СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Роль нюрнбергского процесса в формировании принципов международного уголовного судопроизводства


В современной науке справедливо Нюрнбергский процесс называют судом народов: он не только завершил разгром фашизма, но и внёс существенный вклад в развитие права, став ответом на преступления против мира, человечности и военные преступления. Впервые в истории осудили людей, преступная деятельность которых «привела к неслыханным по своей тяжести последствиям: многим миллионам человеческих жертв, разрушениям десятков тысяч городов и сел, причинению неисчислимого ущерба промышленности, хозяйству и культурным ценностям многих стран и народов»1. Процесс в Нюрнберге оказал основополагающее значение в формирование международного уголовного судопроизводства.

В первую очередь это принцип неотвратимости наказания за совершенное, главным образом, военное преступление. Его юридическая основа была закреплена уже в Московской декларации 1943 года. Международный военные трибунал определил, что «не только не будет несправедливостью наказать тех, кто совершил эти преступления, но будет несправедливо оставить безнаказанным совершенное ими зло». В дальнейшем принцип был подробно зафиксирован в ряде правовых актов2.

В своей деятельности Нюрнбергский трибунал опирался на принцип универсальной юрисдикции, исходя из которого международное уголовное преследование и судопроизводство осуществляются вне зависимости от места совершения военного преступления и гражданства лица, его совершившего. Кроме того, в развитии данного положения, принятые в 1949 году Женевские Конвенции, предусматривают обязательства для государств-участников разыскивать предполагаемых военных преступников, предавать их «независимо от их гражданства своим собственным судам» либо передавать таких лиц для суда над ними другим государствам при условии, что такое государство привело достаточно серьезные доказательства для возбуждения дел. Дополнительный протокол I к

Женевским конвенциям 1949 г., принятый в 1977 г., требует от его участников не допустить «сомнений по поводу уголовного преследования и суда в отношении лиц, обвиняемых в военных преступлениях или в преступлениях против человечности», передавать таких лиц «для целей уголовного преследования и суда в соответствии с подлежавшими применению нормами международного права»3.

В приговоре военного трибунала было отмечено, что ссылка на отсутствие в международном праве довоенного периода норм, запрещающих агрессивную войну, являлась несостоятельной, поскольку пакт Бриана – Келлога (Парижский договор 1928 года об отказе от войны в качестве орудия национальной политики) провозгласил отказ от войны как инструмента национальной политики, что сделало такую войну преступной. Данное положение можно отнести к принципу законности. Хотя отметим, что есть мнения, согласно которому деятельность трибунала шла вразрез с данным принципом. В частности отмечалось отсутствии объективности, несоблюдение законности и судопроизводства победителей (post factum)4.

Не менее важен принцип состязательности

сторон. В статье 16 Устава Международного военного трибунала закреплено, что «подсудимый имеет право давать любые объяснения по обстоятельствам выдвинутых против него обвинений; предварительный допрос подсудимого и судебное заседание будут вестись или переводиться на язык, который подсудимый понимает; подсудимый имеет право защищаться на суде лично или при помощи защитника; подсудимый имеет право лично или через защитника представлять на суде доказательства в свою защиту и подвергать перекрестному допросу любого свидетеля, вызванного обвинением». На Нюрнбергском процессе каждый подсудимый имел адвоката по собственному выбору; все документы были переведены на немецкий язык; выступления участников судебного процесса. Тем самым были установлены процессуальные гарантии для подсудимых.

Сложились также основные черты принципа свободной оценки доказательств, отражённые в статье 19 Устава Международного военного трибунала: «трибунал не должен быть связан формальностями в использовании доказательств». При этом Трибунал самостоятельно устанавливал и применял «возможно более быструю и не осложненную формальностями процедуру» и допускал любые доказательства, которые, по его мнению, имели доказательственную силу. При этом в качестве доказательств Трибуналом были допустимы также все признания и заявления подсудимых. Определяя «значимость доказательств», Трибунал мог потребовать, чтобы ему сообщили о характере любых доказательств до их представления в судебном заседании для определения, относятся ли они к делу.

Судебное разбирательство проходило публично; все заседания трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тыс. пропусков. Работу Трибунала освещала пресса и велась прямая трансляция, что говорит о том, что процесс исходил из принципов открытости и гласности судопроизводства.

Вместе с тем отметим, что на Нюрнбергском процессе были представлены три правовые системы: социалистическая, англосаксонская ,континентальная, для каждой из которых были характерны свои национальные особенности, подчас принципиально отличающиеся. Поэтому необходимо было достичь процессуальных компромиссов (в частности в СССР юридическая система закрепляла активную роль суда в уголовном процессе, и в первую очередь – председательствующего в судебном заседании. В англосаксонской же системе, как известно, преобладает принцип состязательности сторон, а роль суда является относительно пассивной). Так, Трибунал имел право: вызывать свидете

лей на суд; требовать их присутствия и показаний и задавать им вопросы; допрашивать подсудимого; требовать предъявления документов и других материалов, используемых как доказательства (ст. 17 Устава). В этом случае Трибунал, как видно, широко использовал советский принцип активного суда. Вместе с тем Трибунал предоставил право обвинению и защите допрашивать и подвергать перекрестному допросу любого свидетеля и любого подсудимого, который дает показания, что характерно для англосаксонского права1.

Нюрнбергский процесс справедливо считается «образцом процессуальной культуры, закрепившим принципы послевоенного международного гуманитарного и уголовного права, что многие десятилетия стоят на страже мира и уважения человеческого достоинства» ,а скрупулезную приверженность судей и обвинителей к предусмотренной Уставом процессуальной процедуре не могли отрицать даже самые ярые сторонники подсудимых

Таким образом, принципы, признанные Уставом Международного военного трибунала и подтвержденные в Резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946г. и от 27 ноября 1947 г., не только легли в основу послевоенных международно-правовых актов, направленных на предотвращение агрессивных войн, совершения военных преступлений, геноцида и преступлений против человечества, но и стали правовым фундаментом для принципов международного уголовно-процессуального права.

В завершение приведём в пример древнеримский правовой постулат, который в полной мере проявился на процессе в Нюрнберге: «да свершится правосудие, хотя бы погиб мир». Нюрнбергский процесс внес огромный вклад в сохранение чудом спасенного мира. Он снова зовет нас к согласию и действиям по пути мира, справедливости и законности2.


Р.Б. СУФЬЯНОВ





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ