СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Правовая природа требования о распределении имущества ликвидированного юридического лица


Среди поправок в ГК, внесенных Федеральным законом №991 имеется весьма любопытное нововведение, касающееся судьбы имущества, обнаруженного после завершения ликвидации юридического лица.

Согласно п. 5.2 ст. 64 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), в случае обнаружения имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из единого государственного реестра юридических лиц, в том числе в результате признания такого юридического лица несостоятельным (банкротом), заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право.

К указанному имуществу относятся также требования ликвидированного юридического лица к третьим лицам, в том числе возникшие из-за нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов, вследствие которого заинтересованное лицо не получило исполнение в полном объеме. В этом случае суд назначает арбитражного управляющего, на которого возлагается обязанность распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица (п. 5.2 ст.64 ГК).

В Концепции развития гражданского законодательства о юридических лицах и в литературе2

это правило объясняется необходимостью «поворота» ликвидации, проведенной с нарушением закона.

В пункте п.2.1 Проекта Концепции развития гражданского законодательства о юридических лицах содержалось практически то же самое предложение, которое было реализовано в тексте закона.

«Представляется целесообразным установление законодательных правил, позволяющих удовлетворить требования кредиторов, оказавшиеся непогашенными в ходе ликвидации юридического лица (в том числе, при его банкротстве), в случае обнаружения имущества юридического лица после его исключения из реестра. В этом случае по заявлению заинтересованного лица арбитражный суд мог бы возобновить процедуру ликвидации (в том числе, банкротства), назначив арбитражного управляющего.

Последний при достаточности имущества ликвидированного юридического лица для возобновления и проведение процедуры ликвидации (в том числе, банкротства), либо при наличии иного финансирования этой процедуры мог бы распределить имущество среди кредиторов, а при их отсутствии передать его учредителям (участникам) юридического лица (п. 7 ст. 63 ГК)».

В Концепции развития гражданского законодательства (далее – Концепция)3 это предложение

отсутствует; отмечается лишь потребность унифицировать нормы ГК с правилами, установленными Федеральным законом от 26 октября 2002 г. №127ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закон о банкротстве) и необходимость дополнить нормы ГК положением о защите прав кредиторов в случае нарушения правил об очередности удовлетворения требований кредиторов (п. 3.12).

Цель унификации норм ГК с правилами закона о банкротстве, очевидно, достигнута не полностью. Несмотря на то, что в ст. 64 ГК теперь установлен приоритет текущих расходов, связанных с ликвидаций, очередность удовлетворения требований кредиторов, которую Закон №99 сохранил для института ликвидации, не в полной мере соответствует очередности удовлетворения требований кредиторов при банкротстве.

В частности, залоговые кредиторы не обладают теми преимуществами, какими они наделены в ситуации банкротства должника по обязательству, обеспеченному залогом.

Задаче защитить интересы кредиторов в случае нарушения очередности, очевидно, и посвящена норма п. 5.2 ст. 64 ГК, наделяющая кредитора правом требовать распределения имущества ликвидированного юридического лица и относящая к этому имуществу право требования к кредитору, получившему исполнение «вне очереди».

Однако насколько эффективно решение этой задачи?

Даже беглое знакомство с нормой п. 5.2 ст. 64 ГК РФ позволяет заметить, что законодатель пытается разом решить две несколько отличные друг от друга по своей правовой природе проблемы.

Первая проблема состоит в том, чтобы решить судьбу имущества, «забытого» при ликвидации. Ранее это имущество следовало признавать бесхозяйным в порядке, установленном п. 3 ст. 225 ГК РФ, что влекло разнообразные и многочисленные проблемы, связанные как с притязанием фактических владельцев на это имущество, так и с нежеланием муниципальных образований принимать в собственность имущество, требующее значительных затрат.

На эту задачу указывает фраза о «распределении имущества ликвидированного юридического лица».

Вторая задача состоит в том, чтобы защитить интересы кредиторов, чьи интересы пострадали в результате нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов. На нее указывает норма о включении в состав распределяемого имущества требований к третьим лицам, возникшие из-за нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов.

Различие в природе этих задач состоит в том, что если первая призвана определить права на уже существующее имущество, то вторая касается прав, размер которых, а также и само их наличие, еще следует установить.

Законодатель пытается решить эти проблемы в комплексе, но, преследуя одновременно две цели, создает попутные затруднения.

В частности, можно задать следующие вопросы:

  1. (а) является ли требование о распределении имущества исковым требованием?
  2. (б) если да, то кто – ответчик?
  3. (в) является ли предусмотренный п. 5.2 ст. 64 ГК срок сроком исковой давности?

Возникают и иные вопросы, восходящие к теории гражданского права. В частности, это вопрос о том, следует ли считать требование к кредитору, получившему исполнение «вне очереди», кондикционным требованием.

Поиску ответа на эти вопросы посвящена данная статья.

1. Требование о распределении имущества ликвидированного юридического лица рассматривается в порядке искового производства.

Прежде всего, необходимо сказать, что спор об имуществе, оставшемся после ликвидации юридического лица, всегда или почти всегда является спором о праве.

Так, если в процессе ликвидации юридического лица «забыто» недвижимое имущество, то на него может, а вернее – могло (до вступления в силу ФЗ №99) претендовать муниципальное образование как на бесхозяйное имущество.

Если требование касается движимого имущества, то притязаниями на это имущество могут обладать иные, кроме заявителя, лица в силу норм о находке (ст. 228 ГК), о брошенных вещах (ст. 226 ГК), о приобретательной давности (ст. 234 ГК). Кроме того, может возникнуть спор между учредителями или участниками юридического лица в отношении распределения имущества.

Поэтому всегда или практически всегда вопрос о распределении имущества в порядке, предусмотренном п. 5.2 ст. 64 ГК не может быть решен никак иначе, чем в порядке искового производства.

Теперь рассмотрим требования к третьим лицам, получившим исполнение с нарушением правил об очередности, обращая внимание на историю вопроса.

Постановлением Президиума ВАС РФ № 7075/11 от 13 октября 2011 г. была подтверждена принципиальная возможность «поворота» ликвидации.

«Поскольку при ликвидации компании установленный ст. 61 – ст. 64 ГК порядок ликвидации юридического лица нарушен и для государственной регистрации прекращения деятельности в связи с ликвидацией необходимые документы в регистрирующий орган не представлены, у судов не имелось правовых оснований для отказа в удовлетворении требования о признании недействительной записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности общества».

В Постановлении Президиума ВАС РФ № 7075/11 от 13 октября 2011 г. требование о признании недействительным записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности общества было рассмотрено по правилам публичного судопроизводства.

Однако п. 5.2 ст. 64 ГК предлагает осуществлять распределение имущества ликвидированного юридического лица без восстановления ликвидированного юридического лица.

Норма п. 5.2 ст. 64 ГК содержит отсылку к порядку ликвидации. Процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица осуществляется по правилам ГК о ликвидации юридических лиц.

Поскольку требование о принудительной ликвидации рассматривается в порядке искового

производства, такая отсылка еще раз подтверждает, что требование о распределении имущества ликвидированного юридического лица рассматривается в порядке искового производства.

В проектах изменения ГК шла речь о восстановлении ликвидированного юридического лица.

«Арбитражный управляющий при достаточности имущества ликвидированного юридического лица для возобновления и проведение процедуры ликвидации (в том числе, банкротства), либо при наличии иного финансирования этой процедуры мог бы распределить имущество среди кредиторов, а при их отсутствии передать его учредителям (участникам) юридического лица», – говорилось в п. 2.11 Проекта Концепции развития законодательства о юридических лицах. В Законе №99 не идет речи о восстановлении юридического лица, речь идет только о распределении имущества. Это терминологическое уточнение видится обоснованным, поскольку оно подчеркивает, что юридическое лицо как субъект права после завершения ликвидации отсутствует и, следовательно, сделки им совершены быть не могут.

2. Далее, рассмотрим вопрос о правовой природе срока. Из характеристики требования о распределении имущества ликвидированного юридического лица следует вопрос о том, является ли указанный в п. 5.2 ст. 64 ГК пятилетний срок сроком исковой давности или каким-то иным сроком.

Согласно п. 5.2 ст. 64 ГК, заявление о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица может быть подано в течение пяти лет с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении юридического лица.

В пользу того, что установленный данной нормою срок является сроком исковой давности, говорит назначение данного срока. Поскольку заявление о назначении процедуры распределения имущества ликвидированного юридического лица служит защите нарушенного права, можно заключить, что предусмотренный п. 5.2 ст. 64 ГК срок является сроком исковой давности. В таком случае несколько специфичен момент начала исчисления такого срока: с момента внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности юридического лица.

Безусловно, день внесения в реестр сведений о прекращении деятельности юридического лица можно считать днем, когда заинтересованное лицо узнало или должно было узнать о том, что его право на получение удовлетворения из имущества ликвидируемой организации нарушено.

Однако все же не бесспорным видится решение законодателя о том, чтобы не допускать исключений из этого правила, так как могут быть такие уважительные причины, которые не позволили заинтересованному лицу узнать о том, что его право нарушено в день внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности юридического лица.

3. Кто может требовать распределения имущества ликвидированного юридического лица?

Согласно п.5.2 ст. 64 ГК с заявлением о назначении процедуры распределения имущества юридического лица может обратиться «заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган».

Процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица может быть назначена при наличии средств, достаточных для осуществления данной процедуры, и возможности распределения обнаруженного имущества среди заинтересованных лиц (п.

5.2 ст. 64 ГК).

Здесь понятие «заинтересованное лицо» используется в значении «кредитор по денежным обязательствам». Однако вместе с тем, нет причин запрещать и кредитору по неденежному требованию, чьи права были нарушены при ликвидации, предъявлять требование о распределении имущества ликвидированного юридического лица.

Подведем итоги. Требование о распределении имущества ликвидированного юридического лица видится возможным считать разновидностью требования из неосновательного обогащения только в одном случае, а именно – если истец требует возврата имущества, приобретенного ответчиков с нарушением очередности. Если же распределяется «забытое» при ликвидации имущество, в том числе – недвижимая вещь, требование о распределении имущества можно считать преобразовательным иском, направленным на приобретение права собственности.


Е.А. ОСТАНИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ