СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


О формах права в историко-правовых исследованиях


Статья посвящена проблеме использования термина право в историко-правовых исследованиях. Анализируются характеристики права с точки зрения формы, рассматриваются наиболее частые ошибки применения термина - расширение его содержания за счет неправовых составляющих и сужение до нормативного правового акта.

Ключевые слова: история права, российское право, формы права, источники права

Интерес к исторической составляющей права в настоящее время заметно вырос. Специалисты в области права и не-юристы часто избирают предметом исследования правовые явления в ретроспективе. Однако сама по себе многочисленность историко-правовых исследований не гарантирует качественного анализа. Иногда обращение к историческому аспекту в отраслевых и общеправовых работах не только не способствует пониманию сути явления, а даже наоборот, порождает путаницу и неточности.

Наиболее частой ошибкой такого рода работ является некорректное использование терминов и понятий. Это касается и такого базового

понятия как право.

Оперируя термином «право» применительно к каждому историческому этапу, необходимо учитывать особые свойства этого права в данный период. Имеется в виду не только его направленность, содержание, но и форму.

Исследования содержательной стороны права каждого исторического этапа многочисленны и многообразны. Многообразие не в последнюю очередь определяется толкованием содержания норм права в зависимости от исторических условий их возникновения и действия. Однако обстоятельства принятия той или иной нормы рассматриваются сквозь призму политической установки и авторского видения и оценки эпохи. Как следствие, характеристики содержательной стороны права - тема поистине неисчерпаемая.

Значительно меньше внимания уделяется анализу формальной стороны права.

Проблема форм (источников) права с точки зрения истории их возникновения и эволюции требует особого внимания и не должна решаться только с помощью экстраполяции современных форм на правовую действительность прошлых эпох. Например, если исходить из современной системы источников (форм) права, в истории развития российской правовой жизни можно отыскать, пусть изрядно трансформировавшиеся, но вполне узнаваемые формы - нормативный правовой акт, правовой обычай, нормативный договор, религиозный текст и даже прецедент. Но, подходя к праву минувших эпох только с тем списком, который признан современной наукой, легко упустить из виду такие формы, которые не имеют аналогов в нынешней реальности: например, завещания князей (XIV-XV вв.), партийные акты (XX в.) [3, с. 25, 98].

Кроме того, невнимание к формальной составляющей права проявляется в ряде работ в виде сужения объема понятия права к нормативным правовым актам.

Применительно к историческим эпохам абсолютизма и более позднего времени изучение права, базирующееся исключительно или в основном на нормативных правовых актах, дает не слишком искаженную картину правовой жизни, особенно в тех сферах, которые подвергаются наибольшей корректировке государством или являются новыми для общества - государственно-правовой, административно-правовой (полицейской), уголовно-процессуальной и др.

Что касается более ранних эпох, то ограничение исследования права рамками нормативного акта может не просто исказить реальность, но и привести к полностью неверным выводам, поскольку нормативный правовой акт в раннефеодальном праве выполнял скорее восполняющую, чем ведущую функцию. Однако иногда этот факт не принимается во внимание. Поэтому зачастую работы ограничены рамками нормативного правового предписания, не в последнюю очередь потому, что нормативный правовой акт - гораздо более доступный и максимально формализованный источник, удобный для исследования.

Но, сузив объект изучения и выхватив лишь «удобные» части, можно ли получить действительно обоснованный и корректный вывод? Думается, что это невозможно.

Это утверждение можно проиллюстрировать несколькими примерами. В частности, на ранних этапах становления и развития русского права отношения имущественного характера регулировались в основном обычаями, и в гораздо меньшей степени - нормативными правовыми актами, зато именно в это время было велико влияние нормативного договора. Можно ли сделать справедливые выводы, отразить полную картину правового регулирования и состояния гражданского права, если темой научного исследования выбрано, например, «Гражданское право по Псковской судной грамоте», «Правонарушения и юридическая ответственность по Русской правде», «Правонарушения и юридическая ответственность по Псковской судной грамоте» и т.п.? Совершенно очевидно, что заявка авторов данных диссертационных исследований на анализ права в реальности ограничивается не правом а лишь его частью - законодательством.

И наоборот, учитывая особенности права конкретного этапа, не зацикливаясь на нормативном правовом акте, можно получать ценную правовую информацию.

В частности, если ориентироваться только на нормативные правовые акты (ведь существование некой «Ярославовой грамоты», дарующей новгородцам право избирать себе князя весьма сомнительно [2, с. 154-157], то можно заключить, что в древнерусском государстве выборы вообще не регулировались правовыми средствами. Однако этот вывод был бы совершенно неверным. Правовое регулирование наличествовало, но не посредством нормативных правовых актов, а через нормы обычая и нормативного договора (докончания). Самым ярким примером последнего было решение в 1196 г. признать за новгородцами право выбрать себе правителя по своему усмотрению: «А Новгород выложиша вси князи в свободу, да есть Новъгород свободен, и где хотят Новогородци, и оттуду себе князя взимают» [4, с. 30-31]. Таким образом, отсутствие нормативного правового акта как регулятора электоральной сферы отношений еще не означает отсутствия правового регулирования вообще.

Это обстоятельство необходимо принимать во внимание и тогда, когда проблему законодатель все-таки не обошел вниманием, но не дал исчерпывающих ответов, например, о характеристиках субъектов гражданских правоотношений. Совершенно точно, что субъект древнерусского права не должен быть холопом. Это законодатель указал точно и недвусмысленно. Холоп может вступать в имущественные отношения только по поручению и с согласия своего господина, но ответственность холопов за свои действия вообще не предусмотрена, поскольку они, по выражению Русской Правды, «зане суть не свободни» (ст. 46). А вот относительно возраста сделать однозначный вывод сложнее. Субъекты - взрослые люди, поскольку, согласно ст. 99 Русской Правды, за имуществом малолетних детей должен следить взрослый из числа родственников. Но точные рамки «малолетства» законодательство не указывало. Скорее всего, этот вопрос находился в сфере действия обычаев и в исследуемый период просто не нуждался в дополнительном оформлении, но от того не перешел в разряд нерегулируемых правом институтов.

Другая опасность некорректного применения термина право - это чрезмерное расширение понятия. Безусловно, каждый исторический этап накладывает отпечаток на то явление, которое обозначается как право. Например, на ранних стадиях развития источниками права были обычаи как таковые. Именно обычаи, порождающие юридически значимые последствия (а не правовые обычаи - они появились существенно позднее) составляли основу древнерусского права. Они не нуждались в санкционировании государства для придания им юридической силы.

Но своеобразие права каждого исторического этапа не означает аморфности понятия. При всем многообразии воплощений, праву свойственны неотъемлемые черты, составляющие вкупе само это явление, поэтому нельзя называть правом то, что не соотносится с данными характеристиками, например, жалобы и отписки [1, с. 158]

Представляется, что и ограничение содержания термина право и неоправданное его расширение одинаково неприемлемы. То, исследование квалифицируется как историко-правовое, не оправдывает вольной трактовки понятия.

Список использованной литературы

Белоновский В.Н., Белоновский А.В. Представительство и выборы в России. - М., Приор, 1999. - 272 с.

Минникес И.В. Выборы в истории Российского государства в IX- начале XIX века. - СПб., «Юридический центр Пресс», 2010. - 538 с.

Минникес И.В. Источники Российского права: проблемы эволюции. - М- Иркутск, ГОУ ВПО РПА МЮ РФ, 2009. - 104 с.

Полное собрание русских летописей. Т. 10. Патриаршая или Никоновская летопись. - М., Наука, 1965. - 244 с.

Информация об авторе

Минникес Ирина Викторовна - доктор юридических наук, доцент, заведующая кафедрой теории и истории государства и права. Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) (664011 г. Иркутск, ул. Некрасова, 4. e-mail: ivminnikes@mail.ru)

УДК 34.01

ББК 67.0


И.В. Минникес, доктор юридических наук, Иркутский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ