СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Заверения об обстоятельствах


Федеральным законом от 08.03.2015 г. №42ФЗ в Гражданский кодекс РФ1 внесены существенные изменения. Так, в частности, с 01.06.2015 г. вступают в силу нормы, известные зарубежным правопорядкам, касающиеся института заверения об обстоятельствах.

Согласно ст. 431.2 ГК РФ сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Между тем и ранее участники гражданского оборота включали условия о гарантиях и заверениях в текст соглашений, в частности, о купле – продажи акций крупных акционерных обществ, подчиняя их российскому праву. Опираясь на принцип свободы договора, судебная практика признала допустимым такие условия. В ряде дел арбитражные суды руководствовались ст. 309 ГК РФ, давая правовую квалификацию рассматриваемых условий договора. В одних случаях несоблюдение заверений об обстоятельствах свидетельствовало об обмане, допущенном одной из сторон сделки (ст. 179 ГК РФ)2, в других – о злоупотреблении правом в ущерб правам и законным интересам потерпевшего (ст. 10 ГК РФ)3.

Необходимо признать, что с 01.06.2015 г. у участников гражданского оборота появится юридический инструментарий для формулирования условий договора о заверении об обстоятельствах, основанный уже не на доктринальных выводах и допущениях судебной практики, а на нормах действующего законодательства. Несомненно, это – большой шаг на пути развития правового регулирования имущественного оборота. В таких нормах нуждалась и современная корпоративная практика.

Однако следует остановиться на некоторых проблемах, которые еще только предстоит решить отечественной науке гражданского права в связи с закреплением в позитивном праве нового института.

Во-первых, насколько широким является перечень обстоятельств, гарантии наличия или отсутствия которых может дать лицо? В тексте ст. 431.2 ГК РФ указано на некоторые обстоятельства, перечень которых не исчерпывающий. Однако в него входит заверение о финансовом состоянии третьего лица – не участника сделки. Думается, что пределы гарантий об обстоятельствах не могут быть неоправданно широкими, так как они могут нарушить права и законные интересы третьего лица. Такие случаи практике известны.

Во-вторых, данной статьей установлена ответственность за недостоверность заверений в виде возмещения убытков и взыскания неустойки. Это – меры гражданско-правовой ответственности за нарушения обязательств, содержание которых раскрыто в п. 1 ст. 307 ГК РФ. Возникает вопрос о том, является ли предоставление заверений об обстоятельствах предметом обязательства, в том смысле, в котором его понимает п. 1 ст. 307 ГК РФ?

Суд указал, что, заключая сделку, направленную на приобретение корпоративного контроля, в частности при подписании базового соглашения, общество, действуя разумно и осмотрительно, потребовало раскрытия полной информации о состоянии дел обществ, а также предоставления со стороны продавца гарантий и заверений о соответствии условий ранее заключенных сделок рыночным условиям. С учетом того, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения, совершение сделок в нарушение данных юридически значимых гарантий и принятого на себя гражданско-правового обязательства с целью дальнейшего сохранения корпоративного контроля над обществом может рассматриваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о злоупотреблении правом.

  • В-третьих, каким образом последствия несоблюдения заверений об обстоятельствах соотносятся с последствиями нарушения договора о качестве товара (ст. 469, 470, 475 ГК РФ), например, если речь идет о купли – продажи акций хозяйственного общества? Равным образом это относится и к последствиям нарушения договора (ст. 450 ГК РФ).
  • В-четвертых, в п. 3 ст. 431.2 ГК РФ предусмотрено, что сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора требовать признания договора недействительным (статьи 179 и 178). Однако необходимо определить критерий для применения названных способов защиты права, имеющих различную правовую природу, так как признание сделки недействительной по названным основаниям – скорее должно быть исключением из общего правила.
  • В-пятых, ст. 431.2 ГК РФ предусматривает ответственность в виде возмещения убытков за предоставление недостоверных заверений об обстоятельствах при заключении договора. Между тем в ГК РФ в новой редакции появилась ст. 434.1, которая устанавливает ответственность в виде возмещения убытков за недобросовестные действия при ведении переговоров о заключении договора, например, в случае предоставления стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны. В таких случаях необходимо определить надлежащую правовую квалификация отношений сторон.

Таким образом, нормы ст. 431.2 ГК РФ представляют собой новый институт, который, несомненно, будет востребован участниками современного гражданского оборота. Однако отечественной науке гражданского права еще предстоит ответить на ряд вопросов, без ответов на которые применение новых положений ГК РФ будет затруднительно.


Е.Р. АМИНОВ





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ