СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


«Обычные условия гражданского оборота»: варианты доктринальной интерпретации легальной формулировки


Предпринимая анализ законодательно используемого выражения «обычные условия гражданского оборота», автор приводит возможные варианты доктринальной интерпретации данной формулировки и указывает на необходимость восприятия обычных условий гражданского оборота как постоянных, привычных факторов функционирования не любого, а только нормального гражданского оборота, т. е. такого, который соответствует нормам права.

Ключевые слова: гражданский оборот; нормальный гражданский оборот; условия гражданского оборота; обычные условия гражданского оборота; функционирование гражданского оборота.

Каждая из отраслей современного российского права характеризуется наличием своего понятийно-терминологического аппарата, включающего не только отдельные понятия и соответствующие им термины, но и некие устойчивые речевые обороты. При этом содержательно-смысловое наполнение последних, несмотря на их устоявшийся характер, следует признать, далеко не всегда отличается однозначностью, в связи с чем теоретически и практически востребованным (особенно - в случае законодательного закрепления подобных выражений) становится их самостоятельный научный анализ.

В гражданском праве одной из таких устоявшихся формулировок является выражение «обычные условия гражданского оборота», используемое, в частности, в ГК РФв нормах абз. 1 п. 2 ст. 15 (в определении упущенной выгоды как неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено) и абз. 2 п. 1 ст. 53.1, устанавливающей ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, в том числе если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Преимущественно в контексте приведенных нормативных положений осуществляется и толкование рассматриваемой формулировки. Причем столь же устоявшейся, как и само выражение «обычные условия гражданского оборота», можно считать следующую его интерпретацию, данную Н.И. Клейн [5, с. 68 (автор комментария - Н.И. Клейн)] и буквально («под копирку») воспроизводимую как в правоприменительной практике, так и

в современной юридической литературе [см., например: 2, с. 39; 3, с. 65; 7,

108

с. 267], а также на различных Интернет-сайтах : «Под обычными условиями оборота следует понимать типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы».

Вместе с тем, несмотря на широкое признание указанного пояснения (даже именуемого отдельными авторами «стандартным определением» [7, с. 267]), некоторые вопросы, касающиеся толкования анализируемого выражения, в цивилистической литературе являются дискуссионными.

Одним из них является вопрос о том, следует ли говорить об «обычности» условий гражданского оборота для всех его участников либо применительно к конкретным субъектам.

К сторонникам первого из указанных подходов можно отнести, например, А.В. Богданова и А.А. Клячина, которые, проводя параллель между обычными условиями гражданского оборота и обычными условиями делового оборота, заключают, что под последними необходимо понимать «условия осуществления предпринимательской деятельности в той или иной сфере, которые являются для нее повсеместными и распространенными, типичными, общими для всех участников (здесь и далее по тексту курсив наш. - Ю.В.) (например, степень риска, заложенная в каждой предпринимательской операции)» [3, с. 65].

Напротив, И.М. Липень, предлагая отказаться от критерия обычных условий гражданского оборота в пользу выбора другого критерия определения размера упущенной выгоды - мер и приготовлений к извлечению выгоды, отмечает, что «рынок предполагает инициативного предпринимателя, который стремится к получению не обычной, постоянно неизменной (т. е. средней), а максимально возможной прибыли» и что «ограничивая предпринимателя рамками “обычных условий гражданского оборота”, закон тем самым сдерживает инициативу предпринимателя и лишает его стимула работать лучше других. В результате мы имеем в законе ситуацию, когда принцип полного возмещения убытков не обеспечивается в должной мере» [6]. В отличие от этого приоритет предлагаемого автором критерия является, по его мнению, реальным показателем возможности получения прибыли; «упущенная выгода рассчитывается в данном случае достаточно конкретно, а не вообще применительно ко всем участникам коммерческого оборота» [Там же].

Аналогичную позицию занимает О.И. Долгополов, делая вывод, что под обычными условиями гражданского оборота следует понимать, в частности «ход событий: присущий конкретному хозяйствующему субъекту в условиях, которые определяются в момент причинения ему вреда, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы» [4].

Принимая во внимание норму п. 4 ст. 393 ГК РФ, согласно которой «при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые креди109

тором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления»

(т. е. меры и приготовления конкретного кредитора), вторая из приведенных точек зрения представляется более убедительной.

Другим неоднозначно решаемым в доктрине является вопрос о корреляции между обычными условиями гражданского оборота и нормами права.

Так, М.Ф. Лукьяненко указывает на п. 2 ст. 15 ГК РФ, содержащий рассматриваемое нами понятие, «говоря об обычных правилах» [7, с. 267], которые в свою очередь равнозначны, по ее мнению, понятию «обычно предъявляемые требования» и следование которым «по существу означает выбор субъектом того или другого стереотипного образа действий в однородных случаях при наступлении однородных условий» [Там же, с. 270]. Исходя из этого, можно сделать вывод, что обычные условия гражданского оборота (1) причисляются данным ученым к обычным правилам (требованиям) и (2) представляют собой некий стереотипный образ действий в однородных случаях при наступлении однородных условий.

Подобное понимание обычных условий гражданского оборота представляется не совсем верным, прежде всего потому, что сопровождается смешением собственно условий оборота со «стереотипным образом действий» субъектов, который, как следует из вышеприведенной цитаты, сам детерминирован наступлением «однородных условий».

Кроме этого, отмеченная позиция вызывает сомнения, учитывая тот смысл, который в русском языке может иметь термин «условие». Из ряда существующих значений данного слова М.Ф. Лукьяненко избрала термины «требование» и «правила». Однако помимо них выделяют также: «обстоятельство, от которого что-нибудь зависит»; «обстановка, в которой происходит, осуществляется что-нибудь» [8, с. 839], которые, полагаем, в большей мере соответствуют как общему смыслу выражения «обычные условия гражданского оборота», так и тому контексту, в котором оно используется. На наш взгляд, в данном выражении имеются в виду определенные факторы, объективно определяющие функционирование гражданского оборота, а также в целом «обстановка» или, используя терминологию системного подхода, внешняя среда функционирования гражданского оборота. Что касается вопроса о перечне таких факторов, то он заслуживает самостоятельного рассмотрения; в любом случае, правилами и требованиями, о которых пишет М.Ф. Лукьяненко, он не ограничивается.

Наконец, понимание обычных условий гражданского оборота как просто «стереотипного образа действий» либо «типичных ситуаций и типичных вариантов реагирования на эти обстоятельства» [2, с. 39] вызывает возражения, поскольку допускает рассмотрение в этом качестве любых постоянных, привычных, т. е. в том числе неправомерных моделей поведения субъектов. С сожалением следует признать, что в настоящее время в России указанные стереотипные действия участников оборота нередко таковы, что образуют состав преступления либо могут быть квалифицированы как обход

закона (это и коррупционные схемы, включая так называемые «откаты», и

112

«серые» схемы обналичивания денег и ухода от налогов ). Подобные социальные связи, убеждены, также входят в гражданский оборот, однако очевидно, что при определении размера упущенной выгоды, равно как и при оценке действий участников гражданских отношений, данные связи и ситуации, сколь бы типичны они ни были, в качестве ориентира и масштаба (критерия) оценки выступать не должны.

Исходя из этого, представляется необходимым трактовать «обычные условия гражданского оборота» как постоянные, привычные (типичные) факторы функционирования не любого, а только нормального гражданского оборота, т. е. такого, который соответствует нормам права. При этом отмечаемое в литературе разграничение обычных условий гражданского оборота на общепринятые (ординарные) условия, «обусловленные в решающей степени статутными нормами (нормами собственно законодательства)» и условия гражданского (коммерческого или торгового) оборота, определяемые нормами обычного права [1], на наш взгляд, существенного значения не имеет.

Список использованной литературы

Алимжан К.А. Обычай как источник права в правовой системе Республики Казахстан [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.yurclub.ru/docs/civil/article73.html (дата обращения: 05.09.2015).

Алтухова С.М. «Обычные условия гражданского оборота» и «обычный предпринимательский риск» как критерии оценки поведения лиц, входящих в состав органа юридического лица // Вестник Волгоградской академии МВД России. - 2013. - № 3(26).

С. 38 - 43.

Богданов А.В., Клячин А.А. Условия и основания гражданско-правовой ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества // Вестник Пермского Университета. Юридические науки. - 2012.

№ 3. - С. 62 - 72.

Долгополов О.И. Возмещение убытков, причиненных налоговыми органами // Налоговый вестник. - 2010. - № 2. - С. 89 - 98.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный) / рук.авт. кол. и отв. ред. О. Н. Садиков. - М.: Контракт; Инфра-М, 2003.

940 с.

Липень И.М. Взыскание упущенной выгоды как реализация принципа полного возмещения убытков: актуальные вопросы теории и практики [Электронный ресурс] // Право Беларуси. 2005. - № 4. - Режим доступа: www.kaznachey.com/doc/75OHW2RCNdy/ (дата обращения: 03.09.2015).

ЛукьяненкоМ.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. - М.: Статут, 2010. - 423 с.

Ожегов С.И., ШведоваН.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Азбуковник, 1999. - 944 с.

Информация об авторе

Виниченко Юлия Вараздатовна- кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского права и процесса. Байкальский государственный университет экономики и права (664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: ju- vinichenkoATmail. ru).

УДК 343 ББК 67


Ю.В. Виниченко, кандидат юридических наук, доцент, Байкальский государственный университетэкономики и права





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ