СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Проблемы коллизионного регулирования в сфере международного франчайзинга


Современный мир по праву можно назвать миром предпринимательства и глобальных экономических связей. Режим открытых границ для экономических потоков, безусловно, способствует развитию подлинно транснациональных отношений, характеризующихся участием в них представителей предпринимательских кругов различных государств. Естественно, что предприниматели стараются обеспечить своему бизнесу максимально комфортные условия, гарантировать надежный и стабильный рост и развитие. И именно в связи с этим в современном мире особую значимость приобретают не материальные и денежные блага, а различные объекты интеллектуальной собственности, несущие огромный потенциал для развития, как их правообладателей, так и любых третьих лиц, получающих тем или иным способом возможность их использовать в своих интересах. Таким образом, именно сейчас законодателю следует особое внимание обратить на отношения в сфере трансграничного оборота интеллектуальных прав, одним из механизмов которого как раз и выступает международный франчайзинг.

Постоянные исследования Российской ассоциации франчайзинга и Международного совета

по франчайзингу показывают, что все больше предпринимателей предпочитают использовать франчайзинговую модель для построения своего бизнеса. Фактически от нее выигрывают все: правообладатель (франчайзер) – получает возможность занять еще один территориальный рынок, а франчайзи, в качестве которого зачастую выступают представители мелкого и среднего бизнеса, не имеющие реальных средств для разработки собственного комплекса объектов интеллектуальных прав, получает возможность использовать известную марку для своего собственного развития. Казалось бы, названные безусловно выгодные характеристики данного механизма должны способствовать бурному развитию отношений, построенных по модели франчайзинга, что, в свою очередь, должно привлекать и законодателя, ведь чем более распространены те или иные отношения, тем больше возникает споров и исков в связи с ними, а прецедент еще со времен древнего права всегда выступал главным «инициатором» реального развития правовых норм.

Особо значимо существование единого правового регулирования именно на международном уровне, ведь отношения, изначально носящие трансграничный характер, неизменно порождают коллизионную проблему – проблему столкновения нескольких национальных правовых систем, которые в равной степени претендуют на роль главного регулятора возникших отношений. Следует отметить, что в настоящее время сфера правового сопровождения отношений международного франчайзинга отличается наличием достаточно серьезных пробелов. И в данном случае не помогают стандартные правила их восполнения, ведь, как известно, основным средством восполнения пробелов в законе и праве являются основные принципы той правовой системы, в рамках которой существуют отношения двух сторон, а в условиях конфликта двух правовых систем происходит и столкновение их принципов.

Как представляется, наиболее серьезной проблемой в сфере правового регулирования международного франчайзинга является фактическое отсутствие правовых норм материального характера, регулирующих франчайзинговые отношения. Фактически сейчас существует такая ситуация, когда участники правоотношений самостоятельно определяют «правила игры», но одновременно с этим рискуют попасть в сферу действия строго императивных норм (норм непосредственного применения) той или иной правовой системы, связанной с существующими франчайзинговыми отношениями. Так, если говорить о материально-правовом регулировании международного франчайзинга, то, к сожалению, приходится констатировать, что, несмотря на широкую распространенность отношений, их унифицированное международно-правовое регулирование по-прежнему отсутствует.

В настоящее время международное регулирование франчайзинговых отношений представлено следующими документами, носящими (с определенной долей условности) универсальный характер:

  • В рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) подготовлено Руководство ВОИС по франчайзингу (The WIPO Guide on Franchising, 1994).
  • Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА) разработал Руководство к договорам международного мастер-франчайзинга (Guide to International Master Franchise Arrangements, 1998) и Модельный закон о раскрытии информации по договору франчайзинга (The Model Franchise Disclosure Law, 2002.).
  • Международная ассоциация франчайзинга представила этический и моральный кодексы/
  • Международная торговая палата (МТП) разработала Типовой контракт международного франчайзинга (The ICC Model International Franchising Contract, 2000, публикация МТП № 557), входящий во «вненациональную» систему правовых норм lex mercatoria.

Однако наличие названных документов не позволяет говорить о наличии стройной системы международно-правового регулирования франчайзинговых отношений по следующим основаниям:

  • Во-первых, все эти документы носят сугубо рекомендательный характер, следовательно, не относятся к системе жесткого императивного регулирования, а обитают в сфере деловых обыкновений. Соответственно, эти нормы легко обойти не только нормативными предписаниями какой-либо страны, но и обычным соглашением сторон франчайзинговых отношений. При этом в отличие от многих других норм и обычаев делового оборота, широко распространенных в сфере международного делового общения, (например, ИНКОТЕРМС, правила в сфере расчетов и т.д.), нормы относительно франчайзинга не являются столь распространенными и широкому кругу лиц не известны.
  • Во-вторых, содержание вышеназванных документов не охватывает всего объема аспектов франчайзинговых отношений. Так, например, по предмету регулирования Модельный закон УНИДРУА 2002 г. охватывает лишь преддоговорное раскрытие информации и не затрагивает ни взаимоотношения сторон в период реализации договора, ни последствия прекращения такого договора.

Кроме того, совместное использование всех норм, названных документов, по меньшей мере, затруднено, и связано это, в первую очередь, с тем, что данные документы не придерживаются единых подходов не только относительно к отдельным аспектам регулирования франчайзинга, но и к самому его понятию.

Специалисты в сфере международного частного права, безусловно, должны заметить, что материально-правовой метод регулирования, несмотря на свой приоритет, единственным не является. Со времен появления первых норм международного частного права, именно универсальным методом являлся метод коллизионный. Однако, сторонники коллизионного метода регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, также в данном случае «терпят поражение».

Коллизионный метод в сочетании с отношениями, построенными по модели франчайзинга, не предоставляет тех преимуществ, которыми он обладает по сравнению с материально-правовым методом, он фактически также оказывается беспомощным в сфере правового регулирования договорных франчайзинговых отношений:

Во-первых, как всегда в рамках международного частного права возникает сложность с определением применимого права и выбором надлежащей коллизионной привязки. Так, если мы обратимся к российскому законодательству по этому вопросу, то мы увидим, что статья 1211 Гражданского кодекса РФ направляет нас на использование привязки «закон наиболее тесной связи», при этом пункт 6 названной статьи устанавливает, что к договору коммерческой концессии (который в рамках российской правоприменительной практики рассматривается в качестве аналога франчайзинга) должно быть применено право страны, на территории которой пользователю разрешается использование комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав, либо, если данное использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности правообладателя. Вместе с тем, в некоторых странах используется другой принцип определения тесной связи, в том числе возможно определение тесной связи с правом государства, на чьей территории находится пользователь, т.е. франчайзи. Кроме того, в связи с тем, что предпринимательская деятельность в каждом государстве регулируется достаточно большим количеством норм, имеющих, в том числе, строго императивный характер, пользователь в ряде случаев просто не получает возможности использовать предоставленные ему права в соответствии с правилами другого государства. Поэтому, многие специалисты отстаивают необходимость применения к франчайзинговым отношениям именно законодательство страны франчайзи. С другой стороны, и такой подход может вызвать определенные трудности в своем применении: в частности, при применении права страны пользователя неизменно будет вставать вопрос о степени защиты правообладателя: дело в том, что законы каждого отдельно взятого государства в конечном итоге могут не признавать права интеллектуальной собственности франчайзера, или не предоставлять им адекватной защиты. Более того, можно встретить и вообще «абсурдные» на взгляд автора положения о том, что франчайзер должен выплатить своему контрагенту компенсацию в случае расторжения договора или прекращения его действия по любому основанию, за исключением случаев виновного поведения франчайзи. Иными словами, франчайзеру попросту предлагается выкупить собственные права у своего контрагента. При таких вариантах нормативного регулирования представляется невозможным реальное развитие франчайзинговой сети. Соответственно, как мы видим, любой из возможных подходов определения применимого права порождает целый комплекс проблем, не позволяющий эффективно решать конфликты между сторонами франчайзинговых отношениях на началах равенства и справедливости.

Во-вторых, эффективность коллизионного метода полностью зависит от степени разработанности правовой базы относительно конкретных правоотношений в соответствующих государствах. Вместе с тем, в настоящее время достаточная правовая регламентация существует далеко не во всех странах мира. При этом нужно понимать, что в большинстве стран специального

законодательства о франчайзинге нет, либо оно отличается крайней беднотой содержания (в общем-то, и российское право в данном случае не является исключением). В большинстве стран соглашения о франчайзинге не регулируются национальными законами, а судебная практика редко затрагивает международный аспект правоотношений. Соответственно, даже применение привязки «автономия воли сторон» также оказывается неэффективным, т.к. стороны франчайзингового договора вынуждены либо соглашаться с незначительным перечнем правовых систем, где представлено надлежащее правовое регулирование франчайзинговых отношений, либо идти на риск, избирая право, не содержащее детальных конкретных норм относительно франчайзинга.

В-третьих, достаточно серьезной, проблемой применения коллизионного метода регулирования, является его согласование со строго императивными нормами национального права и, прежде всего, с правилами антимонопольного законодательства и законодательства о защите конкуренции каждого отдельно взятого государства. Тем более что вопрос о соотношении договора франчайзинга и норм о защите рыночной конкуренции еще не решен, что с очевидностью прослеживается в сфере законодательного регулирования данных правоотношений. Интересно также отметить, что антиконкурентную практику запрещает и статья 40 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), при этом в документе особо подчеркивается, что сами страны-участники устанавливают, какие виды лицензионной торговли будут оказывать подобное неблагоприятное воздействие, называя ведение такой практики злоупотребление правами. Таким образом, и право Всемирной торговой организации (ВТО) на настоящем этапе фактически отказывается решать данный вопрос, отдавая его «на откуп» государствам-членам, предоставляя им достаточно широкую свободу усмотрения по этому вопросу.

В связи с вышеизложенным, представляется очевидным, что в настоящее время в сфере правового регулирования международного франчайзинга сложилась своеобразная «патовая» ситуация: материально-правовых, унифицированных норм, основанных на единых подходах к определению сущности отношений франчайзинга, – не создано, а коллизионный метод регулирования – оказывается бессильным. Думается, что из данной ситуации возможен только один выход, который не будет являться «полумерой» – это разработка унифицированного международно-правового регулирования отношений международного франчайзинга. То есть в настоящее время требуется глобальное совершенствование международного регулирования в данной сфере. Как представляется, оно должно вылиться в принятие конвенции о договорах международного франчайзинга, которая содержала бы свод правовых норм, регулирующих все этапы заключения договора, в том числе заключение соответствующих договоров, обязательства франчайзера и франчайзи, средства правовой защиты при нарушении договора и иные аспекты договорных отношений. В результате у предпринимателей будет необходимый и достаточный нормативный материал для заключения договоров, а у судов – для вынесения решений по соответствующим категориям споров.


Н.А. НОВИКОВА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ