СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


1. Налог на добавленную стоимость. 1.3.2. Добросовестность налогоплательщика и его контрагента при возмещении НДС. Уплата налога "отсутствующим" поставщикам. Необоснованная налоговая выгода


(+) 1. По мнению налогового органа, налогоплательщик в проверяемый период неправомерно заявил налоговые вычеты по НДС и отнес на расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль, затраты по хозяйственным операциям с контрагентом, так как представленные документы не подтверждают реальность хозяйственных операций и содержат недостоверные сведения. Согласно заключению экспертизы подписи в счетах-фактурах от имени руководителя контрагента выполнены другим лицом.

Как указал суд, признавая позицию налогового органа неправомерной, налогоплательщик имеет право на применение налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость и на отнесение затрат к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, в случае реального осуществления хозяйственных операций. По заключению экспертизы, назначенной налоговым органом, подписи в товарных накладных и счетах-фактурах, выставленных в адрес налогоплательщика от имени руководителя контрагента, выполнены не им, а другим лицом. Вместе с тем из протокола допроса данного руководителя следует, что он единственный имел право подписи финансово-хозяйственных и бухгалтерских документов, а также подтвердил, что в товарных накладных и счетах-фактурах стоит его подпись. То обстоятельство, что контрагент не обладает материально-технической базой, необходимой для осуществления реальной экономической деятельности, уплачивает налоги в минимальном размере, не свидетельствуют об отсутствии реальных хозяйственных отношений. При указанных обстоятельствах кассационная жалоба налогового органа оставлена судом без удовлетворения ( Постановление АС ВВО от 21.07.2015 N Ф01-2626/2015 по делу N А17-3900/2014).

(-) 2. По мнению ИФНС, налогоплательщику правомерно отказано в применении налогового вычета по НДС, поскольку в сделке с контрагентом отсутствуют реальные хозяйственные операции, а сама сделка направлена на получение необоснованной налоговой выгоды.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС правомерной, налогоплательщиком в целях подтверждения реальности хозяйственных операций в ИФНС были представлены договор, акты выполненных работ, локальные сметные расчеты, бухгалтерские документы. Проанализировав их, суд указал, что контрагент обладает признаками фирмы-"однодневки", не обладающей признаками имущественной и организационной самостоятельности. Кроме того, контрагент в период его деятельности с 2010 по 2013 гг. предоставлял сведения о численности работников организации по форме 2-НДФЛ только в 2011 г. на 1 человека, сведения об имуществе и транспортных средствах отсутствуют, расходы, связанные с осуществлением обычной хозяйственной деятельности, отсутствуют, налоговые декларации не подтверждают спорную реализацию. Суд пришел к выводу, что спорный контрагент не осуществлял реальной предпринимательской деятельности и, соответственно, не исполнял налоговых обязанностей по сделкам, оформляемым от его имени. Следовательно, целью, преследуемой налогоплательщиком, явилось получение дохода исключительно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность с контрагентом ( Постановление АС ЦО от 11.08.2015 N Ф10-2432/2015 по делу N А23-3980/2014).

(-) 3. По мнению налогоплательщика (хлебокомбината), представленные документы подтверждают реальность выполнения спорных работ и получения товара (муки). Инспекция, отказав в применении вычетов по НДС по данным хозяйственным операциям, фактически возложила на налогоплательщика ответственность за действия контрагентов (ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ).

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, документы от имени руководителей контрагентов подписаны не ими, а иными лицами; руководители отрицают факт осуществления финансово-хозяйственной деятельности от имени контрагентов. У контрагентов отсутствуют расходы на осуществление финансово-хозяйственной деятельности, а также необходимые материально-технические ресурсы и основные средства для выполнения работ и осуществления доставки товара. Следовательно, налогоплательщиком не подтверждено реальное исполнение хозяйственных операций именно заявленными контрагентами. Суд пришел к выводу о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате учета для целей налогообложения операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом и наличия в документах недостоверных сведений (Постановление АС ДО от 07.08.2015 N Ф03-3074/2015 по делу N А51-28470/2014).

(-) 4. По мнению налогоплательщика, отсутствие у контрагента на праве собственности производственных активов, складских помещений и транспортных средств и разнотоварность хозяйственных операций с его участием не являются препятствиями для исполнения обязательств по поставке товаров с использованием арендуемого оборудования и складских помещений сторонних организаций. Общество не несет ответственность за действия поставщиков второго и последующих звеньев и ненадлежащее исполнение налоговых обязательств поставщиками товаров. Первичные и перевозочные документы по поставке не противоречат друг другу, расчеты за поставленные товары произведены.

Суд установил, что исходя из анализа операций по расчетному счету контрагента расчеты с поставщиками за строительные материалы контрагент не проводил, строительные материалы для поставки обществу не закупал. Также контрагентом не проводились расчеты по заработной плате, на оплату коммунальных услуг, аренду помещений. Недвижимое имущество, земля и транспортные средства за ним не зарегистрированы. Представленные обществом путевые листы не содержат обязательных реквизитов, необходимых для установления фактических обстоятельств перевозки: время прибытия в пункт погрузки; время прибытия в пункт разгрузки; наименование грузоотправителя; табельный номер работника; отсутствует печать грузоотправителя. Опрошенные в ходе налоговой проверки водители, перевозившие груз, подтвердили перевозку, однако не смогли указать пункты погрузки. Удельный вес налоговых вычетов в общем объеме реализации контрагента составил 99,9%. Исходя из изложенного, суд пришел к выводу о недоказанности обществом реальности хозяйственных операций с контрагентом, который фактически участвовал в формальном документообороте, транзитных расчетах и товарные поставки не осуществлял (Постановление АС СКО от 23.06.2015 N Ф08-3783/2015 по делу N А53-17401/2014).

(+) 5. По мнению ИФНС, налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду по взаимоотношениям с контрагентом, поскольку тот только формально был поставщиком и обладал признаками фирмы-"однодневки". При этом подобными же признаками обладали и поставщики "второго" звена.

Как указал суд, признавая позицию ИФНС неправомерной, спорные хозяйственные операции носили реальный характер. Оборудование было приобретено и поставлено конечным потребителям, полностью оплачено, налоги по сделке уплачены в бюджет. Что касается действий третьих лиц (поставщиков второго и третьего звена), то они подлежат оценке с учетом складывающейся судебно-арбитражной практики и правовых положений Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53. Однако доказательств, подтверждающих недобросовестность налогоплательщика и получение им необоснованной налоговой выгоды, ИФНС не представила ( Постановление АС МО от 05.08.2015 N Ф05-4360/2015 по делу N А40-163171/14).


Е.А.Гринемаер и др.





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ