СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


О необходимости оптимизации соотношений между уровнем теневой экономической активности и усилиями на ее подавление


Общий принцип государственной политики в отношении теневой экономики - меры, применяемые государством по ограничению теневой деятельности, должны обеспечивать благоприятную среду для функционирования легального бизнеса и одновременно создавать условия «дискомфорта» для теневого сектора экономики.

Ключевые слова: Экономическая деятельность, издержки легально- сти,профицита государственного бюджета, криминальная составляющая теневой экономики.

Для выработки общей тактической линии в вопросе ограничения теневой деятельности целесообразно обратиться к отдельным положениям теории преступлений и наказаний, основы которой были заложены в 60-е годы ХХ в. известными западными экономистами Г. Беккером, М. Фридменом, Дж. Стиглером, Дж. Бьюкененом и др.

Теневую экономическую деятельность не всегда следует квалифицировать как преступную. Элементный анализ системы теневой экономики показывает, что уровень криминализации отдельных ее составляющих значительно дифференцирован - от практически полезной деятельности до деятельности, представляющей угрозу безопасности страны.

Тем не менее, мы можем рассматривать теневую деятельность как нарушение определенных контрактных условий (соглашения, сделки и т. п.) между государством и юридическим или физическим лицом, между юридическими лицами, между юридическими и физическими лицами, а также между физическими лицами. В любом случае нарушение условий контракта обеспечивает некоторый дополнительный доход инициатору нарушения, одновременно возлагая на него бремя ответственности за оппортунистическое поведение.

Таким образом, мы можем провести некоторые аналогии между теневой экономической деятельностью в целом и конкретным уголовным преступлением, преследующим материальную выгоду.

Конкретный пример применения общетеоретической модели расчета доходности от преступной деятельности приводится в статье Ю. Латова «Экономическая теория преступлений и наказаний («экономические империалисты» в гостях у криминологов)» со ссылкой на статью американского экономиста М. Сесновица «Доход от кражи со взломом» [1]. Кража со взломом рассматривается как доходная, но высоко рискованная деятельность, поскольку вор рискует быть пойманным и понести соответствующее наказание (издержки).

Зависимость чистого дохода преступника от сопутствующих факторов представляется следующим образом:

R = (1 -P) AT S + PAT (S - D) (1)

где: R - (return) доход, получаемый в результате кражи; P- (probability) вероятность изобличения и наказания; S - (stolen) размер украденного; D - (dollar) денежная оценка величины потерь взломщика, которые он несет в результате наказания.

Легко заметить, что после преобразования формула (1) принимает следующий вид:

R = S - P AT S + P AT S - P AT D = S - P AT D (2)

Поскольку доход, получаемый в результате совершения преступления, должен составлять положительную величину, то

S - P AT D 0

Неравенство (3) имеет универсальное значение и может использоваться для расчета доходности любых видов противоправной деятельности корыстной направленности - искажение отчетности, уклонение от уплаты налогов, производство и сбыт наркотиков, проституция, заказные убийства и т. д.

Из неравенства (3) следует, что любой участник корыстного преступления или теневой экономической деятельности всегда сопоставляет выгоды и потери от своего противоправного поведения. Соотношение же последних зависит от уровня издержек в результате легальной и теневой деятельности.

Чем выше издержки легальности (уровень налогов, бюрократические барьеры и т. п.), тем больше экономический агент тяготеет к теневой деятельности. Напротив, высокий уровень издержек нелегального ведения бизнеса (жесткие правовые санкции, эффективная работа правоохранительных органов) является сдерживающим фактором.

Исходя из этого, можно сформулировать общий принцип государственной политики в отношении теневой экономики - меры, применяемые государством по ограничению теневой деятельности, должны обеспечивать благоприятную среду для функционирования легального бизнеса и одновременно создавать условия «дискомфорта» для теневого сектора экономики.

Принимаемые меры должны учитывать интересы всех участников экономической деятельности. Среди комплекса мер, обеспечивающих снижение издержек легальности, можно выделить следующие.

По отношению к бизнесу - снижение общего уровня налогового бремени, упрощение процедур регистрации, лицензирования и отчетности, легализация отдельных видов деятельности, обеспечение действенной защиты правомочий собственности, создание благоприятного инвестиционного климата.

По отношению к потребителю - повышение общего жизненного уровня, устранение деформаций на рынке труда через создание новых рабочих мест, регулирование доходов, позволяющее уменьшить уровень их дифференциации.

По отношению к государству - поддержание профицита государственного бюджета, продуманная политика внутренних и внешних заимствований.

Меры, направленные на увеличение издержек нелегальности, также ориентированы на всех субъектов рынка.

По отношению к сфере бизнеса - повышение ответственности за неуплату налогов, усиление юридических санкций по некоторым видам преступного промысла (в частности - производство и сбыт наркотиков), вве дение государственной монополии в отдельных отраслях и видах производств, государственное регулирование цен и тарифов на продукцию и услуги естественных монополий.

По отношению к потребителю - введение юридических санкций за немедицинское потребление наркотиков, ужесточение миграционной политики, активизация деятельности официальных и общественных организаций потребителей.

По отношению к государству - обеспечение открытого приватизационного процесса и эффективного управления государственной собственностью, корректировка итогов приватизации, совершенствование законодательства и структуры правоохранительных органов, занимающихся борьбой с преступностью в сфере экономики, в том числе - организованной преступностью.

Перечисленные меры способны уменьшить «давление» теневого сектора на общество, но не гарантируют исчезновение самого явления, что объясняется способностью системы теневой экономики адаптироваться к изменениям среды функционирования. Однако разрушение отдельных системообразующих связей способно «скорректировать» систему в позитивном направлении, а именно - устранить те гипертрофированные признаки, присущие российской теневой экономике, которые возникли или развились в ходе рыночных преобразований последнего десятилетия ХХ века.

Борьба с теневой экономикой требует колоссальных средств и усилий со стороны общества и государства. Эти затраты не всегда могут быть оправданы. Например, в стремлении увеличить издержки нелегальности государство усиливает репрессивный аппарат, что требует огромных средств, а соответственно ведет к увеличению налогов, тем самым, увеличивая издержки легальности.

С другой стороны, если общество вообще откажется от расходов на мероприятия, направленные на ограничение теневой экономики, то в конечном итоге мы придем к абсолютно криминализированной экономике и криминальной власти.

В 70-е годы ХХ века американскими криминологами-экономистами Л. Филлипсом, Г. Воти и К. Эскриджем была предложена экономикоматематическая модель, позволяющая проследить возможность эффективного решения проблемы оптимизации правоохранительной деятельности.

Опираясь на общие принципы подхода к оценке издержек преступности, постараемся интерпретировать их применительно к составляющим теневой экономики, имеющим криминальный оттенок.

Чем выше доля теневого сектора в экономике, а соответственно и уровень ее криминализации, тем выше потери общества, обусловленные доминированием теневой экономики. Они выражаются, прежде всего, в сокращении налоговых поступлений, утрате государством возможности воздействовать на экономические, социальные и политические процессы, моральной и физической деградации общества. Следовательно, кривая, показывающая зависимость издержек общества (понесенного ущерба) в результате функционирования теневой экономики от ее масштабов, должна иметь положительный наклон (рис. 1, кривая Х).

Подавление криминальной составляющей теневой экономики, выявление неофициальной (нелегальной и фиктивной) и официальной скрытой деятельности требует значительных затрат на содержание государственных контрольных органов и правоохранительную деятельность. Поэтому кривая, показывающая зависимость масштабов теневой деятельности от уровня общественных затрат на ее подавление, имеет отрицательный наклон (рис. 1, кривая Y).

Кривая Z характеризует совокупные потери общества в результате функционирования теневой экономики (причиненный ущерб, плюс понесенные затраты).

Издержки обицества (ущерб, затраты)

Масип'абы

теневой

экономики

Mopt

Рис. 1 Издержки общества в результате функционирования теневой экономики

Из рис. 1 видно, что совокупные общественные потери минимальны в том случае, когда затраты на подавление теневой экономической деятельности равны причиненному ею ущербу. Минимальному уровню потерь общества (Imin) соответствует некоторый оптимальный уровень теневой активности (Mopt).

Отсюда следует, что общество должно согласиться с существованием теневой экономики. Задача же государства в лице соответствующих органов состоит не в ликвидации явления теневой экономики как такового, а в сдерживании его на приемлемом с точки зрения общества уровне.

Ориентация исключительно на репрессивные меры не может дать ожидаемого положительного результата. По мнению Х. Энторфа, эффективность мер, связанных с устрашением, относительно невысока - рост уровня раскрываемости на 1% приводит к уменьшению количества преступлений, в зависимости от конкретных условий, на 0,11 - 0,36 %Подавляющее большинство деяний, совершаемых в рамках теневой экономики, по сути своей являются преступлениями довольно широкого диапазона - от чисто экономических до грабежей, разбоев и убийств. [2,с. 61].

Наличие административной преюдикции по отдельным видам правонарушений экономического плана (например, укрытие доходов от налогообложения) не изменяет характера их общественной опасности. Поэтому общий вывод о нецелесообразности направления чрезмерных репрессивных усилий на борьбу с преступностью может быть распространен и на явления теневой экономики.

Однако, учитывая различную степень их общественной опасности, в отношении части сугубо криминальной составляющей теневой экономики применение исключительно репрессивных мер в ближайшей перспективе является необходимым.

Альтернативой репрессивным методам ограничения теневой экономики является проведение радикально-либеральной политики, связанной с легализацией теневой экономики и теневых капиталов. Именно этот подход, ориентированный на сверхвысокие темпы накопления частного капитала, реализован в России на практике в первой половине 90-х гг. ХХ в.

Итогом такой политики был критический рост масштабов теневой экономики и коррупции, формирование крупных промышленнофинансовых групп и кланов, использование экономических и правовых механизмов в направлении, не обеспечивавшим формирование благоприятных условий для законопослушных представителей бизнеса.

Однако это не означает, что сам по себе либеральный подход должен быть полностью отвергнут. Опираясь на принципы либерализма, следует использовать пусть небольшие, но все же положительные начала, которые несет в себе теневая экономика. Это, прежде всего, касается развития неофициальной легальной деятельности, а также части неофициальной нелегальной и даже некоторой малой доли криминальной составляющей теневой экономики.

Таким образом, мы приходим к выводу о необходимости комплексного подхода к решению проблемы сужения сферы теневой экономики и приближения ее масштабов к оптимальным параметрам (Mopt). В этом случае обеспечивается оптимальное сочетание экономической свободы и правовых ограничений.

Этот подход непосредственно связан с совершенствованием правовых норм и экономических механизмов, препятствующих в настоящее время развитию бизнеса и инвестиционного процесса, с созданием условий для нравственного развития экономических процессов, с одновременным формированием правовой среды, подрывающей экономическую базу организованной преступности.

Список использованной литературы

Латов Ю. Экономическая теория преступлений и наказаний («экономические империалисты» в гостях у криминологов) // Вопросы экономики. - 1999. - № 10. - С. 60-75.

Энторф Х. Преступность с экономической точки зрения: факты, теория, статистика // Politekonom. - 1997. - № 1.

Информация об авторах Шамбуров Сергей Алексеевич - кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры гуманитарных и информационных дисциплин, Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), (664011, г. Иркутск, ул. Некрасова, 4, s_shamburov@mail. ru)

Васильев Николай Гаврилович - кандидат философских наук, доцент кафедры гуманитарных и информационных дисциплин, Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), (664011, г. Иркутск, ул. Некрасова, 4, ngv@bk.ru)

УДК 1(091)

ББК 87.3


С.А. Шамбуров, кандидат экономических наук, доцент Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России)Н.Г. Васильев, кандидат философских наук, доцент Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России)





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ