СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Смешанные договоры и договоры, содержащие элементы договоров, прямо урегулированных вчасти первой гк рф


В статье рассматриваются вопросы соотнесения смешанных договоров и договоров, содержащих элементы договоров, прямо урегулированных в части первой ГК РФ. Выводы автора сделаны на основании анализа литературных источников, нормативных актов и судебной практики.

Ключевые слова: смешанный договор; акцессорные обязательства; отступное; цессия; сервитут; новация.

Смешанный договор в силу гибкости своей конструкции нередко сравнивают или даже отождествляют с иными гражданско-правовыми явлениями. Весьма интересной представляется дискуссия о соотношении смешанного договора с договорами, урегулированными в части первой ГК РФ. В первую очередь это касается квалификации договоров с акцессорными обязательствами.

Классический подход по данному вопросу выражается в отрицании смешанности договоров, содержащих в себе акцессорные обязательства. Доводами авторов является, в том числе, и отсутствие необходимости выявления преобладающих элементов при конкуренции норм, регулирующих основное и зависимое обязательство [7, с.352].

В общей части ГК РФ закреплено, что, во-первых, способы обеспечения исполнения обязательства непременно являются дополнительными (акцессорными) к основному, обеспечиваемому обязательству. Во-вторых, согласно ст. 329 ГК РФ акцессорный характер обеспечительных обязательств определяет, что: недействительность основного обязательства по общему правилу влечет недействительность обеспечивающего его обязательства; недействительность соглашения об обеспечении основного обязательства не влечет недействительность последнего.

Однако в последнее время как в научной литературе [4, с. 9; 9, с. 97], так и в судебной практике прослеживается тенденция признания договоров с акцессорными обязательствами смешанными. Особенно это заметно в последние годы (с 2009 по 2014 гг.). Так, смешанными договорами судами были признаны: договор аренды, обеспеченный залогом имущества; договор, содержащий элементы кредитного договора и договора залога [4, с. 9]; предварительный договор о заключении в будущем договора аренды с условием о внесении арендатором обеспечительного депозит; договор, содержащий элементы купли-продажи жилого помещения, возмездного

93

договора займа и ипотеки жилого помещения , и т.д.

Позволим себе не согласиться с такой тенденцией. Если буквально воспринимать и развивать данную позицию судов и некоторых авторов, то каждый договор, содержащий в себе условия о неустойке или о задатке, в скором времени будет считаться смешанным, что, как нам видится, противоречит существу и целям выделения смешанных договоров. Признание таких договоров смешанными лишь приведёт к большей путанице в правоприменительной практике.

Считаем, что наличие в договоре акцессорного обязательства не влечёт признание его смешанным, и не является основанием применения п. 3 ст. 421 ГК РФ.

Обратимся к вопросу об отнесении к смешанным договоров, содержащих элементы иных договоров, прямо урегулированных (либо подразумевающихся) в части первой ГК РФ. Речь идёт о договорах, содержащих в себе условия соглашений: об отступном (ст. 409 ГК РФ); об уступке права требования (цессии) (ст. 382, 384, 389 ГК РФ); об установлении сервитута (ст. 247 ГК РФ); между сособственниками о порядке использования общего имущества (ст. 245-248 ГК РФ) и т.д.

Например, судебной практике известны случаи признания смешанными договоров, включающих условия: соглашения об уступке прав требования (цессии) и агентского договора; соглашений об уступке права (требования) и о переводе долга; соглашения об уступке прав требования (цес97

сии) и договора возмездного оказания услуг и т.д. В данных случаях суды для разрешения споров применили нормы с учетом правил ст. 421 ГК РФ.

Предпосылки для заключения подобных договоров закреплены и в некоторых нормативных актах. В частности, в ст. 12 Федерального закона РФ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»указано, что к медиативному соглашению «.. .могут применяться правила гражданского законодательства об отступном, о новации, о прощении долга, о зачете встречного однородного требования, о возмещении вреда. Защита прав, нарушенных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения такого медиативного соглашения, осуществляется способами, предусмотренными гражданским законодательством».

В юридической литературе встречается предположение о том, что такие договоры, прямо урегулированные (либо подразумевающиеся) в части первой ГК РФ, в сочетании с договорами, регламентированными в других частях ГК РФ, возможно, стоит признавать смешанными [6, с. 50].

Проанализируем обоснованность этого подхода.

В первую очередь стоит отметить, что правовая природа самих соглашений, закрепленных в части первой ГК РФ, является предметом отдельных дискуссий в литературе и правоприменительной практике. Часто возникает вопрос, можно ли их вообще отнести к гражданско-правовым договорам?!

Помнится, одним из признаков договора как юридического факта является направленность на достижение определённых правовых последствий. Также в договоре для признания его заключённым должны быть согласованы его существенные условия, в частности предмет договора (ст. 432 ГК РФ). Соблюдение указанных критериев является весьма сомнительным относительно обсуждаемых гражданско-правовых конструкций.

Тем более, что указанные соглашения не входят в общую систему договоров, на основании которой построена особенная часть ГК РФ. Если опираться на традиционные подходы к систематизации гражданско- правовых договоров [3,8], то можно резюмировать, что договоры из общей части ГК РФ не относятся к конкретным договорным типам или видам. А это в значительной степени затрудняет установление правовой цели (правового результата или признака направленности) договора и выявление иных институативных признаков, имеющих значение при квалификации и определении особенностей правового регулирования смешанного договора.

В свою очередь В.А. Белов придерживается иной точки зрения и включает обсуждаемые договоры в общую систему договоров. В частности, он относит соглашение об отступном к договорам, направленным на изменение принадлежности вещных и абсолютных прав на иное имущество [2, с.221-222]; договор новации - к договорам, направленным на установление относительных прав самостоятельной имущественной ценности [2, с.308-309]; договоры об уступке требований и переводе долгов выделяются в отдельный договорный вид - договоры, направленные на перемену участников существующих относительных гражданских правоотношений [2, с.318-322] и т.д.

Предложенный подход нам кажется перспективным применительно к вопросу об отнесении к смешанным договоров, содержащих элементы договоров, прямо урегулированных (либо подразумевающихся) в части первой ГК РФ. Если они будут отнесены к отдельным типам или видам и будут, соответственно, иметь определённую правовую цель (направленность), это позволило бы облегчить квалификацию и правовое регулирование таких договоров.

Таким образом, считаем обоснованным отнесение к смешанным договоров, содержащих элементы договоров, прямо урегулированных (либо подразумевающихся) в части первой ГК РФ, кроме договоров с акцессорными обязательствами.

Список использованной литературы

Алексеев С.С., Аюшеева И.З., Васильев А.С. [и др.] Гражданское право. Учебник : в 3 т. Том 1. / под общ.ред. С.А. Степанова. - М.: «Проспект»; «Институт частного права», 2010. - 445 с.

Белов В.А. Гражданское право : Общая и Особенная часть : учебник / В.А. Белов. - М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. - 960 с.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Книга 1. - 3-е изд., стер. - М.: Статут, 2001. - 526 с.

Бычков А.И. Смешанный договор с акцессорным обязательством // Эж- Юрист. - 2011. - № 42. - С. 9.

Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. - М.: Феникс, 2005. - 390 с.

Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Некоторые дискуссионные проблемы учения о смешанных договорах // Правоведение. - С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург.ун-та, 2007. - №

- С. 41-63.

Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве // Сделки: проблемы теории и практики. Сборник статей. - М.: Статут, 2008. - С. 310-355.

Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. - М.: Юристъ, 2006. - 496 с.

Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России: дисс. .канд. юрид. наук: 12.00.03. - Краснодар, 2001. - 226 с.

Уралова А.А. Смешанные договоры и договоры с акцессорными обязательствами // Современные проблемы правотворчества и правоприменения: сб. науч. трудов. / Отв. ред. И.В. Минникес; РПА Минюста России, Иркутский юридический институт (филиал) - М.: РПА Минюста России, 2012. - Вып. 9. - С. 110-115.

Информация об авторе

Батурина Алёна Аркадьевна - старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса. Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) (664011, г. Иркутск, ул. Некрасова, д. 4, e-mail: ur_alenaATmail.ru)

УДК 347.41

ББК 67.3


А.А. Батурина, старший преподаватель Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ