СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Неосновательное обогащение при выполнении работ, оказании услуг в отсутствие государственного (муниципального) контракта


Добросовестность участников гражданского оборота является одним из основополагающих принципов российского гражданского права.

«Добросовестность – это уважение и верность принятому на себя обязательству, собственная честность и доверие к чужой честности».3 Федеральным законом от 30.12.2012 №302-ФЗ прин

цип добросовестности был закреплен в статье первой Гражданского кодекса РФ в качестве одного из основных начал гражданского законодательства. Свое дальнейшее развитие принцип добросовестности получил при реформировании правовой регламентации обязательственных отношений. Согласно пункту 3 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.03.2015 №42-ФЗ, «при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию».

Добросовестность является не только бесспорным и безусловным принципом гражданского права, но и презумпцией. Пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляет: «Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются».

В условиях декларирования законодателем презумпции добросовестности, интересными для исследования представляются ее применение и опровержение на практике.

Одним из распространенных случаев опровержения добросовестного поведения участников гражданского оборота является отказ в защите права лица, выполнившего работы, оказавшего услуги для государственных (муниципальных) нужд в отсутствие надлежащим образом оформленного государственного (муниципального) контракта.

С недавнего времени судебная практика по данному вопросу претерпела значительные изменения. В 2013 году Высший Арбитражный Суд Российской Федерации кардинально пересмотрел свою позицию в отношении взыскания стоимости выполненных работ (оказанных услуг), принятых государственным (муниципальным) заказчиком, в качестве неосновательного обогащения. В Постановлении от 28.05.2013 года № 18045/12 и Постановлении от 04.06.2013 №37/13 Президиум Высшего Арбитражного Суда пришел к выводу о том, что выполнение работ без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, предусмотренных действовавшим во время спорных отношений Федеральным законом «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21.07.2005 года №94-ФЗ (далее по тексту – «Законом № 94-ФЗ»), свидетельствует о том, что лицо, выполнявшее работы, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства. В качестве правового основания отказа в исках суд указал на необходимость применения пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации. В указанных актах была сформулирована правовая позиция о том, что взыскание неосновательного обогащения за фактически выполненные

при отсутствии государственного (муниципального) контракта работы (оказанные услуги) открывало бы возможность для недобросовестных исполнителей работ (услуг) и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход действовавшего в то время Закона № 94-ФЗ. Таким образом, исполнение обязательства участниками гражданского оборота в отсутствие надлежащим образом оформленного государственного (муниципального) контракта было расценено судом как заведомо недобросовестное поведение. Презумпция добросовестности была опровергнута. Данная правовая позиция начала широко использоваться в практике арбитражных судов, которые повсеместно стали отказывать в удовлетворении требований подрядчиков и исполнителей.1

Верховный суд Российской Федерации продолжил уточнять практику по взысканию стоимости выполненных работ (оказанных услуг) в отсутствие государственного контракта. В начале 2015 года было вынесено два диаметрально противоположных решения. Определением от 21.01.2015 года № 308-ЭС14-2538 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации удовлетворила требование о взыскании неосновательного обогащения с войсковой части, которая при отсутствии государственного контракта принимала выполненные работы по вывозу твердых бытовых отходов со своей территории у одной из коммерческих организаций. В обоснование своей позиции, опровергая выводы всех нижестоящих инстанций, коллегия указала на то, что факт оказания работ, их объем, качество, стоимость сторонами не оспаривались; отношения сторон носили длящийся и регулярный характер; работы не могли быть отложены до заключения государственного контракта в установленном порядке. В другом Определении от 13.03.2015 года № 307-ЭС14-4768, судебная коллегия отказала в иске компании-застройщика к Комитету по строительству г. Санкт-Петербург о взыскании стоимости работ по проектированию и строительству межквартальных инженерных сетей. Суд пришел к выводу о том, что возложение обязательств по возмещению неосновательного обогащения за выполнение не согласованных работ является неправомерным, поскольку Комитет по строительству является исполнительным органом государственной власти, и вне установленных действовавшим в период спорных правоотношений Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» процедур размещения государственных заказов, не вправе принимать на себя какие-либо

1 Например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.04.2015 по делу № А29-3166/2014; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.12.2014 по делу № А24-1081/2013; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.09.2014 по делу № А46-2513/2014, Постановление ФАС Уральского округа от 11.101.2013 года по делу №А07-18512/2012 и др.

обязательства. В данном деле были также применены ранее сформулированные Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации позиции о том, что взыскание стоимости работ в отсутствие оформленного контракта представляет собой обход закона.

Несмотря на довольно жесткие правовые позиции высших судебных инстанций, в исключительных случаях подрядчики (исполнители) все же имеют возможность взыскать сумму неосновательного обогащения. Это имеет место, если суд не находит оснований для опровержения презумпции добросовестности, либо в условиях такого опровержения истцам удается обосновать и доказать свое добросовестное поведение.

Например, в решении по делу о взыскании с Озерского городского округа Челябинской области стоимости фактически выполненных работ на муниципальном объекте (плавательном бассейне), суд отказался от опровержения презумпции добросовестности и указал: «Материалами дела подтверждено, что объект принят заказчиком с указанными выше спорными работами без замечаний по объему и качеству выполненных работ. Недобросовестности исполнителя работ и заказчика, приобретение ими незаконных имущественных выгод в обход закона, не установлено. Таким образом, учитывая, что спорные работы выполнены истцом по согласованию с уполномоченным лицом, факт выполнения указанных работ не оспорен ответчиком, отсутствие заключенного в установленном порядке контракта на выполнение спорных работ для муниципальных нужд не может являться безусловным основанием для отказа от оплаты результатов работ, фактически выполненных для муниципальных нужд» (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа №Ф09-13879/13 от 28.12.2013 года по делу

№А76-4657/13). А один из судов апелляционной инстанции, обосновывая вынесение постановления в пользу подрядчика, выполнившего с одобрения и указания администрации городского поселения работы по ремонту муниципальной дороги, сделал и вовсе противоположный вывод о добросовестности участников отношений: «Заявитель жалобы указывает на то, что иск не подлежал удовлетворению, поскольку никто не вправе извлекать незаконную имущественную выгоду в обход Федерального закона № 94-ФЗ. В соответствии с пунктом 4 статьи 1 Гражданского кодекса никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Пунктом 1 статьи 10 указанного Кодекса не допускается злоупотребление правом. Вместе с тем, при установленных по делу обстоятельствах пострадавшим от данного злоупотребления является не ответчик, а истец» (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2014 года по делу № А78-5454/2013)1.

В другом деле, удовлетворяя требования подрядчика о взыскании с Администрации города Челябинска стоимости работ сверх муниципального контракта при ремонте объекта здравоохранения, без которых невозможен качественный лечебный процесс, суд пришел к следующему выводу: «Обязательство из неосновательного обогащения возникает при наличии трех условий: имело место приобретение или сбережение имущества; приобретение или сбережение произведено за счет другого лица; отсутствие правовых оснований для приобретения или сбережения имущества. Судами установлено, что выполнение обществом работ сверх цены муниципального контракта согласовано с учреждением здравоохранения… Факт выполнения спорных дополнительных работ подтвержден материалами дела. В результате выполнения работ созданы улучшения здания учреждения здравоохранения, собственником недвижимого имущества которого является муниципальное образование…» (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа №Ф09-36/14 от 14.02.2014 года по делу №А60-5103/2013).

Взыскивая в качестве неосновательного обогащения с федерального казенного учреждения

«Объединенное стратегическое командование Центрального военного округа» и Министерства обороны Российской Федерации стоимость услуг связи, оказанных в отсутствие заключенного контракта, суд принял во внимание невозможность их прекращения в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами: «В силу п. 1 Указа Президента Российской Федерации от 23.11.1995

№ 1173 «О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства» ограничение или прекращение оказания услуг связи воинским частям, учреждениям, предприятиям и организациям федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, признаны действиями, нарушающими безопасность государства. Проанализировав указанные нормы права, суд апелляционной инстанции верно указал, что в рассматриваемой ситуации общество не имело право приостановить и (или) прекратить оказание услуг связи объектам, обеспечивающим безопасность государства, тем самым поставив под угрозу выполнение возложенных на них задач и нарушив безопасность государства» (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа №Ф09-676/15 от 11.03.2015 года по делу №А60-18505/2014).

В сложившихся условиях судебной практикой выработаны следующие «критерии добросовестности» подрядчика (исполнителя), выполнившего работы (оказавшего услуги) в отсутствие государственного (муниципального) контракта:

  • работы (услуги) оказывались в целях удовлетворения государственных (муниципальных) нужд;
  • факт оказания работ (услуг), их объем, качество, стоимость доказаны;
  • результат работ (услуг) используется заказчиком и имеет для него потребительскую ценность;
  • отношения сторон носят длящийся и регулярный характер;
  • выполнение работ (оказание услуг) не терпят отлагательств, не могут быть отложены до оформления контракта в установленном порядке;
  • отсутствие государственного (муниципального контракта) вызвано нарушениями со стороны самого заказчика;
  • подрядчик (исполнитель), в соответствии с действующим законодательством, лишен права отказать в выполнении работ (оказании услуг) заказчику.

В то же время в отношении взыскания стоимости выполненных работ, оказанных услуг

«обычными» подрядчиками и исполнителями продолжает использоваться глава 60 Гражданского кодекса Российской Федерации. Если указанные работы (услуги) не являются дополнительными и не охватываются предметом действующего между сторонами договора, либо надлежащим образом оформленный договор и вовсе отсутствует, стоимость выполненных и принятых ответчиком работ (услуг) взыскивается в качестве неосновательного обогащения.

На практике получается, что при прочих равных условиях, в отсутствие надлежащим образом оформленного договора, лица, выполнившие работы (оказавшие услуги) для государственного (муниципального) заказчика, в отличие от лиц, заказчиками которых являются иные субъекты, оказываются в менее защищенном положении, поскольку фактически лишены права на возмещение стоимости выполненных работ (оказанных услуг). Выполнение работ, оказание услуг в отсутствие государственного (муниципального) контракта рассматривается как заведомо недобросовестное поведение. Бремя доказывания разумности и добросовестности своих действий, совершенных для нужд публичного субъекта, переходит на истца.

Указанный подход правоприменитель обосновывает особой ролью государственного (муниципального) контракта при выполнении работ, оказании услуг для нужд публичных субъектов. Специальный порядок принятия обязательств в данном случае предусмотрен законодателем для достижения общественно полезных целей, в том числе для повышения эффективности и резуль

тативности выполнения работ (оказания услуг), гласности и прозрачности при их осуществлении, обеспечения рациональности использования бюджетных средств, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд.1

При заключении государственных и муниципальных контрактов на выполнение работ, оказание услуг для государственных (муниципальных) нужд, заказчики действуют от имени и (или) по поручению публично-правовых образований, обладающих особым статусом. Двойственность, неоднозначность природы публично-правового образования проявляется в том, что, с одной стороны, оно осуществляет властные полномочия, с другой стороны, в силу статьи 124 Гражданского кодекса РФ, участвует в гражданско-правовых отношениях на равных с гражданами и юридическими лицами. Государство, равно как и муниципальное образование, «оставляет свою властную компетенцию на пороге вступления в конкретные гражданские правоотношения»2.

Поскольку характерной особенностью государства и муниципальных образований является тесная взаимосвязь публично-правовых и частноправовых элементов, возникают сложности в определении того, каково должно быть соотношение этих двух составляющих при регулировании участия публичных субъектов в гражданском обороте.3

При решении вопроса о возможности взыскания суммы неосновательного обогащения в пользу лица, выполнившего работы (оказавшего услуги) без муниципального контракта, перед правоприменителем стоит непростая задача. С одной стороны, необходимость применения основополагающих гражданско-правовых принципов добросовестности и равенства участников гражданского оборота; с другой – обязательность соблюдения особой процедуры принятия обязательств государственными (муниципальными) заказчиками в целях удовлетворения нужд публично-правового образования, рационального использования средств бюджетов4.

Представляется, что при разрешении на практике подобного рода коллизий, следует принимать во внимание, что цели, обусловившие обязательное использование порядка заключения государственного (муниципального) контракта, такие как, противодействие коррупции, эффективное расходование бюджетных средств, прозрачность и гласность в сфере закупок, являются публично-правовыми целями, и не должны достигаться преимущественно с использованием гражданско-правовых инструментов. Защита публичного интереса требует правового регулирования общественных отношений методом власти – подчинения, защита частных интересов – методом юридического равенства сторон1.

Публичный субъект, вступая в имущественные, «горизонтальные» правоотношения с иными участниками, попадает в частноправовую сферу, что предполагает применение к нему частноправовых методов и принципов регулирования.

Исходя из принципа юридического равенства участников гражданского оборота, недобросовестность подрядчика (исполнителя) при выполнении работ (оказании услуг) в отсутствие контракта не следует предполагать. Опровержение презумпции добросовестности в рассматриваемых отношениях целесообразно производить в исключительных случаях, когда намерения истца причинить вред публичным интересам, обогатиться за счет бюджетных средств, доказаны; равно как подтверждено уклонение сторон от проведения процедуры закупки и оформления контракта по причинам, признанным судом неуважительными.


Ю.Я. КРЮКОВА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ