СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


В соответствии с положениями УПК РФ к вновь открывшимся обстоятельствам


В соответствии с положениями УПК РФ к вновь открывшимся обстоятельствам (обстоятельствам, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду) отнесены: 1) представление ложных доказательств; 2) преступное деяние дознавателя, следователя или прокурора; 3) преступное деяние судьи ( п. 1 ч. 2, ч. 3 ст. 413 УПК РФ). Под новыми обстоятельствами (это обстоятельства, которые не были известны суду на момент судебного решения и устраняют преступность и наказуемость деяния) понимаются: 1) признание КС РФ закона, примененного в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции РФ; 2) установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав при рассмотрении российским судом уголовного дела 1 ; 3) иные новые обстоятельства ( п. 2 ч. 2, ч. 4 ст. 413 УПК РФ).

--------------------------------

1 Под таким нарушением понимается нарушение, связанное либо с применением федерального закона, который не соответствует Конвенции о защите прав человека ( подп. "а" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ), либо с иными нарушениями положений этой Конвенции ( подп. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ).

В комментариях к УПК РФ отмечается, что новые обстоятельства подразделяются на юридические (обусловленные судебными ошибками при применении норм права) и фактические - это иные новые обстоятельства, то есть "обстоятельства, неизвестные суду при постановлении судебного решения ввиду неполноты доказывания обстоятельств уголовного дела, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого преступления, нежели то, за которое он осужден, либо наличие обстоятельств, освобождающих осужденного от уголовной ответственности или наказания" 1 . При этом подчеркивается, что все новые обстоятельства (и юридические, и фактические) для того, чтобы стать основаниями для пересмотра судебного решения, должны способствовать улучшению положения обвиняемого и не могут быть обращены во вред его положению (не могут признаваться вновь открывшимися обстоятельства, которые способны ухудшить положение осужденного или оправданного).

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПб., 2004. Под иными новыми обстоятельствами предлагается понимать "осуждение различными приговорами нескольких лиц за одно и то же преступление, притом такое, совершение которого одним из осужденных исключает возможность совершения его другим; обнаружение в живых лица, за убийство которого осужден обвиняемый; самооговор осужденного; оговор его другими подсудимыми". Кроме того, к иным новым обстоятельствам относят, например, установление ошибочности заключения эксперта или показаний свидетелей или потерпевших, когда они были результатом их добросовестного заблуждения, самооговора осужденного или оговора одним из обвиняемых другого и т.д. В юридической литературе высказывается и такое мнение: "...иными новыми обстоятельствами, подлежащими расследованию, признаются такие сведения, которые могут подтвердить: невиновность осужденного (например, при наличии алиби либо ввиду обнаружившихся данных о непричастности осужденного к совершению преступления), совершение им менее тяжкого или, напротив, более тяжкого преступления; неосновательность определения, постановления о прекращении уголовного дела. Таким образом, под иными новыми обстоятельствами понимаются данные, расследование которых может привести к изменению положения осужденного" (Процессуальное право: Энциклопедический словарь. М., 2003. С. 62).

Таким образом, под новыми обстоятельствами в УПК РФ понимаются практически любые обстоятельства, которые положительно влияют на положение осужденного. При этом к этим обстоятельствам относят и юридические факты, которые существовали на момент рассмотрения дела, но не были известны суду, и доказательства (сведения) - как существовавшие, но неизвестные суду во время судебного процесса, так и новые.

Такой подход обусловлен общим принципом о недопустимости повторного осуждения или наказания в уголовном порядке за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено, и о допустимости пересмотра дела в ситуациях, когда имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах 1 , либо если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела ( п. 1 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека).

--------------------------------

1 Следует подчеркнуть, что ст. 3 Протокола N 7 к Конвенции закрепляет следующее правило: "Если какое-либо лицо на основании окончательного решения было осуждено за совершение уголовного преступления и если впоследствии вынесенный ему приговор был пересмотрен или оно было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону или практике соответствующего государства, если только не будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по его вине" (выделено мной. - М.Р.).

В действующей редакции АПК РФ, как уже указывалось ранее (ч. 1 настоящего очерка), под новыми обстоятельствами понимаются указанные в ч. 3 ст. 311 АПК РФ и возникшие после принятия судебного акта обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. К таковым относятся:

1) факт отмены судебного акта или акта другого органа, который послужил основанием для принятия судебного акта по данному делу; либо

2) признание судом недействительности сделки, которая повлекла за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по делу; либо

3) признание КС РФ закона не соответствующим Конституции РФ в ситуации, когда этот закон был применен арбитражным судом в конкретном деле и в связи с чем заявитель и обратился в КС РФ ; либо

4) установление ЕСПЧ нарушения Конвенции о защите прав человека при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель и обращался в ЕСПЧ ; либо

5) определение либо изменение ВАС РФ правовой позиции (практики применения правовой нормы), которой следовал арбитражный суд в конкретном деле, в связи принятием судебного акта, по которому заявитель обратился в порядке надзора.

Изложенное свидетельствует о принципиальном различии в содержании понятия "новые обстоятельства", используемого в УПК РФ и АПК РФ, при том что перечни новых обстоятельств частично совпадают. В отличие от УПК РФ в АПК РФ под новыми обстоятельствами понимаются исключительно обстоятельства, появившееся после принятия судебного акта, что прямо установлено ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

Закрепленная в АПК РФ дефиниция свидетельствует о том, что разработчиками проекта изменений АПК РФ проигнорировано то, что отечественная доктрина гражданского процессуального права всегда исходила из того, что любое обстоятельство, появившееся после вынесения судебного акта, может стать основанием для предъявления нового требования, но не для пересмотра вынесенного судебного акта.

В частности, в Судебном руководстве К.П. Победоносцева можно прочесть: "Поводом к пересмотру решения могут служить только такие (вновь открытые) события и обстоятельства, которые последовали прежде всего решения и не могли только быть заявлены во время производства. Если же новое обстоятельство или событие, после решения последовавшее, может по существу своему действовать на изменение отношения между сторонами, как оно определено решением, то оно может служить основанием к предъявлению нового иска, а не к пересмотру решения" 1 .

--------------------------------

1 Победоносцев К.П. Судебное руководство. С. 378 - 379.

Той же позиции придерживаются подавляющее большинство современных ученых. Так, М.С. Шакарян писала о том, что "изменение обстоятельств, существовавших в момент вынесения решения, не делает решение неправильным. Такие обстоятельства могут быть лишь основанием для нового иска" 1 . Аналогичную позицию высказывал М.С. Фалькович: "Возникновение как новых обстоятельств, так и изменение обстоятельств может послужить основанием для предъявления нового иска, но не для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам" 2 .

--------------------------------

1 Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. С. 299.

2 Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. С. 793 (автор комментария гл. 37 - М.С. Фалькович).

Подробно обосновала общепринятую позицию Г.Л. Осокина: "...вновь открывшиеся обстоятельства в отличие от новых или измененных обстоятельств имели место еще до вынесения по делу соответствующего постановления и, значит, входили в состав фактического основания требования заинтересованного лица о судебной защите прав, свобод или законных интересов. А потому если эти факты по каким-либо причинам не были предметом судебного разбирательства, то заинтересованные лица не вправе предъявлять тождественные требования с целью повторного рассмотрения дела по существу и вынесения судебного постановления с учетом обнаруженных обстоятельств, имеющих значение для дела. В подобной ситуации лицо может лишь ставить вопрос о проверке состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с открывшимися обстоятельствами. В том случае, когда факты, которые могли служить основанием рассмотренного судом требования, возникли либо изменились после вступления судебного акта в законную силу, они образуют новое фактическое основание требования о защите права или законного интереса, и, следовательно, рассмотренные судом и вновь заявленные заинтересованным лицом требования не являются тождественными по своему фактическому основанию. Это, в свою очередь, означает наличие у заинтересованного лица права на возбуждение судебного процесса, т.е. права на подачу в суд требования о защите субъективного права или охраняемого законом интереса по новому обстоятельству" 1 .

--------------------------------

1 Осокина Г.Л. Гражданский процесс: Особенная часть. М., 2007. С. 735.

Исходя из вышесказанного и с учетом того, что аналогичные нормы включены в ГПК РФ, можно сделать следующий вывод: введение в отечественное процессуальное законодательство понятия "новое обстоятельство" (как обстоятельства, которое появляется после вынесения судебного акта, но при этом становится основанием для пересмотра этого судебного акта) противоречит как положениям отечественной доктрины цивилистического процесса, так и логике действующего процессуального законодательства . Очень эмоционально эту мысль выразила Н.А. Громошина: "Теперь же получается, что есть "новые обстоятельства" и "новые обстоятельства". При одних - пересмотр постановления, при других - необходимость предъявления нового иска" 1 .

--------------------------------

1 Громошина Н.А. О независимости судей и новых основаниях пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

6. Сделав вывод о некорректности использования в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном законодательстве категории "новое обстоятельство" в том значении, которое ему придано в п. 2 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 311 АПК РФ, нельзя оставить без анализа перечень таких обстоятельств, составленный явно бессистемно:

1) в пункте 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ в качестве нового обстоятельства назван факт отмены судебного акта или постановления другого органа, которые послужили основанием для принятия судебного акта по данному делу.

Как уже указывалось выше, отмена судебного акта стабильно рассматривается в качестве вновь открывшегося обстоятельства в германском праве (см. ч. 2 настоящего очерка). Традиционно относилось данное обстоятельство к вновь открывшимся обстоятельствам и в отечественном процессуальном праве: в частности, еще в АПК РФ 1995 г. и АПК РФ 2002 г. (в первоначальной редакции) такое обстоятельство упоминалось в перечне вновь открывшихся.

Следует обратить внимание на то, что вновь открывшимся обстоятельством в подобных случаях признается не акт, которым отменяется ранее принятый акт судебного или иного органа, а обнаружившееся отсутствие юридической силы у акта судебного или иного органа, который был положен в основу последующего судебного акта.

Нельзя не заметить, что аннулирование одним актом юридической силы другого акта (судебного или иного органа), послужившего основанием для принятия пересматриваемого решения, по своему характеру весьма схоже с установленным приговором суда фактом представления ложных сведений, которые были положены в основу судебного решения. И в том, и в другом случае открывается ранее существовавшее обстоятельство, которое не было, да и не могло быть достоверно установлено судом на момент рассмотрения дела. Так, заявитель мог ссылаться в состязательных бумагах на незаконность судебного решения, положенного в основу судебного акта по его делу, или указывать на подложность доказательств, но он не мог представить надлежащее тому доказательство - судебный акт об отмене незаконного судебного решения (в первом случае) или приговор суда (во втором случае).

Таким образом, положенное в основу судебного акта обстоятельство - например, подтвержденное доказательством, оказавшимся подложным, или установленное судебным актом, вынесенным неправосудно, - на момент рассмотрения дела не получило (да и не могло получить) верную оценку суда, поэтому его открытие и требует пересмотра дела по существу - по вновь открывшимся обстоятельствам.

Акты, о которых шла речь, - это судебные акты или ненормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. Нормативные акты не подпадают под рассматриваемую категорию в силу того, что они являются не обстоятельством дела, а правовым обоснованием судебного решения, вследствие чего могут стать основанием для пересмотра только в рамках проверочных процедур.

Исходя из сказанного можно заключить, что отмена судебного акта или акта другого органа, который послужил основанием для принятия судебного акта по данному делу, не может относиться к новым обстоятельствам, которые возникают после принятия пересматриваемого судебного акта;

2) в пункте 2 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, п. 2 ч. 3 ст. 311 АПК РФ к новым обстоятельствам причислено признание судом недействительности сделки, которая повлекла за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по делу. Данное обстоятельство также нуждается в подробном рассмотрении.

Статья 166 ГК РФ закрепляет существующее в цивилистической теории деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые. При этом ничтожность сделки не поставлена в зависимость от признания ее таковой судом ( ч. 1 ст. 166 ГК), то есть по общему правилу не требуется вынесения самостоятельного решения о ничтожности недействительной сделки 1 . В то же время оспоримость сделки, напротив, нуждается в подтверждении ее судебным решением по специально заявленному иску; до момента признания ее недействительной оспоримая сделка относится к категории действительных 2 , и только признание судом сделки недействительной переводит ее в категорию недействительных 3 .

--------------------------------

1 К.П. Победоносцев писал: "Что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, в какую бы минуту ни было признано ничтожным" (Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 3. М., 2003. С. 29).

2 Это подкрепляется мнением М.М. Агаркова, утверждающего, что действительные сделки следует "делить на безусловно действительные и на условно действительные (или оспоримые)" (Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 2. М., 2002. С. 347). К последним (условно действительным или оспоримым) следует относить те сделки, которые не были переданы на рассмотрение суда или в признании которых недействительными судом отказано. В свою очередь, недействительные сделки можно разграничивать на абсолютно недействительные (ничтожные) и признанные специальным решением суда недействительными оспоримые сделки (недействительные оспоримые).

3 "Когда акт только опровержим, недействительность его может быть признана судом только по иску, и недействительность эта не всегда бывает безусловная, не всегда получает обратную силу, и акт может быть уничтожен не со всеми своими последствиями..." (Победоносцев К.П. Курс гражданского права. С. 30).

Следовательно, если суд в процессе рассмотрения дела не дал надлежащую правовую оценку сделке и не констатировал ее ничтожность 1 , то судебное решение, основанное на заключении о действительности такой сделки, будет необоснованным (допущена судебная ошибка). Таким образом, последующий судебный акт, вынесенный по специально заявленному иску о ничтожности недействительной сделки, в котором устанавливается ничтожность данной сделки, будет подтверждать ранее допущенную судебную ошибку, но не "открывать" ничтожность сделки - ничтожность не может рассматриваться в качестве вновь открывшегося или нового обстоятельства.

--------------------------------

1 Оценка гражданско-правовой сделки на предмет ее соответствия требованиям закона должна производиться судом в любом случае, когда такая сделка выступает в качестве основания заявленного требования или возражения. Если при рассмотрении дела арбитражный суд не дал надлежащую правовую оценку такой сделке, то произведенные судом действия по исследованию и оценке доказательств нельзя признать достаточными для вынесения законного, обоснованного и мотивированного судебного акта. Иными словами, недействительность ничтожной сделки должна выявляться судом в обязательном порядке при отсутствии специального требования об этом участвующих в деле лиц.

Несколько другой будет ситуация в случае удовлетворения иска о признании недействительной оспоримой сделки. Вне зависимости от того, признает ли суд такую сделку недействительной с момента заключения или только прекратит ее на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ), он не открывает ранее существовавшее обстоятельство, а ликвидирует (уничтожает) сделку, изменяя правоотношение сторон. Следовательно, недействительность оспоримой сделки становится новым обстоятельством в том значении, которое ему традиционно придается в теории цивилистического процесса 1 : оно и позволяет сторонам, исходя из их изменившегося положения, требовать применения последствий недействительности сделки и не дает повода возвращаться к пересмотру ранее состоявшегося решения;

3) пунктом 3 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, п. 3 ч. 3 ст. 311 АПК РФ к новым обстоятельствам отнесено признание КС РФ закона не соответствующим Конституции РФ в ситуации, когда этот закон был применен судом в конкретном деле и в связи с чем заявитель и обратился в КС РФ .

--------------------------------

1 О данной позиции (но с несколько иным обоснованием) см.: Новоселова Л.А., Рожкова М.А. Признание судом сделки недействительной как вновь открывшееся обстоятельство // К вопросу о силе судебных актов // Вестник ВАС РФ. 2003. N 5. С. 69 - 78.

Г.А. Жилин пишет о том, что названное обстоятельство по своей природе не годится для того, чтобы рассматривать его как вновь открывшееся или как новое, не поясняя свою точку зрения. При этом он отмечает, что, поскольку КС РФ рассматривает дела конкретных лиц, но не имеет полномочий (в случае вывода о нарушении их конституционных прав) обеспечить защиту их прав в конкретном правоотношении, для реализации правовых позиций КС РФ весьма удобен именно процессуальный механизм пересмотра судебных актов по вновь открывшимся и новым обстоятельствам (для гражданского и уголовного процесса) (п. 6 Особого мнения Г.А. Жилина) 1 .

--------------------------------

1 Причем Г.А. Жилин признает: "...в силу особой роли конституционного судопроизводства и ограничения возможности для пересмотра судебного акта по кругу лиц, нарушение конституционных прав которых установлено в решении Конституционного Суда Российской Федерации, его введение не привело к дисбалансу в функционировании институтов, предназначенных для исправления судебных ошибок, и институтов по пересмотру судебных актов по вновь открывшимся и новым обстоятельствам" (п. 6 Особого мнения Г.А. Жилина).

В целом соглашаясь с изложенной позицией, следует сопроводить ее пояснениями. Прежде всего, необходимо обратить особое внимание на то, что "открывается" в данном случае не акт КС РФ, которым конкретный закон признается неконституционным, а обнаруживается упречность мотивировочной части судебного акта , в которой было обосновано вынесенное по делу решение.

Между тем в ситуациях, когда речь идет о вновь открывшихся или новых обстоятельствах, подразумевается, что это именно обстоятельство (под которым, как указывалось в ч. 2 настоящего очерка, следует понимать юридический факт или доказательство), но никак не аргумент мотивировочной части судебного решения. Только это и может объяснить изложенное замечание о том, что признание КС РФ закона не соответствующим Конституции РФ по своей природе не годится для того, чтобы рассматривать его как вновь открывшееся или как новое обстоятельство - в такой ситуации попросту не открывается никакого юридического факта или доказательства. Исходя из вышеизложенного представляется совершенно неверным посыл КС РФ, который в число "существенных для дела обстоятельств" включает наряду с отменой судебного акта, послужившего основанием для принятия решения арбитражным судом, также и признание КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, который был положен судом в обоснование вынесенного решения ( п. 3.2 Постановления КС РФ N 1-П/2010).

Несмотря на обнаруживающуюся упречность мотивировочной части судебного акта, эта упречность является не следствием судебной ошибки , а следствием того, что о неконституционности примененного закона суд не знал и не мог знать 1 . Исходя из этого более подходящим для подобных случаев является пересмотр вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, нежели проверка этого судебного акта в порядке обычных проверочных процедур, предусмотренных для обнаружения и исправления судебных ошибок;

4) в пункте 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ в качестве нового обстоятельства названо установление ЕСПЧ нарушения Конвенции о защите прав человека при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель и обращался в ЕСПЧ .

--------------------------------

1 Конституционно-правовое истолкование нормативного акта или отдельного его положения, проверяемых посредством конституционного судопроизводства, относится к компетенции КС РФ, который, разрешая дело и устанавливая соответствие Конституции РФ оспариваемого акта, в частности по содержанию норм, обеспечивает выявление конституционного смысла действующего права ( п. 3.3 Постановления КС РФ N 1-П/2010).

Присоединение к Конвенции о защите прав человека наложило на Российскую Федерацию обязанность обеспечить каждому лицу, находящемуся под ее юрисдикцией, права и свободы, гарантированные в Конвенции и Протоколах к ней (ст. 1 Конвенции). Это означает, что несоблюдение положений Конвенции и Протоколов к ней при рассмотрении арбитражным судом дела приводит к совершению судебной ошибки.

Следовательно, выявленное ЕСПЧ нарушение прав, гарантированных Конвенцией, является судебной ошибкой, которая должна быть установлена в порядке проверочной процедуры, но не процедуры пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам 1 ;

5) согласно п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в число новых обстоятельств входит определение либо изменение Президиумом ВС РФ практики применения правовой нормы, которой следовал суд в конкретном деле, в связи принятием судебного акта, по которому заявитель обратился в порядке надзора, или по результатам рассмотрения другого дела; п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ - определение либо изменение правовой позиции высшей судебной инстанции (практики применения правовой нормы), которой следовал суд в конкретном деле, в связи принятием судебного акта, по которому заявитель обратился в порядке надзора.

--------------------------------

1 На существование подобного мнения ссылается Е.А. Соломеина: "...можно согласиться с мнением, не допускающим в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам принятия постановления Европейским судом... При неприменении Конвенции решение суда следует считать незаконным. Его пересмотр должен осуществляться судом апелляционной, кассационной или надзорной инстанции" ( Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Нечаева. С. 837 - 838 (автор комментария - Е.А. Соломеина)).

Прежде всего бросается в глаза принципиальное отличие данного основания от всех иных оснований для пересмотра судебного акта в порядке, предусмотренном гл. 42 ГПК и гл. 37 АПК РФ. Всякое новое или вновь открывшееся обстоятельство по смыслу ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ должно быть прямо связано с делом, по которому был принят пересматриваемый судебный акт, - это аксиома 1 . Совсем другое правило устанавливают п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ: названное в них основание может стать основанием для пересмотра по делам, никак не связанным с тем, по которому высшей судебной инстанцией высказана (определена или изменена) правовая позиция. Таким образом, рассматриваемое обстоятельство по своей сути является иным, нежели все названные выше обстоятельства.

--------------------------------

1 Так, М.Л. Скуратовский применительно к п. 3 и 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ подчеркивает: "...не является признание КС РФ неконституционности закона, произведенное по заявлению лица, не имеющего отношения к рассмотренному арбитражным судом делу, основанием для пересмотра всех судебных актов, в которых применен оспоренный закон, принятых всеми арбитражными судами страны в течение действия закона... пересмотру, как и в случае с КС РФ, подлежит только тот судебный акт, в связи с которым заинтересованное лицо (как правило, участвовавшее в деле, рассмотренном арбитражным судом) обращалось в ЕСПЧ, а не все ранее принятые арбитражными судами судебные акты, основанные на российских законах, пересмотренных Европейским судом" ( Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова (автор комментария гл. 37 - М.Л. Скуратовский)).

Но не только названное качество способствует исключению рассматриваемого основания из списка вновь открывшихся или новых обстоятельств - дело в том, что в подобной ситуации вообще нет оснований говорить об открытии (обнаружении) чего-либо. На момент рассмотрения спора существовала законодательная норма, в отношении толкования или применения высший судебный орган сформировал (либо не сформировал) собственную правовую позицию 1 . После вынесения судебного акта такая правовая позиция была изменена (либо определена), что не может оказывать никакого воздействия на обстоятельства дела. Тот факт, что мотивировка судебного акта, принятого по результатам рассмотрения дела, дана без учета будущей правовой позиции высшего судебного органа, вряд ли становится основанием для пересмотра такого судебного акта - такой подход попросту абсурден, противоречит законам логики.

--------------------------------

1 В подтверждение этого можно сослаться на мнение Г.А. Жилина, который отмечает: "...вне зависимости от наличия или отсутствия соответствующей правовой позиции подлежащая применению законодательная норма существовала на момент рассмотрения дела, что было известно или должно было быть известно всем участникам судопроизводства, включая суд. Именно поэтому правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформированные в последующем, нельзя относить ни к новым, ни к вновь открывшимся обстоятельствам" (п. 6 Особого мнения Г.А. Жилина).

Завершая настоящий очерк, можно констатировать, что итогом реализованной "модификации института пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" стало нечто подобное результату опытов д-ра Франкенштейна. В отечественное процессуальное право введена процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, основанием для возбуждения которой признаются и судебная ошибка, и вновь открывшееся обстоятельство, и новое обстоятельство, и несоответствие обоснования судебного акта изменившейся впоследствии правовой позиции высшего судебного органа. Подобное мнение высказывается и другими: "Нельзя не признать, что в реформировании института новых и вновь открывшихся обстоятельств отсутствует единый комплексный подход и не прослеживается какого-либо определенного направления. На законодательном уровне вносятся отдельные, не связанные друг с другом изменения, призванные решить сиюминутные вопросы. Все это ведет к путанице в терминах, категориях, правовых институтах и в итоге к различному применению норм в разных видах судебного процесса" 1 .

--------------------------------

1 Петрова И.А. Пересмотр судебных актов ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств в свете изменения статьи 311 АПК РФ // Налоги. 2011. N 3.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ