СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Вещные права лиц, не являющихся собственниками, по источникам xiv - xv вв.


Исследуется вопрос возникновения и содержания вещных прав лиц, не являющихся собственниками на основе анализа письменных источников феодального периода как нормативного, так и индивидуального характера (договоров, дарственных (духовных) грамот и т.п.

Ключевые слова: история гражданского права; вещное право, право собственности, право владения, ограниченное вещное право.

Как известно, вещное право охватывает нормы о правах лиц на вещи и закрепляют принадлежность вещей - имущественных объектов - субъектам гражданских правоотношений.

В российском праве большинство таких норм содержатся в Разделе II Гражданского кодекса РФ, именуемом «Право собственности и другие вещные права» [3]. Из них больше норм, регулирующих субъективное право собственности, а другие вещные права лишь производны от него. На этапе становления гражданского права вещные права вещные права делили на две группы: на право собственности и на «ограниченные вещные права», причем они вначале были известны под названием «неполных прав собственности» [7, c. 432].

На протяжении многих веков от Руси до России вещные права видоизменялись по своему содержанию. Наряду с правом собственности происходила детализация тех вещных прав, которые сегодня в российском законодательстве именуются другие вещные права, но, по замечанию И.В. Минникес, законодатель уделял «иным вещным правам» значительно меньше внимания, нежели праву собственности. [6, с. 1].

Несмотря на неполноту законодательного регулирования, изучение проблемы «ограниченных вещных прав» необходимо для получения цельной картины имущественных отношений Руси. Обратимся к анализу отдельных институтов ограниченного вещного права, нашедших отражение в правовых документах феодального периода.

Псковская Судная грамота юридически закрепила сложную систему вещного права. Более половины ее статей содержат нормы гражданского права, где ключевым является право собственности [7, с. 331]. Она четко отличает владение от собственности и содержит нормы о способах владения несобственника: земская давность, поместное владение, кормля, залог, изор- ничество.

II отдел (часть) Псковской грамоты включал законы о поземельном владении и начинается узаконением о земской давности. По ст. 9 в Пскове назначалась 4-х или 5- летняя давность, в силу которой владевший землей и водой бесспорно освобождался от притязаний на нее прежнего владельца. Но важно то, что давность применялась только относительно возделанных или застроенных земель. В случае спора владелец должен был подтвердить владение землей показаниями свидетелей: «А коли будет с кем суд о земле о полнеи, или о воде, ... а стражет и владее тою землею или водою лет 4 или на 5, ино тому истцю съслаться на сосед человек 4 или на 5» [2, с. 317].

Таким образом, до наступления предусмотренного законом случая право владения земельным участком было условным и временным. Эту норму можно рассматривать и как узаконенную процедуру перехода объекта права в собственность, но и как самостоятельный элемент вещного права.

Псковский закон утверждает поместное и вотчинное владение землей. Он запрещает продавать поместные земли как не составляющие полной собственности владельца: «Ежели помещик будет уличен в продаже земли или сада, данных ему на прокормление, то за это приговаривался выкупить их и таким образом возвратить их обществу, и сверх того лишался кормления» [2, с. 315]. Таким образом, земли поместные (общины или княжеские) передавались субъекту на праве временного пользования с целью получения дохода и прокормления и (или) за службу.

В Псковской грамоте отражено право пользования чужой вещью - корм- ля. Она означает пожизненное право пользования недвижимостью. Этот институт вещного права регулировался ст. 72, 88 и 89. Кормлю получал обычно переживший супруг, который владел движимым и недвижимым имуществом умершего супруга пожизненно, при условии, что он не вступит в новый брак. В противном случае он лишался права пользования имуществом, и оно переходило к родственникам умершего супруга [5, с. 125]. В некоторых случаях, по завещанию наследодателя, кормля после смерти пережившего супруга подлежала переходу в собственность монастыря: в духовной Никиты Хова (XV в.) указывалось: «...a село ж свое в Нитничи, то дает жене своей Катерины и дочери Ксенье и внуки Зановье; а как не станет в животе их, жены и дочери и внуки ево, и то село святому Николы на Могильник...». [1, с.102]. Такая практика вполне обычна: в духовной Патрекия (XIV в.) он «отходя на тот свет... дал есмь село Игнатьевское да трои пчелы стои Троицы в монастырь» [3, с. 331].

Супруг мог завещать пережившему супругу свою землю в пожизненную кормлю, а при отсутствии завещания земля переходила в кормлю по закону. Продажа кормли запрещалась. Лицо, получившее по завещанию недвижимое имущество в пожизненное пользование, в случае продажи этого имущества обязывалось выкупить проданное имущество, а в дальнейшем лишалось права им пользоваться [1, с. 102-105].

Некоторое отношение к «ограниченным вещным правам» имело изорни- чество. Согласно Псковской грамоте (ст. 42,63,76) так как называли крестьян, арендовавших по договору частные земли, обыкновенно со ссудой. Они были вольными хлебопашцами, которые пользовались правом перехода от одного владельца к другому. Работали изорники «исполу», т.е. половину урожая отдавали владельцу земли. Особенностью является то, что изорник, убежавший от хозяина без расплаты, не наказывался лишением свободы, когда возвращался из бегов. Хозяин возвращал свое за счет продажи его имущества или мог искать доплаты на изорнике, когда он возвращался [1, с. 168]. Правда, подробно способы доплаты не указаны.

Вопрос о природе изорничества в Пскове - один из самых спорных.

В.О. Ключевский, М.Ф. Владимирский-Буданов видели в изорнике арендатора земли по договору. Другие авторы - Б.Д. Греков, Л.В. Черепнин, С.В. Юшков, Ю.Г. Алексеев видели феодально-зависимого крестьянина. Внимания заслуживают обе точки зрения. Определенно то, что речь идет об ограниченном праве пользования земельным участком, которое зачастую носило характер бессрочного пользования имуществом за определенную плату.

Еще один спорный момент, связанный с «ограниченными имущественными правами» в Псковской судной грамоте - это статус залога. Общепринято, что в этот период залог рассматривался как средство обеспечения обязательства, о чем пишет И.В. Минникес: «Залог и заклад как средства обеспечения исполнения обязательств были известны российскому праву еще со времен Псковской Судной грамоты, где залог соединяется с каждой сделкой на сумму свыше одного рубля. Однако в качестве самостоятельного вещного права залоговое право стало выделяться лишь в XIX в. При этом единого мнения относительно природы залогового права не было: некоторые считали его самостоятельным вещным правом, для других залог оставался вспомогательным средством обеспечения [6, с. 5]. Однако статьи 15, 30 грамоты о праве залога движимого и недвижимого имущества можно оценить и иначе. Залог движимого имущества не сопровождался передачей его кредитору, а движимое имущество, напротив, передавалось. Довольно частыми были споры по залогу. Переход имущества во владение с последующим возможным распоряжением, а также судебный порядок удостоверения или лишения права на залог можно при желании оценить и как нечто большее, нежели средство обеспечения.

В целом можно заключить, что так называемые ограниченные вещные права широко использовались в праве и практике изучаемого периода, но из-за отсутствия точного регулирования зачастую решения выносились в зависимости от того, кто выступал субъектом и что являлось объектом притязаний. Обладание землей еще слабо обеспечивалось судебной защитой, а зависимое владение, в т.ч. и пожизненное и наследственное, dejure и defacto до определенного периода почти не отличалось от полной собственности.

Список использованной литературы

Алексеев Ю.Г. Псковская судебная грамота. - Л., 1980. - 243 с.

Беляев И.Д. История русского законодательства. - СПб, 1999. - 639 с.

Владимирский - Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права. - М., 1986.

346 с.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994. № 51- ФЗ (ред. от 30.11.2011).

Кафенгауз Б.Б. Древний Псков. - М., 1969. - 134 с.

Минникес И.В. Вещные права лиц, не являющихся собственниками (к истории вопроса //Защита частных прав: проблемы теории и практики: материалы международной научно-практической конференции / отв. ред. Н.П. Асланян. - Иркутск, 2012. - С. 88-89.

Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т. 1. Законодательство Древней Руси / отв. ред. О.И. Чистяков. - М.: Юрид. лит., 1984. - 429 с.

Свод законов Российской Империи: в ред. 1842 г. - Кн. 2. - Т. 10. - Ст. 432.

Информация об авторе

Шавлинская Ирина Анатольевна - соискатель Иркутского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), ведущий юрисконсульт ИНЭПХФ РАН им. В.Л. Тальрозе (Москва, Ленинский пр-т, д. 38. e-mail: nst.ran2015@mail.ru и etoile678@mail.ru). ПОДСЕКЦИЯ «МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ»

УДК 16

ББК 87.73


И.А. Шавлинская, соискатель Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ