СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Новые правила возмещения убытков


Реформа гражданского законодательства затронула нормы о таком «универсальном способе защиты» гражданских прав, как возмещение убытков. Большинство изменений, касающихся возмещения убытков, соответствуют положениям Концепции развития гражданского законодательства от «07» октября 2009 года. Можно сказать, что изменения относительно возмещения убытков были внесены достаточно безболезненно, без широкого обсуждения и горячих споров.

Не было поддержано законодателем положение о том, что «должник, нарушивший договор, не должен возмещать ущерб, который он не предвидел или не должен был разумно предвидеть при заключении договора как вероятное последствие его нарушения». При этом критерий предвидимости убытков довольно эффективно используется во многих иностранных правопорядках.

Другие изменения относительно убытков, предложенные Советом по кодификации, в целом нашли свое отражение в законе.

Возмещение убытков в полном размере

Возмещение убытков в полном размере не является новым для российского гражданского права и рассматривается в качестве принципа ответственности1. Однако несколько изменился подход к содержанию данного принципа: «возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом». Следует заметить, что такое понимание полного возмещения убытков распространяется как на договорные, так и на внедоговорные обязательства.

Такое понимание полного возмещения убытков отчасти соответствует англосаксонскому подходу, при котором убытки понимаются как компенсация, которая поставит истца, насколько это возможно, в положение, если бы договор был исполнен или (что встречается реже) не заключался2.

Однако стоило ли выносить данное положение в закон? Имеет ли оно практическую значимость? С учетом того, что Гражданский кодекс РФ не является учебником по гражданскому праву, можно предположить, что теперь при возмещении убытков от правоприменителя требуется моделирование положения истца для случая, если бы обязательство было исполнено.

Разумная степень достоверности размера убытков

Прежде всего, стоит отметить, что критерий разумности при взыскании убытков активно применяется в иностранных правопорядках. Так, в странах англосаксонской системы права применяется принцип разумной достоверности убытков3, также в литературе можно встретить упоминание разумной степени уверенности потерпевшего, когда он полагается на некорректный отчет аудитора и получает убытки4.

Российская судебная практика устанавливает различные дополнительные критерии к определению размера убытков, помимо установленных Гражданским кодексом РФ. При этом любые вероятностные расчеты убытков судами не принимаются5.

Критерий «разумной степени достоверности» размера убытков, в свою очередь, предполагает некоторую вероятность причинения убытков в определенном размере.

Однако насколько эффективно данный критерий применяется в практике? Требование разумности используется при взыскании «процес

суальных убытков» – судебных расходов. Однако вряд ли можно назвать соответствующую практику взыскания судебных расходов хорошим примером применения принципа разумности.

Безусловно, основная проблема данного критерия состоит в том, что он является субъективным, и без готовности судебной системы отойти от крайнего консерватизма по делам о взыскании убытков, данный критерий не будет эффективно работать.

Абстрактные убытки

Возможность взыскания так называемых

«абстрактных убытков» до принятия статьи 393.1 Гражданского кодекса РФ было предусмотрено только в рамках отношений по договору поставки (статья 524 Гражданского кодекса РФ), при этом было возможно применение данных правил по аналогии закона к другим договорам.

Стоит заметить, что статья 393.1 Гражданского кодекса РФ, не предусматривает требования разумности срока и разумности цены, предусмотренные статьей 524 Гражданского кодекса РФ. Данное обстоятельство выглядит некоторым упущением законодателя и соответствующие изменения представляются целесообразными.

Пункт 1 статьи 393.1 Гражданского кодекса РФ охватывает по смыслу сразу пункты 1 и 2 статьи 524 Гражданского кодекса РФ, так как в статье 393.1 говорится о кредиторе и должнике, а убытки обозначены в виде разницы между ценами. При этом следует учитывать, что в договоре каждая сторона обычно является кредитором и должником и для правильного анализа отношений в рамках статьи 393.1 Гражданского РФ нужно строго разделять конкретные права и обязанности сторон.

Уточняется понятие «текущей цены». Теперь под ней понимается цена именно на момент расторжения договора, в то время как в статье 524 Гражданского кодекса РФ этот признак не обозначен, что могло порождать разные толкования.

Представляется, что пункт 2 статьи 393.1 Гражданского кодекса РФ создает возможности для злоупотреблений. Так, в случае, если со стороны должника есть какие-либо нарушения договора (в том числе, незначительные), при этом договор допускает одностороннее расторжение договора, то кредитор может воспользоваться этим, если в период действия договора цена на товар изменилась таким образом, что кредитору стало выгодно расторгнуть договор. Представляется, что такие действия могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Также кредитор может потерять интерес в заключении договора с другим лицом, однако это не исключает для него возможности взыскания абстрактных убытков. В свою очередь, это может привести к неосновательному обогащению кредитора.

Более того, использованные законодателем конструкции абстрактных убытков ставят вопрос о том, нужно ли вообще доказывать причинную связь при их возникновении. Особенно ярко это видно на примере абстрактных убытков, возникших вследствие изменения цены товара, работ, услуг без заключения кредитором нового договора.

Исходя из формулировок законодателя, для взыскания таких убытков необходимо доказать следующий состав:

  1. Факт заключения договора;
  2. Факт неисполнения или ненадлежащего исполнения должником договора (противоправность);
  3. Факт прекращения договорных отношений;
  4. Разница между ценой в договоре и текущей ценой на товар, работы, услуги в месте, где должен был быть исполнен договор (убытки и их размер).

В любом случае выработанные в советский период концепции необходимой и случайной, прямой и косвенной причинной связи и другие, не подходят для анализа причинных связей при причинении абстрактных убытков. Сами по себе абстрактные убытки закономерно предполагают и некоторые «абстрактные причинные связи» при их возникновении.

При этом вряд ли можно назвать изменение цены на товар, работу, услугу следствием действий должника, так как цена складывается на основании множества факторов экономического характера. Кроме того, изменение цен на товары, работы, услуги – нормальное явление для рыночной экономики, поэтому, безусловное перекладывание рисков изменения цены товара, работы, услуги во время действия договора на должника в договорных отношениях вызывает некоторый скепсис.

Представляется, что попытка встраивания такой конструкции абстрактных убытков в широко применяемый в российской науке и практике состав гражданско-правовой ответственности (убытки и их размер, вина, противоправность, причинная связь) требует либо пересмотра такого состава либо признания некоторых исключений. При этом необходимость пересмотра состава гражданско-правовой ответственности ради введения абстрактных убытков представляется нецелесообразным, а любые исключения из правила разрушают само правило.

Для целей защиты кредитора в таком случае возможным решением была бы законная неустойка, метод расчета которой также может осно

вываться на разнице между ценой в договоре и текущей ценой на товары, работы, услуги. Такая законная неустойка в полной мере способна заменить данную конструкцию абстрактных убытков.

Возмещение потерь, возникших

в результате наступления определенных в договоре обстоятельств

Статья 406.1 Гражданского РФ вводит возможность возмещения потерь, которые не связаны с противоправными действиями стороны договора.

Для возмещения таких потерь необходимо наличие следующих условий:

  • Стороны договора являются лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность;
  • Обязанность возмещения имущественных потерь в определенных случаях должна быть предусмотрена соглашением сторон.

Законодатель не называет данные потери убытками, во-первых, потому что они причиняются не обязательно в результате противоправных действий; во-вторых, потому что такие потери не обязательно являются результатом действий другой стороны (например, в случае вмешательства в обязательство третьих лиц), а следовательно, обязательное установление причинной связи между действиями стороны и возникшими потерями не предполагается.

Данная конструкция создает возможность сторонам искать баланс в распределении различных рисков в договорном обязательстве.

Данная конструкция тесно связана с убытками. Так, пункт 4 данной статьи предусматривает переход требования кредитора к третьему лицу, в результате чьих противоправных действий причинены потери. Таким образом, потери для одной стороны в данном случае становятся убытками другой стороны.

В связи с этим возникает ряд вопросов, которые неизбежно возникнут и в правоприменительной практике. Один из вопросов состоит в том, имеет ли право третье лицо, в результате противоправных действий которого были причинены потери стороне договора, оспаривать размер таких потерь. Ведь стороны могут предусматривать такой размер своим соглашением и суд по общему правилу не может уменьшить размер потерь. С учетом того, что стороны договора не могут создавать своим соглашением какие-то обязанности или наделять правами третьих лиц, то должно признаваться право третьего лица на оспаривание размера потерь. В этом случае должны устанавливаться все условия возмещения убытков, в том числе, причинная связь и размер реально возникших убытков.

Также сомнительной является норма о возмещении данных потерь независимо от того, что

договор будет признан недействительным. Представляется, что возможность возмещения таких потерь в соответствии с условиями договора, заключенного с пороками воли другой стороны, нельзя назвать справедливым правилом.

Убытки за недостоверные заверения об обстоятельствах

Cтатья 431.2 Гражданского кодекса РФ законодательно закрепила возможность взыскания убытков, возникших в результате предоставления контрагентом (или потенциальным контрагентом) недостоверных заверений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, причем как до, так и после заключения такого договора.

Введение прямой нормы о возможности возмещения убытков при недостоверных заверениях об обстоятельствах можно только поддержать, однако, возможность возмещения убытков не исключалась на основании статьи 15 Гражданского кодекса РФ до принятия данной нормы.

Определенные проблемы могут появиться при разграничении обмана при заключении договора и недостоверных заверений об обстоятельствах, во многих случаях сделать это сложно. При этом статья 431.2 Гражданского кодекса РФ предполагает такие способы защиты, как возмещение убытков и взыскание неустойки. В свою очередь, в случае обмана сделка признается недействительной (пункт 2 статьи 179 Гражданского кодекса РФ) и могут быть применены последствия ее недействительности. Представляется, что в практике такая неопределенность, в том числе, с надлежащим способом защиты прав, может повлечь некоторые злоупотребления.

Таким образом, изменения гражданского законодательства относительно возмещения убытков направлены на возможность их действительно реального возмещения. При этом решение многих проблем возмещения убытков все также перекладывается на правоприменителя. И только сама правоприменительная практика сможет показать эффективность внесенных изменений.


В.Н. ЛЕЖНЕВ





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ