой жизни. Гражданские войны, народные восстания, террористические акты и многие другие страшные явления современной цивилизации порой поражают своей жестокостью. Однако и в сфере имущественных отношений появляется напряженность, определяемая не в последнюю очередь политическими причинами.

С развитием кризисных тенденций в отношениях России и Запада особое значение принимает вопрос об имущественной ответственности государства. Арест российского имущества в Бельгии и туманные перспективы исполнения решения Постоянной палаты третейского суда (г. Гаага) по искам HulleyEnterprisesLimited, YukosUniversalLimited, VeteranPetroleumLimited к России вновь поставили вопрос о категории «иммунитет иностранного государства».

Мы говорим «вновь», т. к. еще в 2005 году в Государственную Думу РФ вносился законопроект «О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и его собственности» (№ 127618-4). Он был принят в первом чтении

марта 2005 г., а в заключении Комитета Государственной Думы по собственности от 10.02.2005 № 3.9-29/1 указывалось, что законопроект представляется в достаточной степени подготовленным и юридически завершенным нормативным актом, высказанные замечания не носят концептуального характера и могут быть устранены при подготовке законопроекта ко второму чтению. В 2011 году Государственной Думой принято постановление 5106-5 ГД, которым законопроект отклонен и снят с рассмотрения, чему, очевидно, весьма способствовало заключение того же Комитета, в котором на этот раз указывалось, что законопроект содержит концептуальные недостатки, которые невозможно устранить в процессе подготовки ко второму чтению. Так закончилась первая попытка создать отдельный нормативный акт по вопросам иммунитета иностранных государств.

В действующей системе правового регулирования вопрос об иммунитете иностранного государства регламентирован процессуальными кодексами, международными договорами и рядом важных судебных прецедентов. Статьи 401 ГПК РФ и 251 АПК РФ определяют особенности процессуального положения иностранного государства. ГПК РФ содержит классическое решение: государство обладает абсолютным иммунитетом и поэтому предъявление исков к иностранным государствам, применение мер предварительного обеспечения и принудительное исполнение решения суда возможно только с согласия такого государства. АПК РФ ставит наличие иммунитета в отношении предъявления иска, привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, применения мер обеспечения от качества в котором выступает такое государство (властное или иное). Обращение взыскания на имущество допускается только с согласия такого государства, иное может быть предусмотрено международным договором или законом.

Категоричность положений ГПК РФ (как и ранее действовавших аналогичных положений ГПК РСФСР), а также неоднозначные термины, использованные в тексте ст. 251 АПК РФ обусловили появление актов судебного толкования этих норм. К их числу относятся, во-первых, Определение Конституционного Суда РФ от 02.11.2000 № 255-О, разрешавшее вопрос об иммунитете иностранного государства в трудовых спорах. Во- вторых, Постановление ЕСПЧ от 14.03.2013 г. по делу «Олейников против Российской Федерации (Жалоба № 36703/04), в котором критическому анализу подверглись все те же положения ст. 401 ГПК РФ, взятые в системе с другими нормативными и политическими нормами. В этом же акте ЕСПЧ нашла очередное подтверждение позиция о возможности применения Конвенции «О юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности» 2004 г. даже в том случае, если государства не выражали согласия на ее обязательность. Наконец, весьма смелые суждения мы увидели в Решении Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-48129/2014. Суд признал, что сделка по аренде домовладения, в котором размещалось консульство является коммерческой, и решил взыскать с Генерального консульства Польши в Санкт-Петербурге более семидесяти миллионов рублей.

Отмеченные обстоятельства, очевидно, обусловили возврат к идее принятия отдельного нормативного акта об иммунитетах иностранного государств. 05 августа 2015 года Правительством в Государственную Думу внесен законопроект «О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» (№ 855485-6).

Несмотря на появление законопроекта в напряженной международной обстановке, стоит признать, что сам по себе проект нормативного акта основан на разумных началах. Общим правилом признается наличие юрисдикционного иммунитета иностранного государства. Наряду с этим все виды юрисдикционного иммунитета не распространяются на случаи, когда государство выступает вне рамок своих суверенных функций. В свою очередь, оценка действий как реализации суверенных властных полномочий производится судом (когда речь идет о сделках — с учетом характера и цели сделки).

Отдельная черта закона — признание принципа взаимности в вопросе об иммунитете государства. Проект закона вводит отдельную норму (ст.5), закрепляющую возможность российского суда ограничивать иммунитет иностранного государства и его имущества, если будет установлено наличие ограничений в отношении предоставления Российской Федерации юрисдикционного иммунитета в соответствующем государстве. Эта норма пришлась бы весьма кстати в упомянутом решении Арбитражного суда. После выводов о коммерческом характере аренды суд указывает на наличие судебного решения польского Окружного суда по иску об освобождении имущества российской дипломатической миссией. Этот иск был удовлетворен, что свидетельствует, по мнению российского суда, о нарушении принципа суверенного равенства польским судом и влечет за особой отказ в юрисдикционном иммунитете.

Ряд положений законопроекта посвящен специальным вопросам иммунитета. Так, в отдельную статью выделены правила об иммунитете иностранного государства в трудовых спорах. Следует поддержать предлагаемое общее правило о неприменении судебного иммунитета в такой категории дел, если спор возник относительно работы, которая была или должна быть выполнена полностью или частично на территории Российской Федерации. Именно такое, по сути, решение и было предложено в упомянутом определении Конституционного Суда РФ.

Весьма интересное правило содержится в ст. 11 законопроекта и касается неприменения судебного иммунитета по спорам, касающимся прав на имущество: «иностранное государство не пользуется в Российской Федерации судебным иммунитетом в отношении споров, касающихся прав иностранного государства на недвижимое и иное имущество, находящееся на территории Российской Федерации и обязательств иностранного государства, связанных с этим имуществом». В части недвижимого имущества мы сталкиваемся с коллизией принципов суверенного равенства государств и права на судебную защиту. Если признать, что иностранное государство может пользоваться судебным иммунитетом в отношении этой категории споров, то для защиты своих прав лицо должно обратиться в иностранный суд и разрешить спор там. Однако дела в отношении прав на недвижимое имущество, расположенное в России, отнесены к исключительной подсудности российских судов. Соответственно, исполнение такого иностранного судебного решения в России будет невозможно.

Суды и ранее вставали на позицию отсутствия иммунитета иностранных государств вподобного рода спорах. Например, в широко освещавшемся в юридической прессе деле по иску депутата И. В. Лебедева к республике Ирак. Судья, передававший кассационную жалобу для рассмотрения судом кассационной инстанции, был вынужден апеллировать к коллизионным нормам для решения процессуального вопроса и расширительно толковать положения договора, чтобы обосновать отсутствие иммунитета. Положения законопроекта позволят решать и этот вопрос.

На момент настоящего сообщения законопроект еще не рассмотрен в первом чтении, остается наблюдать за тем, как сложится его судьба при прохождении через законотворческие процедуры.

Информация об авторе

Колобов Роман Юрьевич — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса. Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) (664011, г. Иркутск, ул. Некрасова, д. 4, e-mail: roman.kolobovATgmail.com.)

УДК 347.4/5 ББК 67.404.211.1.1


Р. Ю. Колобов, кандидат юридических наук, доцент Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ