СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Правовое регулирование сделок супругов в свете совершенствования гражданского законодательства российской федерации


В данной статье дается анализ положений норм Семейного кодекса РФ относительно сделок, совершаемых участниками семейных правоотношений, в связи с изменениями в Гражданском кодексе РФ. Рассматривается проблема применения принципа добросовестности при регулировании имущественных отношений в семье.

Ключевые слова: правоотношения, сделка, имущество, супруги, добросовестность.

LEGAL REGULATION Of TRANSACTIONS Of SPOUSES

IN ThE LIGhT Of PERfECTION Of ThE CIvIL LEGISLATION Of ThE RUSSIAN fEdERATION

This article analyzes the provisions of the Family Code of the Russian Federation with respect to transactions made by members of family relationships, due to changes in the Civil Code of the Russian Federation. The problem of application of the principle of good faith in the regulation of property relations in the family.

Keywords: relationship, transaction, property, spouses, conscientiousness.

В юридической литературе долгое время ведутся дискуссии о соотношении различных правоотношений, в частности гражданских и семейных. В настоящее время такая дискуссия вновь обрела актуальность в связи с реформированием гражданского законодательства. Например, А.П. Сергеев указывает: «Между тем непредвзятый анализ свидетельствует о том, что между семейно-правовыми актами и гражданско-правовыми сделками не существует никаких принципиальных различий. Впервые это показала М.В. Антокольская, сделавшая правильный вывод о возможности применения в семейном праве таких категорий, как сделка и гражданско-правовой договор»1. М.В. Антокольская пишет: «…связь имущественных отношений с личными настолько сильна, что сами семейные имущественные отношения под воздействием личных преобразуются, приобретая особые черты, не свойственные имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом»2.

Время от времени в Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ) вносятся различные изменения. Таких изменений было достаточно за последний период. Одним из них является Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»3. Одной из новелл является статья 157.1 ГК РФ, регулирующая институт согласия на совершение сделок и устанавливающая, в частности, что субъект согласия обязан сообщить о даче такового или об отказе в нем в разумный срок после получения обращения об этом (п. 2), что отсутствие его ответа в разумный срок должно восприниматься как отказ в даче согласия, если иное не предусмотрено законом (п. 4).

При совершении сделки в отношении общей совместной собственности одним из супругов согласие другого супруга предполагается и по общему правилу другой супруг не должен пре

доставлять доказательства такого согласия. Поэтому лицу, вступающему в договор с супругом, не нужно проверять, согласен ли на совершение сделки другой супруг, а необходимо исходить из презумпции такого согласия.

Презумпция наличия согласия супруга – это законодательное предположение, состоящее в том, что супруг совершающий сделку по распоряжению общим имуществом, предполагается уже получившим согласие на эту сделку со стороны второго супруга. Данная презумпция является опровержимой, если доказано, что такое согласие отсутствовало4.

Отсутствие согласия на сделку делает ее

оспоримой, а не ничтожной. Например, п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ)5, предусматривая необходимость нотариально удостоверенного согласия супруга на распоряжение недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, предусматривает право супруга оспорить сделку, совершенную с нарушением данного правила, т.е. вводит правило о ее оспоримости. Толкуя данную норму права, Верховный Суд РФ указал: «... Закон устанавливает круг лиц, имеющих право признания недействительными сделок, связанных с распоряжением совместным имуществом супругов. При этом законом не предусмотрена реализация этого права в обязательном порядке. Такая сделка является оспоримой, а не ничтожной».

Действующим гражданским законодательством абсолютно справедливо установлена презумпция добросовестности участников гражданского оборота. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (п. 3 ст. 10 ГК РФ). Это означает, что «косвенные доказательства осведомленности контрагента об отсутствии необходимого согласия на сделку будут очень слабыми аргументами в пользу недействительности сделки1.

Упоминание в СК РФ категории добросовестности встречается лишь в ситуации с предоставлением специальных мер защиты добросовестному супругу в случае признания брака недействительным.

Вместе с тем, ст. 4 СК РФ устанавливает возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к семейным отношениям, прямо не урегулированным семейным законодательством, но лишь постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. К тому же, ст. 5 СК РФ закрепляет возможность применения в порядке аналогии закона норм гражданского права при отсутствии норм семейного права, прямо регулирующих семейные отношения или регулирующих сходные отношения, а также возможность применения в порядке аналогии права общих начал и принципов гражданского права в случае отсутствия подходящих общих начал и принципов семейного права.

Для совершения особо крупных и юридически значимых сделок СК РФ предусматривает предварительное нотариально удостоверенное согласие супруга. Отметим, что одним из позитивных изменений в гражданском законодательстве в 2013 году является то, что разъяснено понятие нотариального удостоверения сделки (п. 1 ст. 163) как проверки законности, в том числе наличия у каждой из ее сторон права на совершение сделки.

Рассмотрим достаточно интересный и показательный пример из судебной практики. В. обратилась в суд с иском к обществу (кредитору), обществу (должнику), М. о признании договора поручительства недействительным. В обоснование иска указала, что ей стало известно, что решением суда с её мужа М. по договору поручительства взыскана в пользу общества (кредитора) сумма основного долга общества (должника) перед ним, а также расходы на оплату госпошлины. Кроме того, решением суда удовлетворён иск кредитора к должнику и М. о взыскании договорной неустойки. По мнению В., договор поручительства, заключённый между кредитором, М. (поручителем) и должником является недействительным и противоречит требованиям ст.35 СК РФ, как связанным с распоряжением совместно нажитым имуществом супругов и заключённым в отсутствие её согласия.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, иск удовлетворён. Обсудив доводы, из

ложенные в кассационной жалобе общества (кредитора), в возражении на кассационную жалобу, судебная коллегия признала, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений. Разрешая дело и удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что в силу п.2 ст.35 СК РФ общество (кредитор) было обязано потребовать от М. письменное согласие супруги на заключение оспариваемого договора поручительства, однако недобросовестно отнеслось к своим обязанностям. Суд апелляционной инстанции согласился с этим выводом суда, указав, что В., являясь супругой М. – участника оспариваемой сделки в отношении общего имущества супругов, в полной мере доказала факт отсутствия её согласия на совершение данной сделки. Между тем судом установлено, что по договору поручительства М. принял обязательство отвечать перед кредитором солидарно с должником за исполнение его обязательств в полном объёме. В период заключения данной сделки и на момент рассмотрения дела судом М. состоял в браке с В.

В соответствии с п.п. 2, 3 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Поручительство как один из способов обеспечения исполнения обязательства, ответственность по которому несёт лично поручитель, не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов. Договор поручительства не является также сделкой, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, в связи с чем на его заключение не требуется получения нотариального согласия другого супруга. Заключая договор поручительства, М. не распорядился каким-либо нажитым совместно в браке с В. имуществом, а лишь принял на себя обязательство отвечать в случае неисполнения должником обязательств последнего принадлежащим ему – поручителю – имуществом лично. Это судами обеих инстанций учтено не было. В связи с этим выводы судебных инстанций о том, что заключение М. договора поручительства без согласия его супруги является основанием для признания договора недействительным, неправомерны, т.к. они не основаны на законе. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила обжалуемые судебные постановления и приняла новое решение, которым в удовлетворении иска В. о признании договора поручительства недействительным отказала2.

Абсолютно справедлива постановка вопросов

С.Ю. Чашковой: применяется ли принцип добросовестности при регулировании имущественных отношений супругов, а также выступает ли добросовестность в качестве требования осуществления супругами взаимных имущественных прав и исполнения обязанностей, регулируемых семейным правом?1

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотиву отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение сделки, то есть если нарушено требование добросовестности. При этом добросовестность контрагента презюмируется в полном соответствии с п. 3 ст. 10 ГК РФ до тех пор, пока не будет доказано иное.

Однако отметим, что, заключая брачный договор, супруги должны распоряжаться своими правами по поводу принадлежащего им имущества, не забывая о том, что общее имущество является основой семьи. Осуществляя права и обязанности по поводу этого имущества, супруги не должны ущемлять имущественные права одного из супругов. Думается, что при осуществлении супругами семейных прав и исполнении ими семейных обязанностей важное значение имеет решение вопроса, действовали ли они оба или каждый из них добросовестно. Определяющее здесь также имеет ответ на вопрос – распорядился ли супруг своим правом по его назначению либо применил его вопреки назначению. Поэтому можно сделать вывод о том, что в действующем семейном законодательстве добросовестность, как требование к осуществлению субъективных прав, и как принцип правового регулирования применяется по аналогии с гражданским законодательством, в том числе к имущественным отношениям супругов, родителей и детей.

Список использованных источников

1. семейный кодекс российской федерации от 29.12.1995 n 223-фз (в ред. от 04.11.2014 n

333-ФЗ ) // Российская газета. – 1996. – N 17. – 27 января.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (в ред. ФЗ от 31.12.2014 № 315-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – N 5. – 29 января. – ст. 410.

3. Федеральный закон от 30.12.2012 N 302ФЗ (в ред. ФЗ от 04.03.2013 № 21-ФЗ) «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»// Российская газета. – 2013. – N 3. – 11 января.

4. Антокольская, М.В. Семейное право: учебник. – М.: Юристъ, 2002.

5. БОЛДЫРЕВ , В.А. Правовое значение и содержание согласия на совершение сделки// Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. №10.

6. Гражданское право: учебник: Ч.3/ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 2003.

7. Левушкин, А.Н. Правовое регулирование имущественных отношений в семье. – Ульяновск: УлГУ, 2005.

8. Левушкин, А.Н. Семейное право: учебник/А.Н. Левушкин, А.А. Серебрякова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2014.

9. Чашкова, С.Ю. Применение категорий

«добросовестность» и «разумность» при регулировании имущественных отношений супругов// Законы России: опыт, анализ, практика. 2010.N 9

10. Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации за II квартал 2013 года от 20 ноября 2013 года (Определение № 5-КГ13-18 п.2) // Бюллетень Верховного РФ суда. 2014. № 1.


А.Н. ЛЕВУШКИН





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ