СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Экономический анализ права собственности


Право собственности является одним из фундаментальных понятий не только юриспруденции, но и современной экономической теории. Именно права собственности составляют основу для принятия решений хозяйствующими субъектами. Они устанавливают, кто именно может предпринимать действия по использованию ресурсов, предписывают распределение соответствующих выгод и издержек, задают временный горизонт экономических взаимодействий.

С точки зрения выполняемой социальной функции права собственности предстают как определенные «правила игры», регулирующие взаимоотношения между людьми по поводу ограниченных ресурсов, а с точки зрения их внутреннего содержания – как совокупность правомочий, которым располагают отдельные субъекты. Тем самым анализ может осуществляться как на макроаналитическом уровне (уровне всего общества), так и на микроаналитическом уровне (уровне поведения отдельно взятого экономического агента). В первом случае предметом обсуждения экономической теории становится, как правило, тот или иной режим собственности (общей, коммунальной, частной, государственной) как целостная система, во втором – отдельные права как составные элементы этой системы.

В экономической теории право собственности есть «обеспечиваемое обществом право на выбор способов использования экономического блага»1. Под правами собственности здесь понимаются нормы, регулирующие доступ к ресурсам. Это санкционированные нормы поведения людей по поводу благ, которые любое лицо должно или соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми, или же нести издержки из-за их несоблюдения. Обратим внимание на то, что эти нормы рассматриваются как санкционированные обществом, а не исключительно государством. Вообще говоря, такими нормами являются не только законы и иные правовые акты, но и обычаи, традиции, конвенциональные соглашения хозяйствующих субъектов, моральные установления.

Термином «собственность» обозначаются не какие-либо материальные или нематериальные объекты, а определенные наборы прав. Г. Демсец, один из ведущих представителей экономической теории прав собственности, заметил по этому поводу: «Не ресурс сам по себе является собственностью; пучок или доля прав по использованию

ресурса – вот что составляет собственность. Собственность в первоначальном значении этого слова относилась только к праву, титулу, интересу, а ресурсы могли называться собственностью не больше, чем они могли называться правом, титулом или интересом»2.

Права собственности, далее, есть отношения между людьми по поводу использования ограниченных ресурсов (благ), а не отношения между людьми и вещами. Их можно определить как фактически действующую систему исключений из доступа к ограниченным ресурсам, понимая под «доступом» все множество возможных решений, связанных с этими ресурсами, не обязательно предполагающих лишь физическое воздействие на них. В качестве системы исключений из доступа к имеющимся в обществе ресурсам, права собственности содержат в сжатом виде все способы потенциальных взаимодействий между субъектами по поводу их использования.

Необходимо подчеркнуть, что права собственности прямо связаны с основным предметом экономической теории – проблемой рационального выбора в условиях ограниченных ресурсов. Без предпосылки об ограниченности (редкости) ресурсов бессмысленно говорить и о каких-либо правах собственности. Но в мире ограниченных ресурсов неизбежно возникают конфликты по поводу их использования. Установление прав собственности ограничивает и упорядочивает эти конфликты, тем самым снижая риски хозяйственной и другой деятельность, уменьшая неопределенность внешней среды, делая ее более предсказуемой и стабильной.

В этом смысле права собственности и есть

«правила игры», без которых регулярная экономическая деятельность (и вообще жизнедеятельность людей) невозможна. Различные системы прав собственности могут оказаться более или менее эффективными, а их развитие, отбор и замена определяется тем, насколько успешно они справляются с урегулированием действительных и недопущением потенциальных конфликтов по поводу ограниченных ресурсов.

Рассматриваемые с экономической позиции, права собственности действуют как своеобразные стимулы, увеличивая издержки одних способов поведения и повышая привлекательность (выгоду) других. Запреты и ограничения, связанные с несанкционированным поведением, скорее всего не устраняют его полностью, но увеличивают связанные с ним издержки в виде возможного наказания. Тогда и соблюдение, и нарушение прав собственности представляет собой акт рационального экономического выбора.

Изложенные основные идеи экономической теории прав собственности, по мнению профессора М. И. Семякина, «во многом представляются ценными и плодотворными»1.

Ранее отмечалась присущее экономической

теории понимание собственности как «пучка» отдельных правомочий. Сам по себе такой подход отнюдь не нов. Например, еще римское право представило собственность в виде триады (триединства) прав владения, пользования и распоряжения. Экономический анализ позволяет добиться более глубокого понимания этой трактовки. Действительно, любое благо имеет множество измерений, или полезных свойств. В современном обществе к физическим измерениям вещи следует непременно добавить ее правовые характеристики, отражающие отношения между людьми («правила игры»). Многообразие полезных свойств вещи и ее правовых характеристик обуславливают соответствующую структуру прав или правомочия собственника.

В этой связи отметим критику положений ст..209 «Содержание права собственности» ГК РФ известным российским экономистом В. Л. Тамбовцевым. Для п. п. 1 и 2 этой статьи, по его мнению, характерна «запутанность и логическая противоречивость»2. Так, собственнику, согласно п. 1

ст.209 принадлежат права владения, пользования

и распоряжения. Что означает наличие этих прав, в чем конкретно они заключаются, практически никак не разъясняется. В п. 2 ст..209 говорится, что собственник вправе передавать другим лицам, «оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом…». Но возникает вопрос: если собственник, которому принадлежать эти три права, передал их кому-то, как он может оставаться собственником? Или иначе, если права переданы, как они могут остаться у того, кто их передал?

Распространенные у юристов отсылки к разъяснениям в комментариях к ГК РФ выглядят неубедительно, поскольку «оправдывать невнятность положений ГК ссылками на комментарии вряд ли имеет смысл, если только не признавать одновременно, что отечественное право содержит как юридическую, формальную, так и «комментаторскую», неформальную часть»3. Если раскрытие содержание триады полномочий в комментариях к ГК РФ еще приводиться, то какой-либо

ответ на поставленный выше очевидный вопрос отсутствует4.

В российской юридической литературе, посвященной проблемам собственности и права собственности, можно найти краткие упоминания относительно экономической теории прав собственности. К примеру, Ю. Н. Андреев пишет, что эта теория «в настоящее время стала актуальной и популярной»5. Однако «экономическая составляющая» собственности или собственность как «экономическая категория» рассматриваются, как правило, в русле марксистского экономического учения, давно ставшего маргинальным направлением мировой экономической мысли.

Напомним, что у К. Маркса понятие собственности выступает базовой категорией политической экономии и тесно взаимосвязано с его концепцией материалистического понимания истории. Оно определяется как система общественных отношений между людьми в процессе производства, обмена и распределения благ, т.е. производственных отношений. Для идентификации собственности необходимо тогда дать описание всех производственных отношений, и в первую очередь отношений присвоения. Именно эти отношения обуславливают присвоение средств производства и играют ведущую роль в развитии общества, поскольку определяют характер и способ соединения средств производства и рабочей силы.

Отношения собственности представляют собой отношения объективные, поскольку не произвольно выбираются людьми и не навязываются им правовыми установлениями. Поэтому в каждую историческую эпоху отношения собственности предопределены уровнем развития производительных сил. Юридические же отношения здесь рассматриваются как надстройка над производственными отношениями или отношениями собственности в экономическом смысле.

Историческое развитие не подтвердило прогнозы и выводы Маркса. Это является лучшим эмпирическим доказательством научной несостоятельности марксистской политической экономии и материалистического понимания истории. Тем не менее, как ни удивительно, все еще раздаются отдельные призывы к исследованию проблем материалистического правопонимания в современных условиях, раскрытия действительного духа и содержания марксистской теории права, центральный тезис которой – обусловленность права экономическими отношениями6.

Острая и содержательная концептуальная

критика марксистского подхода к трактовке соб

1 Семякин М. Н. Экономика и право: проблемы теории, методологии и практики / Под общ. ред. члена-корреспондента РАН А. И. Татаркина. М., 2006. С. 305.

2 Права собственности, приватизация и национализация в России / Под общ. ред. В. Л. Тамбовцева. М., 2009. С. 37.

3 Там же. С. 38.

4 См., например: Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1996. С. 255.

5 Андреев. Ю. Н. Собственность и право собственности: цивилистические аспекты. М., 2013. С. 17.

6 Сырых В. М. История и методология юридической науки. М., 2014. С. 427.

ственности приводится, например, в монографии А. З. Сириса1. Современные российские эпигоны марксистских воззрений на собственность не продвинулись дальше банальных и схоластических определений собственности как «совокупности общественных отношений по поводу присвоения-отчуждения жизненных благ»2.

Заметим, что у представителей возникшей одновременно с марксизмом немецкой исторической школы (у них Маркс позаимствовал понятие

«производительные силы») собственность выступает как воплощение этических или правовых норм и вторична по отношению к морально-правовому фундаменту. Перед нами как бы зеркальное отражение марксистского подхода, при котором право – надстройка над экономикой, а право собственности – юридическое оформление экономических отношений собственности. В рамках исторической школы экономика – надстройка над этико-правовым базисом. Изменение правовых норм приводит к изменению и собственности.

На основе этого положения классическая немецкая политическая экономия (национальная экономия) сформулировала фундаментальный вывод, который полностью разделяет экономическая теория прав собственности. Он гласит, что благосостояние какого-либо общества является функцией его основополагающих законов и определяющих деятельность институтов (порядков)3.

В своей нобелевской лекции основоположник

экономического анализа права собственности Р. Коуз аналогично указывал на «глубокое воздействие» правовой системы на работу экономической системы.

К сожалению, отечественные учебники по гражданскому праву по-прежнему традиционно, а точнее ритуально, все еще рассматривают собственность как экономическую категорию в марксистском толковании. При этом речь о собственности как об особой эконмической категории должна

«служить своего рода заставкой для раскрытия юридического содержания собственности»4.

Однако С. С. Алексеев подчеркивал, что «характерной особенностью современного развития научного знания является создание своеобразного поля пересечения, активного взаимодействия и взаимопроникновения различных, казалось бы, далек друг от друга стоящих наук, теоретических концепций и методов познания, что обогащает их и приносит исключительно плодотворные результаты…»5. По нашему мнению, экономический анализ права собственности способен осуществлять значительные концептуальные и теоретико-методологические функции, а не служить фор

мальной прелюдией к раскрытию юридического содержания и значения прав собственности.

Экономический подход к праву предоставляет в распоряжение юриста принципы, позволяющие более четко организовать всю совокупность правовых норм, а также может помочь заменить противоречащие друг другу правовые понятия более простыми и четкими доктринами. Он способен преодолеть догматичность исключительно юридической трактовки проблем права собственности, побуждает учитывать конечные цели и результаты действия правовых норм, обращать внимание на возможные неблагоприятные последствия их применения.

При использовании методов экономического анализа построение конкретной нормы гражданского права предстает не как утверждение бесспорной и вечной истины, а как прагматичный выбор варианта, который в наибольшей степени соответствует имеющимся возможностям, конфигурации интересов, доступностью ресурсов и характером их распределения. Он не только ограничен сложившимися правовыми и неформальными институтами, но и порождает цепочки подчас долгосрочных институциональных изменений. Такой выбор, осуществляемый в контексте сравнительных преимуществ и потерь, которые редко поддаются точной оценке, но должны распознаваться в максимально возможной степени, означает отказ от альтернативных вариантов, в том числе якобы отвечающим неким абстрактным идеалам справедливости. Наконец, этот выбор, как правило, далеко не в равной степени отвечает интересам различных социальных групп и/или государственных структур.

К фундаментальным вопросам, обсуждаемым в рамках экономического анализа права собственности, можно отнести следующие:

  • почему необходимы права собственности и как они возникают;
  • какими способами следует предотвращать нарушение прав собственности одних лиц при использовании своих прав собственности другими лицами (проблема внешних эффектов);
  • что такое эффективные права собственности и в чем заключаются условия достижения этой эффективности.

Коротко остановимся на обсуждении двух последних проблем.

Гражданскому праву неизвестно такое понятие, как внешние эффекты (экстерналии). В экономическом анализе права собственности внешние эффекты – одна из наиболее важных категорий, поскольку при использовании собственности одними субъектами могут возникать негативные или благоприятные последствия для других субъектов. Если действия одного субъекта влияют или с определенной вероятностью могут повлиять на благосостояние другого субъекта, т.е. принести ему издержки или выгоды, то в этом случае говорят, что действия одного субъекта создают внешний эффект для другого.

Юристы проводят четкую грань между законной и незаконной видами деятельности. Но проблема в том, что и законная деятельность может наносить ущерб другому собственнику в силу действия внешних эффектов и при этом не подлежать прямым юридическим санкциям.

Однако негативные экстерналии – это не просто издержки, производимые одной стороной, которые нести должна другая сторона. Согласно подходу Р. Коуза, принятому в экономическом анализе права собственности, практически во всех случаях существование величина внешних эффектов зависит от решений, принимаемых обеими сторонами. Он замечает: «Вопрос обычно понимался так, что вот А наносит ущерб В и следует решить, как мы ограничим действия А? Но это не верно. Перед нами проблема взаимообязывающего характера. Оберегая от ущерба В, мы навлекает ущерб на А. Вопрос, который нужно решить, – следует ли позволить А наносит ущерб В нужно разрешить В наносит ущерб А? Проблема в том, чтобы избежать более серьезного ущерба»1.

Утверждение Коуза об обоюдостороннем характере проблемы внешних эффектов было направлено против сложившейся судебной практики, устраняло атмосферу виновности, морального осуждения одной из сторон судебного процесса и позволяло сосредоточить внимание на том, как найти такое решение, которое обеспечивало

бы максимально эффективное использование ресурсов. Ключ к решению данной проблемы дает так называемая теорема Коуза. Ее общий смысл состоит в том, что в конечном счете неважно, кто изначально будет обладать правом собственности на ресурс. Необходимо, чтобы в итоге право собственности на ресурс было у того, кто выше всего его ценит. Соответственно, имеется два способа увеличения эффективности использования ресурсов и интернализации внешних эффектов с помощью закона: облегчить частный обмен правами собственности или наделить ими ту сторону, для которой их стоимость выше.

Экономический анализ права собственности утверждает, далее, что для достижения эффективности прав собственности должны выполняться три обязательных условия. Это, во-первых, универсальность – все ограниченные ресурсы должны иметь собственников (спецификация прав собственности). Во-вторых, исключительность – права собственности реально должны быть исключительными правами. И наконец, в-третьих, требуется обеспечить возможность отчуждаемости

– продажи (передачи) прав собственности. Обратим внимание на то, что выполнение этих условий необходимо независимо от формы собственности.

В заключение приведем высказывание В. Л. Тамбовцева о том, что принципиально важным выводом из исследований, осуществляемых в рамках экономического подхода к праву, является «доказанная полезность экономического анализа для осуществления правовых реформ, улучшения как отдельных нормативных актов, так и всей системы, обеспечивающей их проведение в жизнь…»2. Это свидетельствует о продуктивности нормативного экономического анализа права

и, в частности, права собственности.


А.М. СЕРГЕЕВ





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ