СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


К вопросу об интеллектуальной собственности работников высших учебных заведений


Работники высших учебных заведений по долгу службы ежедневно создают результаты интеллектуальной деятельности, которые, в свою очередь представляют собой средство исполнения договора об оказании услуг образовательным учреждением. Между тем, интеллектуальные права работников, как мы полагаем, нарушаются, поскольку: «…Недостаточное знание основ авторского права, а также собственных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации приводят к неправомерному заимствованию полезной информации…»5. Это в частности выражается в общеустановленном на практике требовании работодателя пере

дать методический и учебный материал в некий

«общий фонд», обычно создаваемый в ВУЗе, распространении такой учебной и методической информации бесконтрольно среди других работников, в организации видеонаблюдения и проведения записи организации учебного процесса, что само по себе уже является грубым нарушением интеллектуальных прав работника. Несмотря на популярность юридической литературе мнения о необходимости отказа от законодательной защиты интеллектуальных прав, о якобы сомнительной пользе такой защиты для самого автора, мы полагаем, что защита необходима и отказ от нее был бы преждевременным6.

Следует считать, что при оказании образовательной услуги конкретным работником (с учетом образовательного стандарта) им применяются самостоятельно разработанные программы и методики, а в некоторых случаях такой работник использует и чужую интеллектуальную собственность, например, учебно-методический комплекс, разработанный коллегой.

Что же предлагает нам гражданское законодательство для охраны и защиты таких интеллектуальных прав?

В первую очередь, требуется письменное закрепление результата интеллектуальной деятельности. Это требование очевидно вытекает из общих положений об интеллектуальной собственности, поскольку никакая информация, носящая исключительно устный характер, очевидно, не может быть признана результатом творческого труда1.

В чем будет выражено это закрепление – не

имеет правового значения, это может быть: текст, изображения, фото, видеозапись и т.д., а в этой связи результат интеллектуальной деятельности может быть представлен в виде таких объектов, перечисленных в п. 1 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ как: литературные произведения и музыкальные произведения с текстом или без текста, аудиовизуальные произведения, произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства, программа для ЭВМ или база данных так и другие объекты.

Результат интеллектуальной деятельности должен носить творческий характер. Интересно, что гражданское законодательство не дает определения понятия «творчество», «творческого труда»,

«творческого характера». В этой связи в юридической литературе имеется немало предложений относительно творческого характера того или иного результата труда. Так, Н. Кошапов полагает, что самостоятельным объектом творческой деятельности следует считать «спортивное произведение», а его авторами: хореографа, тренера и спортсмена. Н. Кошапов обосновывает свое мнение тем, что спортивных соревнованиях выставляется две оценки: за техническое и за художественное мастерство, а, следовательно, мы можем судить о творческом характере такого результата труда2.

Является ли результатом творческого труда

работника ВУЗа созданная им методика обучения (проведения практических занятий, семинаров)? Мы полагаем, да. И вот почему.

В 2014 году Минобрнауки России был утвержден Порядок разработки примерных основных образовательных программ по всем ступеням образования в РФ3: образовательные учреждения самостоятельно разрабатывают программы по заказу Минобрнауки, далее проекты примерных программ направляются такими разработчиками для организации проведения экспертизы в совет по примерным основным общеобразовательным программам, создаваемый Министерством образования и науки Российской Федерации. Проект, как и далее утвержденная образовательная программа размещается в сети Интернет для публичного доступа (создается реестр примерных образовательных программ для разных уровней образования). Очевидно, что при разработке таких программ задействуется творческий потенциал работников образовательного учреждения и, казалось бы, мы наблюдаем создание результата интеллектуальной деятельности. Однако, разъяснения высших судебных инстанций ставят под сомнение этот вывод. Так, в Постановлении Пленума Верховного суда от 19 июня 2006 г. № 15

«О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» в п.21 указано, что методы обучения не относятся к объектам авторского права4. Добавим также, что и п.5 ст. 1259 ГК РФ императивно

определяет, что авторские права не распространяются на идеи, принципы и методы5.

Позволим себе не согласится со сложившейся практикой. Мы полагаем, что метод обучения играет столь существенную роль в обучении, что его трудно переоценить. Заучивание текста или игровая форма его изложения, будут оказывать разный эффект в достижении намеченной цели – оказании образовательной услуги. Например, обучение по дисциплине «гражданское право» можно свести к ответам на вопросы практикума и решение из него же задач, а можно построить обучение на дополнительном проведении игровых судебных заседаний по фабулам из реальных судебных дел, проведении судебных дебатов. Такие разные методы дадут разные результаты. В этой связи метод применяемый при оказании образовательной услуги носит столь глубокий межличностный характер и оказывает важнейшее значение на результат услуги в целом, что отождествлять его с методом, например, ректификации нефти с целью получения бензина, просто не допустимо. Хотя, формально, с точки зрения законодателя речь и в первом и во втором случае идет о методе. Полагаем, следует изменить эту порочную практику и дифференцировать методы, признав, что в некоторых случаях метод носит самостоятельный творческий характер.

В.В. Долинская также полагает, что разработанные программы учебных дисциплин, учебно-методические комплексы необходимо отнести к охраняемым результатам интеллектуальной деятельности, соответствено преподавателю или авторскому коллективу преподавателей принадлежат как исключительные, так и все иные авторские права (право авторства; право автора на имя; право на неприкосновенность произведения; право на обнародование произведения; право на вознаграждение за использование служебного произведения, право на отзыв, право следования). В.В. Долинская указывает, что программы и УМК могут быть созданы в рамках трудовых обязанностей и, следовательно, речь идет о служебном произведении, в другом случае, «…если создание программы, УМК не входит в установленные для работника (автора) трудовые обязанности, то необходимо заключение отдельного договора, в котором должны быть решены вопросы распределения прав и обязанностей, использования произведения, сроков и вознаграждения»1.

Еще одна проблема на наш взгляд в вопросе

охраны и защиты прав работников ВУЗа кроется в том, что в трудовом договоре с работником подробно не регламентированы его творческие обязанности. Статья 1295 ГК РФ определяет презумпцию владения исключительным правом на произведение работодателем, с сохранением личных неимущественных прав за автором. Но, каким образом можно определить, что объект

интеллектуальной деятельности создан в связи с выполнением трудовых обязанностей, ведь на практике работодатель не оформляет всякий раз задания, порученные работнику, а формулировки трудовых договоров вообще не могут свидетельствовать о том, что работник такие результаты создает?

Мы считаем, что правоотношения между ВУЗом и работником должны претерпеть существенные изменения, заключающимися в более тщательном формулировании условий трудовых договоров, конкретной и детальной проработкой описания в них трудовых обязанностей работника. До тех пор, пока трудовое правоотношение не будет учитывать специфики правоотношения гражданско-правового, возникающего между работником и работодателем, эта проблема защиты интеллектуальной собственности работника ВУЗа не будет решена. А решение ее нам необходимо.

И последнее. Существенным нарушением интеллектуальных прав работника учебного заведения является сложившаяся на сегодняшний день практика записи учебного процесса. По этому поводу В.В. Долинская отмечает: «…недопустимо расширительное толкование ст. 1274 «Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях» ГК: она не позволяет без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения запись и воспроизведение лекций, презентаций и т.п. учебных материалов. При выкладке их в Интернете необходимо помнить, что только автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе путем доведения произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения) (ст. 1270 ГК). Возможно, во внутренние акты вузов, которые обязан соблюдать учащийся, и в договоры на оказание образовательных услуг следует включать цитату из ст. 1229 ГК или ссылку на нее: «Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением)... Это будет знаком уважения к труду преподавателя и мерой воспитания правосознания, профилактикой плагиата и т.п.»2.

Солидаризуясь с мнением В.В. Долинской

приведем пример, который наглядно демонстрирует уровень нарушения интеллектуальных прав работника и наилучшим образом характеризует ту, мягко говоря «неправовую среду» в которой приходится действовать автору результата интеллектуальной деятельности.

Истица просила: признать приказ директора школы в части установки видеокамеры в спортивном зале незаконным и отменить его; исключить из числа лиц, имеющих доступ к просмотру видеозаписей, всех заместителей директора, кроме заместителя по безопасности; обязать ответчика перенести видеокамеру, установленную в спортивном зале школы так, чтобы не был виден учебный процесс. Решением суда истице было отказано в удовлетворении иска по основанию: с учетом одного из направлений деятельности Министерства образования и науки – проведению государственных мероприятий по обеспечению безопасности объектов образования, включающих в себя мероприятия по комплексной, в том числе пожарной, безопасности, по обеспечению первичными средствами пожаротушения и системами видеонаблюдения, на основании письма Министерства образования

№ 3.1-13/72 от 29 октября 2008 г. и для выполнения предписаний акта комиссионной проверки антитеррористической защищенности, директором школы издан приказ1 «Об установке системы видеонаблюдения». Приказано обеспечить возможность просмотра материалов видеонаблюдения через локальную сеть на компьютерах директора и заместителей директора. Данный приказ был вывешен в помещении учительской, а на входных дверях здания школы имеется соответствующая табличка о ведении в школе видеонаблюдения. Одна из видеокамер, действительно, установлена в спортивном зале школы. Оспариваемый приказ

вынесен директором школы в пределах предоставленных ему полномочий, не противоречит действующему законодательству, в связи с чем правовых оснований для его отмены не имеется2.

Действительно, безопасность потребителя

образовательной услуги имеет первостепенное значение, особенно в системе дошкольного и школьного образования. Но как в таком случае законодатель предлагает разумно сочетать требование о безопасности и авторские права?

По сути, мы наблюдаем, как одно право попирается, а другое считают превалирующим. Надо заметить, что такая тенденция в отношении интеллектуальных прав в целом характерна для современного российского общества. Граждане вполне понимают, почему нельзя пользоваться чужим недвижимым имуществом, но выказывают немалое удивление, когда сталкиваются с необходимость оплачивать и пользование таким объектом, как интеллектуальная собственность. Так и в приведенном нами примере, интеллектуальные права работника остались незащищены, хотя на законодательном уровне не установлена преференция одного права перед другим (применительно к правам сторон в указанном примере). Полагаем, такая практика порочна, она не отвечает требованиям ч. IV ГК РФ и что наиболее удручает, это практика судебная.

Надеемся, что перемены в области оказания образовательных услуг все же произойдут. Перемены эти отнюдь не связаны с коренной ломкой законодательства, а, скорее они требуют изменения практики его применения, толкования норм права, с тем, чтобы защита интеллектуальной собственности стала реальной, а не мифической


Е.В. КОСЕНКО





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ